ФЭНДОМ


JMm sFkooI4.jpg
«Бойтесь меня, смертные, ибо я – помазанник, возлюбленный сын Хаоса, бич мира. Армии богов по моей воле собираются за моей спиной и по мановению моего меча падут ваши слабые нации».

Архаон, Владыка Конца Времён.

Архаон, Владыка Конца Времён – самый свирепый и самый истовый в вере воевода Севера, он наиболее могущественный владыка Хаоса, когда-либо ходивший по землям известного мира. Как всеизбранный Хаоса, он обладает безграничным благословениями каждой из Тёмных сил. Это предназначение не было возложено на него, но он сам вырвал его у судьбы сверхчеловеческими деяниями, говорящими о его мастерстве, безжалостности и решительности.

Со времён падения Древних и разрушения Небесных Врат, Хаос угрожал сокрушить и уничтожить мир. Однако боги Хаоса непостоянны и капризны, они редко объединяли свои силы для достижения этой цели, чаще ведя свои запутанные интриги, надеясь получить в свои руки безраздельную власть. Но иногда, раз в несколько столетий, появляется смертный чемпион, которому суждено было получить величайшее благословение Хаоса. Он становится Владыкой Конца Времён, за которым объединяются Четыре великие силы Хаоса, преподнося ему все свои дары. Каждый раз, когда в мир приходит подобный воевода, его пришествие предвещают великая война, чума, голод и разрушения. Сама природа ненавидит его присутствие, земля раскалывается под его ногами, а воздух дрожит и колеблется вокруг него. Он — сам Воплощённый Хаос, Вестник Апокалипсиса, и там, где он проходит, мир содрогается в корчах.

В каждом из предыдущих пришествий Всеизбранного находился Чемпион Света, который сокрушал все планы Хаоса. Судьба мира решалась в единственном поединке между двумя величайшими воинами, и каждый раз силы Хаоса были рассеяны на грани их полной победы. Однако теперь в мир пришёл новый Всеизбранный — Архаон, доказавший в своих столетних северных скитаниях право владеть реликвиями своих предшественников и быть избранным Хаосом. Изо всех Всеизбранных Хаоса, терзавших мир за все эпохи, он стал самым безжалостным и могущественным, единственный, сумевший соединить все шесть реликвий Хаоса. Тьме и Ночи всегда нужен лидер и герой, всегда нужен один, кто поведёт остальных, один, кто соединит извечных противников и поведёт их в решающей битве, и именно Архаон стал таким вождём. Восседающий на устрашающем коне Апокалипсиса и держащий в своих руках судьбы этого мира, он будет вести армии Хаоса к победе над трижды проклятыми врагами, и новую эру тьмы сулит его приход.

Рождение легенды

Никто не знает когда Архаон встал на тропу служения Хаосу, слухи говорят что раньше он был фанатичным храмовником, паладином, боровшимся с врагами человечества, его сердце и мысли были чисты от всякой скверны.

Он изучал древние свитки и гримуары, пытаясь найти средство для борьбы со злом, с тьмой Хаоса, сгустившейся на севере. Его труды казались напрасными, пока он не наткнулся на рукопись, написанную одним из помощников Некродомо Безумного, сумасшедшего слепого пророка, видевшего разрушение мира силами Хаоса.

Что он узнал из свитков неизвестно, легенда гласит, что он кричал в дикой ярости, называл богов лгунами и сбежал из храма. Отвергнув своё имя, он сжёг храм, уничтожив прочтённые им манускрипты. Он вырезал всю свою семью, уничтожил всё, что связывало с прошлой жизнью. Единственной целью его новой жизни стало только служение Хаосу.

Согласно пророчеству Некродомо, избранник, которому будет суждено сокрушить мир, будет опознан и признан по реликвиям, принадлежавшим его предшественникам и найденным им. Эти реликвии были рассеяны по всем концам света и Архаон, дабы пророчество осуществилось, решил собрать их.

Поиск этих сокровищ — эпическая сага сама по себе, к тому же, это поражающее завещание потомкам о воле, мастерстве и жестокости Архаона.

Он преуспел там, где тысячи терпели неудачу. После своего странствия к Алтарю Абсолютной Тьмы в далёких землях Наггарота, он вернулся с горящей во лбу маркой Хаоса. С этого времени ни одни из видевших его не осмеливался даже тронуть его, боясь навлечь проклятие Хаоса.

Путешествуя по морям на судне из чёрного металла, он возвратился в древней броне, возраст которой был вне смертного счёта. Облачившись в эти доспехи, он стал защищён от самых смертоносных ударов и сравнился с их прежним хозяином, великим Владыкой Моркаром, Первым Избранником Хаоса, которого сразил легендарный Зигмар.

Из сокровищницы дракона Хаоса Пылающего Клыка он добыл для себя относящееся ко временам Древних, задолго до прихода Хаоса в мир, Око Шириана, названное в честь колдуна Тзинча, впервые открывшего его, и которое теперь, установленное на должную основу, Корону Превосходства, позволяет Архаону всецело использовать пророческую силу Тзинча. Примечательно, что изо всех сокровищ Звериного Утёса, кроме этого реликта, он не взял себе ни одного золотого, ни одного драгоценного камня.

Странствия завели Архаона даже к Вратам Хаоса. Там, из стойбищ демонического властелина Аграмонна, он выкрал своего демонического скакуна — В’Сорайха, Коня Апокалипсиса.

На Плато Химеры в схватке с гигантским, словно гора, драконоогром, Архаон добыл свой легендарный меч Убийца Королей. В этом клинке заключён великий демон У’зул, которого пленил Второй Избранник, Вангел, павший в бою с гномом Громриром Золотым Кулаком. Вечности заключения в клинке свели демона с ума от гнева и теперь в бою клинок стонет от едва сдерживаемой ярости.

Чело Архаона украшено Короной Превосходства, древним боевым шлемом времён Моркара, что источает ауру чистой злобы, вселяющую покорность в служителей Хаоса и ужас в сердца врагов. История её обретения поистине потрясающая.

Коронация Архаона

Немногим более сотни лет после Великой войны с Хаосом, Архаон и его банда Мечи Хаоса стали силой, которой боялись и уважали во всех северных Пустошах Хаоса. Больше века Архаон путешествовал по свету в поисках артефактов силы, которые принадлежали величайшим чемпионам Хаоса из числа когда-либо попиравших эту землю. Однако последняя из этих могучих реликвий, легендарная Корона Превосходства, всегда ускользал от него, сколько бы он ни прочёсывал земли и сколь бы большой не становилась его армия. Корона была нужна Архаону как доказательство того, что к нему благоволят все боги Хаоса и что под его знамёнами он сможет объединить все силы Хаоса в окончательной войне за господство над миром.

В конце концов, после многих лет поисков, он узнал то место, где она покоится, ограждённая от посягательств проклятого духа Бе’лакора, известного как Предвестник. Это наполненное ненавистью существо вожделело Короны для себя, но не могло противиться предназначенной ему судьбе: он вернулся из своего заточения в Бездне, чтобы разыскать нового Избранника и отвести его к тайному хранилищу Короны. Не встречая почти никакого сопротивления Архаон, ведомый им, отправился со своей колоссальной армией, которая росла по мере увеличения его славы, к Первому святилищу Хаоса, скрытому высоко в Краесветных горах. Оставив свою всевозрастающую армию у подножия гор, Архаон, верхом на своём демоническом скакуне, начал подниматься в горы с наступлением ночи. С неестественной скоростью его адский конь без устали нёс его вперёд сквозь сумерки к Святилищу, следуя за призраком Бе’лакора высоко в горы.

Прибыв в тайный храм, высеченный в скале и сокрытый могучим колдовством, Архаон отпустил своего демонического коня обратно в его родные адские чертоги. С пронзительным криком тварь убралась обратно во Владения Хаоса, оставив после себя только цепочку горящих отпечатков там, где её копыта касались ткани смертного мира.

Когда иллюзии, скрывавшие Святилище, рассеялись, Архаону предстал величественный проход, ведущий в святыню. Портал сводил с ума смотрящих на него, ибо его могучие створки были покрыты бесчисленными сценами опустошения и кровавой бойни. Под взглядом Архаона изображения ожили, и резные фигурки вцепились друг другу в глотки, одержимые жаждой крови. Демоны вращали вокруг себя огромные клинки, сокрушая своих врагов и себе подобных в громадной мясорубке. Бесстрашно глянув на мельтешение крошечных фигурок, которые поворачивали головы, чтобы взглянуть на него, Архаон шагнул прямо в ворота, которые сами распахнулись перед ним.

Дух Бе’лакора провёл Архаона в громадную, грубо высеченную в скале залу, в центре пола которой был вырублен огромный символ — величественная чёрная восьмиконечная звезда, Звезда Хаоса. Здесь многие столетия не ступала нога ни единого живого существа, и Архаон затрепетал, почувствовав, что сами боги смотрят на него.

Обнажив свой древний клинок, Убийцу Королей, Архаон приказал Бе’лакору вести его верным путём, ибо он знал, что завистливое существо приложит все усилия, чтобы привести его к смерти. Бестелесный призрак, широко загребая огромными туманными крыльями воздух, отскочил от светящегося клинка, как от огня, хотя ни одно обычное оружие не могло причинить ему ни малейшего вреда. Бе'лакор заговорил, а его голос был подобен ледяному ветру, а его слова появлялись прямо в сознании у могучего воина Хаоса. Из тьмы появилась длинная туманная рука, тонкие тёмные когти развернулись веером, и существо дало Архаону знак следовать за ним. Их ждали испытания…

Боги Хаоса испытывали его один за другим, являя опасности, после преодоления которых он доказал бы, что достоин. Если бы он не справился хотя бы с одним из этих последних испытаний, его участью стали бы вечность, полная мучений, но время — ничто для тёмных богов, и они бы лучше подождали появления нового чемпиона, чем дали бы Корону Превосходства в руки недостойному. Кроме того, тут была и тень проклятого демонического князя Бе’лакора, которая вела его вперед. Призрак из тьмы нёсся впереди него, стараясь сплести сеть лжи и обмана, чтобы заставить Архаона отступиться.

Ослепительный свет вспыхнул перед глазами Архаона, заставив его поднять руку для защиты. Когда же причиняющее боль пламя погасло, Архаон обнаружил, что стоит в центре плавающего во тьме каменного острова, имеющего от силы двадцать футов в поперечнике. Вокруг плывущего камня клубилась смоляная тьма, и Архаон начал осторожно осматриваться, держа наготове светящийся меч. Внезапно во мраке начала появляться светящиеся провалы, которые открывались лишь на несколько мгновений, а затем снова захлопывались. В этих дырах были видны языки пламени, и на их фоне начали появляться тёмные очертания демонов. Из своих гнездилищ в темноте появлялись всевозможные демоны, которые были рождены с кожистыми, оперёнными или костяными крыльями. Они обрушились на Архаона, стремясь вцепиться в него когтями и сбросить вниз с острова, прямо в непроглядную тьму. Он крутанул вокруг себя Меч Королей, разрубая тварей прямо в воздухе, а затем начал плести клинком замысловатые узоры смертельного танца. Когда древнее оружие касалось магических существ, они взрывались, исчезая в вихре разноцветных искр. Казалось, это будет продолжаться вечно — Архаон сражался с демонами до тех пор, пока не стало понятно, что он не сдастся и не падёт. Его броня покрылись свежими царапинами и разрубами, кое-где в его богато украшенной кирасе были пробиты дыры, а из его ран сочилась кровь. Вновь перед его глазами вспыхнул ослепительный свет, и в следующее мгновение всё вокруг него снова поменялось.

Владыка Разложения, Нургл, наполнил разум Архаона галлюцинациями, которые можно увидеть только в горячечном бреду, и великий воин видел, как его броня вздувалась и лопалась, как от болезни. У него на глазах его стальная перчатка ржавела и распадалась, открывая кожу руки, покрытую личинками и подкожными насекомыми. Он чувствовал, как отвратительные извивающиеся твари роились у него под кожей, буравя его органы и мозг, и агония пронизала всё его существо. Он ничего не видел, так как его глаза затуманились и заросли, его вены закупорились и стали лопаться. Только своей нечеловеческой силой воли Архаон смог преодолеть и отбросить эти иллюзии, разогнав раздутых демонических слуг Повелителя Чумы, что скакали и резвились вокруг него.

Великий Колдун, Тзинч, и его искажённые прислужники обрушили на Архаона своё магическое искусство. Многоцветное пламя ринулось на его тело, обжигая его нечестивой энергией. Пламя добралось до самых костей, и его тело напряглось до последней частицы, чтобы противостоять тем силам, которые хотели изменить его, превратив в нечто невообразимое. Пока же его тело горело в огне, его разум наполнялся иллюзиями и картинами будущего, которые возникали по воле Меняющего Пути. Он видел себя во главе армий Хаоса, а желанная Корона Превосходства опускалась на его голову. Но как только она была надета, боги начали смеяться, и, казалось, само небо рухнет от их хохота, который был полон презрения — так они показали ему, что он не достоин такой великой чести. Архаон рухнул наземь, стискивая голову руками, ибо перед ним разверзлась тёмная бездна, и он низвергнулся туда, в глубины безумия и отчаяния — такова была его кара за мысль, что он достоин. Казалось, он падал целую вечность, и сомнения наплывали на него со всех сторон, стараясь поколебать его уверенность в собственных силах. Он возвысил свой голос до могучего рёва, выбрасывая иллюзии из своего сознания, так как он знал, что тот миг, когда он поддастся сомнению, станет его гибелью — он будет вечно блуждать в темноте, служа игрушкой Тзинча. В следующий миг всё исчезло, и он снова стоял в скалистой пещере, а ненавистный призрак Бе’лакора вёл его вперед.

Архаон вошёл в зал такой невероятной величины, что само существование такой каверны бросало вызов законам мироздания — она тянулась во все стороны дальше, чем достигал взор. Он приблизился к огромному трону, который, казалось, возник просто из ниоткуда. Вся его воля словно исчезла, и он шёл, не помня себя. Когда же он подошёл ближе, его сердце запнулось, его дыхание стало прерывистым, а по всему телу заструился холодный пот. Существо, сидевшее на троне, не могло быть никем иным, кроме Князя Тьмы, Слаанеша, ибо оно излучало во все стороны мощь и славу, при этом блистая высшим телесным совершенством. Сознание Архаона затуманилось великолепием этой божественной сущности, и он пал на колени, выражая нижайшее поклонение. Владыка Удовольствий вытянул вперёд бледную, изящную длань и положил её поверх наплечника Архаона. В этот миг всё тело воина словно пронизала молния, ибо он ощутил высшее удовольствие, подобного которому ещё никогда не испытывал. Нежный голос бога едва не заставил его заплакать, так как в каждом слове звучали такое дружелюбие, такая уверенность и такая красота, что он был почти готов стать вечным рабом Князя Тьмы, лишь бы не разлучаться с ним никогда. Усилием воли, которого обычный смертный никогда бы не смог достичь, он подавил это искушение, хотя и знал, что Слаанеш может дать ему всё, что он захочет — славу, мощь, не имеющее себе равных поклонение. Он также знал, что всё это — лишь часть испытаний, и поэтому, превозмогая душевную боль, оторвал глаза от его созерцания и заставил себя подняться на ноги. Тёмные боги искали чемпиона, который будет сражаться в их славу, а не искать личных выгод. В одно мгновение все опять исчезло, и Архаон очутился в грубо высеченном тоннеле, который вывел его в огромную залу.

Избитый, раздражённый и истощённый предыдущими испытаниями, Архаон вступил в гигантскую каверну. Пол пещеры был выложен тысячами и тысячами черепов, которые были собраны в кучи у основания бронзовых колонн, что тянулись ввысь и терялись во мраке. Кровь струилась по этим колоннам бесконечным потоком, растекаясь по полу между костями алой рекой. Тяжёлый пар поднимался от этого кровавого моря, сочась через пустые глазницы и провалы между челюстями, наполняя воздух металлическим привкусом крови. Вдалеке на другой стороне зала, виднелся пьедестал, с вершины которого лился призрачный белый свет. Прямо в воздухе, внутри колонны света, парил великий шлем, увенчанный рогами — Корона Превосходства, к которой вела тропа, возвышавшаяся на несколько футов над ковром черепов.

Уверенно шагнув на дорожку, Архаон двинулся к Короне. Его голова поворачивалась из стороны в сторону, а яростно пламенеющий меч был поднят для битвы. Но как только он прошёл половину пути, его взгляд приковала к себе тьма над мостом. Оттуда на него был устремлён горящий взор пары огромных глаз. Под ними угадывался силуэт здоровенной пасти, потому что там, в свете огня, горевшего внутри существа, смутно виднелись острые зубы. Гадая, что же это может быть за тварь, Архаон благоразумно отступил на шаг, перехватив свой меч обеими руками.

Опираясь на воздух широкими кожистыми крыльями, из темноты сверху рухнул Алчущий крови. С оглушительным грохотом он приземлился на дорожку, раскинув крылья, чтобы удержать равновесие. Его раздвоенные копыта раскалывали тропу на глазах у Архаона, и с каждым выдохом он наполнял воздух запахом горящей серы. В одной огромной лапище он сжимал могучий Топор Кхорна, символ Бога Битв. Двустороннее лезвие было размером с Архаона. В другой же он держал змееподобный хлыст, который, казалось, обвивался вокруг своего носителя, живя своей собственной жизнью.

Зверь шагнул к Архаону, а его грудь вздымалась и опускалась всё сильнее по мере того, как ярость начинала завладевать им. Исторгнув из своей лужёной глотки рёв, в котором звучало чистое бешенство, Кровожад бросился на Архаона, размахиваясь шипастым кнутом. Хлыст обмотался вокруг икры Архаона, глубоко вгрызшись в сталь доспехов, а потом тварь дернула за него, вырвав из-под воина землю. Воздев свой топор над головой, зверь бросился вперёд с удивительной скоростью для такой огромной туши, занося топор, чтобы обрушить его на человека, который казался карликом по сравнению с ним.

Стараясь удержаться на ногах после рывка, Архаон вскинул свой клинок, в котором, пока ещё скованная, бушевала ярость, проснувшаяся из-за появления Кровожада. Могучий замах топора встретил подставленное лезвие, скользнув по нему. Но все же такова была сила удара, что меч Архаона опустился, и топор врубился в наплечник, пройдя через сталь, кость и бросив воина на колени.

Архаон загородился клинком от существа, возвышавшегося над ним. Внутри меча закрутился безумный вихрь, в котором можно было разглядеть беззвучно кричащее лицо демона, глаза которого упёрлись прямо в глаза Алчущего Крови. Произнеся имя заключённого в его мече надчеловеческого существа, У’зула, Архаон почувствовал, как мощь скованного демона заполняет его тело, сливаясь с его собственной колоссальной силой. Их разумы слились, хотя Архаон ни на мгновение не терял контроля. Его глаза засветились демоническим огнём, который был виден даже через прорези шлема, а в его жилах заструилась чистая мощь. Не обращая внимания на ужасную рану в плече, Архаон поднялся на ноги, разрубив обвивавший его икру кнут одним взмахом сияющего клинка.

Он словно вырос, раздался в плечах, хотя все равно казался маленьким по сравнению с огромной тушей Алчущего Крови. Мощь У’зула наполнила Архаона, и он назвал Алчущего Крови его истинным именем.

Битва между двумя могучими сущностями была быстрой и жестокой. Стоя на тонкой тропе, они обрушивали друг на друга ужасающе сильные, молниеносно быстрые удары, и Архаон без труда противостоял слепой ярости обезумевшего Алчущего Крови. В первую же минуту схватки они обменялись сотней, если не больше, атак. Архаон, поддержанный силой У’зула, двигался настолько быстро, что его атаки превратились в одно размытое пятно. Наконец Алчущий Крови оступился, падая с тропы после одного особенно свирепого удара, который едва не отрубил ему ногу возле колена. С жутким треском он рухнул прямо на черепа, раздробив их на тысячи осколков и вызвав настоящий кровавый фонтан. Рассвирепев, монстр тут же вскочил. С него потоками струилась кровь, а под его копытами хрустели обломки костей. Развернув крылья, он взвился в воздух, явно решив налететь на Архаона и раздавить его своей тяжестью. Не имея возможности уклониться, Архаон сам бросился навстречу падающей твари, глубоко погрузив свой клинок в её живот и в один миг проткнув его насквозь. Клинок вошёл по самую рукоятку, вскрыв высшего демона от брюха до шеи, но существо все-таки налетело на Архаона. Воина сбило с ног и сбросило с дорожки. Он рухнул посреди черепов и сразу почувствовал, что тонет, погружаясь под костяные головы, которые внезапно словно бы ожили. Кровь начала заливать ему глаза, просачиваясь через смотровую щель шлема, и он почувствовал, как горящая жидкость заливает ему горло. Алчущий Крови рухнул на каменную дорожку, которую во всех направлениях пробороздили трещины. Архаон, напрягая все силы, ухватился одной рукой за край тропы, чтобы удержать себя от погружения, и преодолел ярость, что пыталась захватить его сознание. Повернувшись, он увидел, что туша Кровожада начала словно бы истаивать, ибо исчезла магия, поддерживающая жизнь могучего существа. Увидев, что его меч уходит под слой черепов, он протянул руку, выразив тем самым свою волю. Клинок задрожал, а затем взмыл в воздух и лег точно в подставленную ладонь.

Пройдя последнее испытание Великих Богов, Архаон, одежда которого насквозь пропиталась кровью, приблизился к сияющей Короне, которая вращалась внутри столба света, что лился с пьедестала. Проклятый призрак, Бе'лакор, вновь попытался сам завладеть Короной, но его когтистые лапы прошли сквозь нее. Изрыгая проклятья, он снова растворился во тьме. Облачённые в перчатки руки Архаона сомкнулись на Короне, и могучий шлем обрел носителя.

Когда он возвращался к своему войску у подножия гор, орда хранила молчание. Воины Хаоса, бесчисленные племена мародёров, скачущие демоны — все, как один, пали на колени, и бесчисленная сила протянулась во все стороны, подобно живому ковру.

Когда Архаон снял с головы свой старый шлем, вся огромная орда Хаоса почтительно опустила глаза. Бе'лакор, принуждаемый силами, многократно сильнейшими, чем он сам, надел Корону Превосходства на голову Архаона, а затем, проклиная всё на свете, вновь исчез из обычного мира, в ярости вернувшись в своё тёмное королевство.

Как только шлем был надет, все почувствовали божественное благорасположение. Архаон снял с шеи Глаз Шириан, светящийся жёлтый камень, и вставил его в углубление на Короне, место, специально для него предназначенное. Как только амулет встал на место, жёлтый глаз медленно моргнул, наливаясь внутренним светом. Взблеснувшая молния и грохочущий гром, казалось, сейчас расколют небеса. В ответ содрогнулась земля, и воздух наполнился торжествующим хохотом богов.

Короновав Архаона легендарной Короной Превосходства, боги Хаоса явили свое к нему расположение. Архаон получил новое почётное имя — Владыка Конца Времён, и именно ему было суждено стать во главе нового нашествия Хаоса на Старый Свет, нашествия, которое изменит этот мир до неузнаваемости. Для поклоняющихся Хаосу это великое время, время славы и побед, подвигов и новых героев.

Архаон возвысил голос, призывая свою армию, что стояла перед ним, развернувшись в боевой порядок, стать очевидцами его коронации. Его голос загремел над головами собравшихся воинов, достигнув ушей даже тех, кто стоял в миле от него. «Мы объединим наши силы. И двинемся на юг…», — звучал его суровый голос, и, казалось, само небо задрожало, когда вся огромная орда исторгла многоголосый боевой клич. Тысячи и тысячи голосов слились в один, в котором угадывалось общее желание — обрушиться на земли ничтожных смертных, живущих на юге.

Яркий проблеск света внезапно осветил серый предрассветный небосклон, и Архаон поднял глаза вверх. Прочертив небеса, летела ярко сверкающая двухвостая комета. Бе'лакор, укрывшись в тенях, сузил глаза, тоже увидев могучую комету. Некоторое время он наблюдал за этим предзнаменованием, а затем растворился во тьме и исчез.

Тени сгущаются

За прошедшие после коронации годы Архаон собрал в свою армию многие северные племена, он боролся в сотнях сражений, и боги неизменно помогали ему, даруя победы. Сердцем его армии оставалась его старая дружина — Мечи Хаоса. Лишь самые сильные выжили в долгих странствиях, став закаленными воинами.

Многие племена пытались сопротивляться, но они неизбежно порабощались, фанатичные последователи Владыки Конца Времён поражали всех непокорных. Тем, кто выживал в этих битвах, вновь предлагали присоединиться, если они отказывались, их убивали, но таких было мало, большинство вступало в армию Архаона. Многие видели в нём объединителя и лучшего полководца, другие говорили, что он величайший Чемпион Хаоса. Его слава постоянно росла, многие великие воеводы присоединялись к нему добровольно. Армия тьмы стала измеряться тысячами, власть Избранника росла день ото дня. Он стал нападать на многие людские и гномьи владения, сжигая деревни и разрушая пограничные крепости. Для кислевитов его имя стало синонимом смерти и разрушения.

Столь большой стала его чёрная слава, что в 2515 году Арх-Лектор Культа Зигмара собрал армию, чтобы избавить мир от зла. Две армии встретились в тенях Кричащих Холмов и бились в течение трёх дней. В конце третьего дня на поле не осталось в живых не одного противника Хаоса. Только сам Арх-Лектор выжил, окружённый трупами своих капитанов и телохранителей.

После завершения резни Архаон приблизился к священнику и, используя свои тёмные чары, сбил его с пути света. С той поры Курт Маннфельд присоединился к Мечам Хаоса, став одним из самых фанатичных последователей Владыки Конца Времён.

Когда весть об этой победе разнеслась в степях Хаоса, то многие племена стали стекаться в эту армию Апокалипсиса. Враги не помешали, а лишь преумножили власть Избранника.

Скоро эта орда будет готова выступить на покорение Старого Света, с новым выбросом энергии Хаоса в мир, она двинется маршем в южные земли, неся смерть и разрушения, открывая новую кровавую страницу истории.

Архаон теперь готов залить потоками крови этот мир и установить в нём безраздельную власть Хаоса над смертными.

В это время осажденные со всех сторон армии Света, измотанные битвой за Альбион и разрозненные по всему земному шару, вряд ли могут остановить северных захватчиков. Где они могут найти нового Чемпиона Света, способного победить Избранника Тьмы?

И если даже найдётся такой воин, хватит ли у него силы, чтобы остановить пришедшую в мир эту самую крупную со времён Зигмара армию Хаоса?

Четверо герольдов

Шесть сокровищ, выкованных в ином мире, он отыщет.
И всякий увидит корону на челе его, и глаз открытый на ней узрит горе, уготованное смертным.
И тогда придёт он в наш мир.
Четверых объединит один. И пять армий погибели придут с ними.
И тогда познает мир, что пришла его последняя война.
И с приходом тех горьких дней, придёт простой мальчик. Ярость будет ему хлебом, а кровь — вином.
И из обжитых земель возвеличится другой чемпион. Болезнь будет его погибелью, но и божественным искуплением.
И царский сын будет также избран. Преуспевание будет в силе его, и слава будет над именем его.
И с приходом конца времён, старое падёт под рукою нового.

«Пророчество Судьбы» из труда Некродомо Безумного «Целестиновая книга Предсказаний».

Как и было предсказано, четверо возвысятся, чтобы стать лейтенантами Архаона. И пока Архаон будет вести могучую орду Хаоса Неделимого, эти четверо людей поведут четыре великие армии каждой из Четырёх сил Хаоса:

  • Хааргот Кровавый, могучий чемпион Кхорна, начавший свою жизнь простым деревенским мальчиком и позже возвысившийся до первенства в глазах Кровавого Бога.
  • Фейтор Нечистый, чемпион Нургла, чья деревня полностью вымерла от чумы, и лишь он один выжил и был вознаграждён губительнейшим из избавлений.
  • Стиркаар Сортсвинаэрский, отмеченный Тёмным Князем Слаанешем, — норский царь, подданные которого пали к его ногам в обожании и восхищении им.
  • Мелекх Исказитель со своим ребёнком-мутантом Циспетом, отмеченные великим Тзинчем, жребий которого указал этому аэслингскому шаману идти с Архаоном.

Источники

  • Warhammer Armies: Champions of Chaos (5ed)
  • Warhammer Armies: Hordes of Chaos (6ed)
  • White Dwarf UK#271/US#270 article «Coronation of Archaon»
  • Storm of Chaos Campaign Supplement

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики