Фэндом


64px-Edit icon.png
Это незавершённая статья.
Вы можете помочь проекту, предложив свой готовый вариант перевода и вёрстки главному редактору.
42px-Wikitext-ru.png
Это неотредактированная статья.
Вы можете помочь проекту, предложив свой вариант приведённой к вики-тексту статьи главному редактору.
Архаон, ужасный Лорд Конца Времен, начал полномасштабное нападение на Империю, ведя армию величайших Чемпионов Хаоса и их воинов в атаку на город Мидденхайм. Цель Архаона проста – осквернить великий храм Ульрика и встать в священное пламя, гася его навсегда и приближая конец света. Вместе с ним появились и другие мерзкие существа. Отвратительные Скавены потоками изливаются из своих подземных каверн, в то время как Орки неистовствуют в опустошенной Империи. Это воистину страшное время для Старого Света.

Против Архаона собрался грандиозный альянс Империи, Гномов и Высших Эльфов. Ведомые Императором Карл-Францем и воодушевляемые мощью Вальтена, Вознесенного Зигмаром (Exalted of Sigmar), эти воины приближают спасение Мидденхайма. До прибытия несметных сил курфюрст Борис Тодбрингер, Ар-Ульрик Вальгир и мощные армии Империи должны противостоять атаке Хаоса и отстоять город от падения.

День первый – атака Карл-Франца

С Карл-Францем ехали двое величайших воинов Империи – Верховный Маршал Райкгвардии Курт Хелборг и личный чемпион императора Людвиг Шварцхельм. Хелборг советовал атаковать армию Архаона возможно быстрее, пока она оправлялась после контратаки защитников Мидденхайма. Верховный Маршал боялся, что Архаон отойдет дальше на север и восток и, возможно, даже достигнет Бронзовой Крепости. Всеизбранный (Everchosen), если бы ему позволили осуществить этот маневр, смог бы укрепить замок и создать место, откуда он направлял бы дальнейшие атаки против Империи. Карл-Франц согласился с его мнением и поручил Хелборгу вести армию к победе в тот же день.

Архаон отошел за пределы досягаемости пушек города. Рядом с деревней Сокх (Sokh) он ждал атак своих врагов. Он знал, что Вальтен и его праведная армия Флагеллянтов и Священников была недалеко на востоке, и решил разбить две основных силы его противников одну за другой. Если бы они соединились, его бы превзошли числом и взяли бы в клещи.

В начале дня Рейкгвардия пошла в первую атаку на армию Архаона. Поддерживаемая пушечным огнем, она храбро встретила магическую бомбардировку Адских Пушек Гномов Хаоса с окраин Сокх и глубоко врезалась в отряды Стиркаара (Styrkaar). Видя угрозу, Архаон контратаковал, избрав своей целью не Рейкгвардию, а пехотные полки, следовавшие за ними в качестве поддержки. Пока Лорд Конца Времен убивал солдат сотнями, Нааргрот Кровавый отрезал Рейкгвардии путь для отступления. Но тактическое умение Хелборга было, как всегда, на высоте, поэтому он увидел захлопывающийся капкан, атаковал, пробился через орду Стиркаара и ушел на север, избегая битвы.

Архаон позволил армии Империи отойти, зная, что они падут духом, получив такой удар от, как ожидалось, сломленного врага. Завтра он повернет на восток и атакует Вальтена на марше.

День второй – Прибытие Вальтена

Считая, что армия Архаона стоит лагерем у Сокх, Вальтен и Лютор Гусс повели свою армию маршем на запад. Как бы там ни было, вскоре после появления первых лучей солнца, когда многотысячный отряд еще только собирался выступить, Архаон ударил. Магические силы, выпущенные на волю Циспетом (Cyspeth) и его кликой заклинателей рванулись по Старой Лесной Дороге. Стена многоцветного пламени сжигала и изменяла все на своем пути. Кони и люди сгорали вместе, в то время как деревья и камни вырывались с корнем и, закручиваясь, швырялись в армию Зигмара, оставляя за собой смертоносные шлейфы пламени.
Пока его армия находилась в замешательстве, Вальтен сделал то, что только пришло ему в голову – атаковал. Защищенный своим доспехом из громрила и чародействами Теклиса, Вальтен преодолел опасное заклятье и ударил точно в центр орды Архаона. Вслед за ним, Гусс и священники, которые еще остались в живых, стали бороться с темным волшебством, освобожденным Чемпионами Тзинча.
Поначалу казалось, что Вальтен был обречен, потому что он противостоял армии в одиночку. Без мысли об отступлении или минутного замешательства он въехал в центр армии Хаоса, и Гал Мараз сверкал в его руке. Собственная банда Архаона, Мечи Хаоса, выдвинулись, чтобы перехватить разъяренного Вознесенного Зигмаром, но были сокрушены Молотом Зигмара и бросились в бегство.

Вслед за стремительной атакой Вальтена вперед устремились и безумные орды сумасшедших Флагеллянтов, не обращая внимания магические взрывы, разрывавшие их ряды. Священники Зигмара сражались с завывающими последователями Кхорна и гниющими воинами Нургла. Чеканный ритм боевых молитв поражал нечестивцев праведным огнем. Нечестивая магия Хаоса заставляла саму землю извергать целые курганы плотоядных червей, а с небес лился дождь из горящей крови, которая жгла плоть.
Среди резни и огненной бури, вызванной магией, Вальтен пробивался вперед и искал Архаона. Он был разочарован, потому что вместо Архаона, ведущего армию, он нашел Кордела Шоргаара, носителя личного знамени Архаона. Вальтен собирался снести голову Чемпиона Хаоса Гал Маразом, но любимец богов использовал штандарт Мечей Хаоса, чтобы блокировать удар. Темная магия, вплетенная в знамя, поглотила силу Молота Зигмара. Так как вокруг Вальтена продолжался бой, он не смог довести свою атаку до конца, и Шоргаар покинул схватку, чтобы вернуться к своему повелителю.

К наступлению ночи Старая Лесная Дорога была очищена до того самого места, откуда открывался вид на Сокх, и тысячи поклонников Хаоса лежали мертвыми по сторонам дороги, хотя убитых сторонников Вальтена было не меньше. В темноте отблески костров трех армий были всем хорошо заметны. Карл-Францу лагерь Архаона казался гораздо меньше, чем Имперский. На следующий день, если боги того захотят, Архаон будет разбит, и его бич будет отведен от Империи.

День Третий – Темные Воины

Страстно желая закончить битву, Карл-Франц приказал своим генералам с первыми лучами солнца наступать на сильно уменьшившуюся армию Архаона. Когда они приблизились, Адские Пушки снова изрыгнули свои магические снаряды. Но, как бы там ни было, под зорким оком Императора армия продвигалась вперед.

С востока наступали Вальтен и его воины, теперь в количестве всего нескольких сотен. Чемпион Зигмара и Лютор Гусс возглавляли колонну на марше. Увидев его силы, Архаон приказал развернуть Адские Пушки в сторону Вальтена, и началась беспощадная бомбардировка, взрывающая землю и затеняющая небо магически окрашенным дымом. Прямо в Вальтена ударил адский выплеск мощи, и его благородный эльфийский конь был разорван на части, в то время как его самого подбросило в воздух. Его лицо было обожжено брызгами плавящегося громрила, а волосы почернели. Вальтен поднялся из дымящегося кратера и продолжил движение пешком.

На западе воздух замерцал от противоестественной энергии, и сами небеса колебались и закручивались, словно искажаемые невидимой рукой. Тень начала собираться в лесах и протягиваться к Мидденхайму. Из огромного озера тьмы доносились хриплые, визгливые крики и чудовищный рев. Глаза сверкали под покровом тени, и лютый смех вкупе с кошмарными проклятиями потекли в горячем ветре. Тень ужаса распространялась по рядам армии Карл-Франца по мере приближения толпы Демонов, и фигура с темными крыльями выросла в воздухе над нечеловеческой ордой. Ее крылья были широко расправлены, а когтистая лапа протянулась к Императору. Бе’лакор двинул свой легион вперед, отрезая Карл-Франца от Архаона и оставляя сильно превзойденный в числе отряд Вальтена сражаться с Всеизбранным.

И словно Вознесенному Зигмаром и так недоставало проблем, новый враг окружил несколько сотен его приверженцев. Зеленокожие воины атаковали из лесов на юге и набросились на армию Вальтена. Во главе их шел Гримгор Железная Шкура, укладывая дюжины людей каждым ударом. Не обращая внимания на эту новую угрозу, Вальтен и Гусс собрали горсть воинов и продолжали сражаться, пробиваясь вглубь армии Архаона, чтобы вызвать Всеизбранного на бой.

Когда тень Демонического Легиона почти накрыла доспех Карл-Франца, проблеск света разбил прилив тьмы. Сверкающие клинки трех сотен Мастеров Меча Хоета поднялись и упали, оставляя за собой сверкающий след, разрывая нематериальные фигуры и разрезая бестелесные тела их нечестивых противников. Хотя Эльфы и сражались с беспримерным мастерством, их было мало, и каждого, кто падал, немедленно покрывали бесконечные волны демонических когтей, клыков и клинков. В центре отряда Эльфов, в круге верных ему воинов, стоял Теклис. Сделав глубокий глоток из сверкающей чаши, он высвободил свою силу. Пламя белой энергии вырвалось из земли и образовало полусферу вокруг Мага Высших Эльфов. Слепой в своей мощи, магический огонь распространился по воздуху, отбрасывая все от Теклиса. Хриплые крики Демонов наполнили воздух, ибо языки очищающего пламени изгоняли их обратно в Царство Хаоса. На несколько секунд темная тень, неясный клок темноты, еще удерживалась в воздухе после того, как схлынуло пламя, но затем и она улетела прочь и исчезла. На поле не осталось ни одного Демона.
Пока его армия дралась с орками, Вальтен снова столкнулся с Мечами Хаоса. В этот раз его враг был среди них, и, сидя на Коне Апокалипсиса, возвышался над прочими воинами. Банда Архаона разомкнулась, чтобы дать Вальтену встретиться с Лордом Конца Времен. Размахнувшись Гал Маразом, Вальтен с ревом бросился в атаку. Молот сокрушил магическую форму коня Архаона. Тот взорвался, исчезнув в облаке огня и дыма, и Архаона швырнуло на землю.

Вальтен сделал выпад, чтобы закрепить свой успех, и поднял Молот Зигмара над его головой, чтобы нанести смертельный удар. Хриплый крик наполнил воздух, когда Архаон выбросил вперед Убийцу Королей и освободил мощь У’зула. Клинок пробил громриловый доспех Вальтена и глубоко погрузился в его живот. Но это смогло лишь замедлить Вальтена, а не остановить, и он все же нанес свой удар. Оголовок Гал Мараза прошел мимо цели и сорвал наплечник доспеха Архаона.

С усилием поднявшись на ноги, Архаон широко размахнулся Убийцей Королей и снова ударил, разрубая украшенную изображением кометы кирасу Вальтена и опрокидывая его на спину. Через кровь из ужасной раны была ясно видно родимое пятно Вальтена. Будучи словно ошеломленным видом двухвостой кометы, впечатанной в плоть Вальтена, Архаон отступил на шаг, едва не выронив Убийцу Королей. Лютор Гусс бросился на Всеизбранного. Его молот вышиб дождь искр, столкнувшись с Броней Хаоса, в которую был облачен Архаон. Могучий удар по голове заставил Архаона пошатнуться и упасть на одно колено.
Следующий удар не достиг цели, так как Лорд Конца Времен поднял щит, чтобы заблокировать его, и выбил молот из пальцев Гусса. Завопив, Чемпион Хаоса ударил Гусса и подбросил Пророка Зигмара в воздух, ломая ему кости. Воздух вокруг Лорда Конца Времен огласился не только криками его воинов, но и гортанными боевыми кличами. Поднявшись на ноги, Архаон повернулся к еще одной фигуре, появившейся перед ним.

Зеленокожий лоб вмазал Архаону в закрытое шлемом лицо – так Гримгор возвестил о своем появлении. Позади него его Крутые Парни (‘Ardboyz) сражалась с тяжеловооруженными воинами Мечей Хаоса. Орки прорубились через последователей Вальтена, чтобы добраться до Всеизбранного. Поскольку теперь до Мидденхайма не мог добраться никто, у Гримгора оставался единственный путь доказать свою доблесть Горку. Гримгор перехватил свой Гитсник обеими лапами, широко крутанул вокруг себя и с такой силой срубил низ архаонова щита, что Всеизбранного, перекувырнув, отбросило.

Снова сверкнул Убийца Королей, но Гримгор ожидал контратаку и поймал удар рукояткой магического топора. Воевода Черных Орков водрузил окованную сталью ногу на руку Архаона и выбил из его хватки Демонический Клинок. Пару раз приложив Архаона по голове обухом топора, он приставил острие лезвия к горлу Всеизбранного. Черный Орк запрокинул башку и проревел в свинцовое небо: «Гримгор круче всех!» (как вариант - "Гримгор клевый поц!" - Прим. перев.laugh.gif)

Великая радость пронеслась по рядам Орков, и оглушающее скандирование имени Гримгора заглушило даже лязг битвы. Гримгор воздел Гитсник над головой, снова взревел и поднял кулак в воздух. Доказав свою доблесть, воевода и его варварская орда повернули на юг. Их победный рев был слышен еще долго после того, как они скрылись из виду.

Лютор Гусс пришел в себя и поймал своего коня. Перекинув Вальтена через седло, Пророк покинул схватку, вывезя бесчувственное тело своего наставника из битвы. Он поспешил в Мидденхайм и привез Вальтена в святилище Шальи. Хотя его собственные раны были ужасны, он никому не позволил прикоснуться к ним, пока вновь не увидел Вальтена. Только когда Абатисса сказала, что он еще жив, Гусс позволил себе потерять сознание. Его тело было отнесено в главный храм Фолькмаром, который поднялся со своего больничного ложа вскоре после прибытия Гусса.

Разбитые силы Архаона отступили в Сокх. Они оставили Адские Пушки и ожидали суровой битвы, которая наверняка разразится на следующий день.

День четвертый – Удар фон Карштайна

От всей ошеломляющей орды Архаона осталось всего несколько тысяч воинов, несмотря на сотни, пришедшие с юга, с Фрота, в качестве подкрепления. На передовой стоял Нааргрот и его безумные от крови воины Кхорна. Чемпион-берсерк стоял и выкрикивал оскорбления в сторону приближающихся врагов, ибо Карл-Франц двинул армию вперед. Хотя в войске Имперцев солдат было на несколько тысяч больше, Курт Хелборг знал, что победа в тот день будет нелегкой. Его силы стояли лицом к лицу с ветеранами этой кампании, и это были самые закаленные солдаты, самые жестокие звери и самые ужасные чудовища.
Имперская артиллерия начала бомбардировку Сокх незадолго до полудня и обрушила на деревню шквал пушечных и мортирных ядер. Карл-Франц пообещал возместить весь ущерб жителям деревни, чьи дома сейчас разносились на куски, и все равно многих из них приходилось удерживать от того, чтобы броситься на командиров артиллерии, которые просто выполняли свой долг.

Но примерно через час пушки внезапно замолчали, что совершенно не входило в планы Императора. Обойдя Бориса Тодбрингера, Кхарзак Одноглазый спутал след и вернулся к Мидденхайму, обрушившись на артиллерию с опушки леса. У орудийных окопов началась безумная свалка. Рев Залповых Пушек и ужасающие завывания Шагготов эхом отдавались по всему полю битвы. Зная, что от его Рыцарей будет мало толку на тесных улочках Сокх, Карл-Франц приказал им возвращаться и поддержать артиллерию, в то время как пехота продолжала двигаться вперед. Ар-Ульрик и отряд Тойтогенской Гвардии возглавили атаку и первыми вошли в Сокх. Воззвав к Ульрику за покровительством, Ар-Ульрик крестил налево и направо своим Топором-Молотом Сколла. Нааргрот врезался в Тойтогенскую Гвардию, оставляя за собой широкую просеку, усеянную разорванными телами и отрубленными головами. Его топор сокрушал броню и разрубал плоть и кости. Три дюжины черепов досталось Кхорну, прежде чем Ар-Ульрик Вальгир выступил вперед и вначале ударил оголовком своего благословленного молота по шлему Нааргрота, а затем рубанул лезвием по его груди. С именем своего бога на устах, Ар-Ульрик размозжил Нааргроту голову своим Топором-Молотом Сколла, и Кровавого не стало.

Битва на улицах Сокх была невероятно свирепой, и численное пресходство вкупе с выучкой Имперских войск мало что могли поделать против первобытного умения и ярости северян, с которыми они столкнулись. К полудню, расстроенные и упавшие духом, полки стали отступать, не сумев захватить ни пяди земли в деревне. Еще больше солдат присоединилось к отступлению, когда небо над головами потемнело и заполнилось неестественными вихрями. Меж черных облаков засверкали молнии. Ни у кого не было сомнений, что тут поработало злое чародейство.

С востока надвигалась смоляная тьма, в которой были слышны невнятные шумы, и во вспышках молний можно было заметить отблески металла и полированной кости. Красное свечение заполнило воздух. По мере того, как оно распространялось, тьма отступала, являя взору ряды армии Сильвании. Изорванные знамена колыхались на несуществующем ветру, а ряды недвижных воинов стояли в сумерках. Во главе, верхом на скелете коня с горящими глазами, восседал Маннфред фон Карштайн. Вокруг него находилась стайка низших вампиров и мелких некромантов.

Сойдя с коня, Немертвый правитель Сильвании сделал несколько шагов вперед и воздел руки в воздух. Когда он начал читать свое заклятье, воздух над ним начало закручивать в вихре, и монотонное бормотание его прислужников обрело силу. На последних словах Маннфред соединил свои руки, и раздался оглушающий удар грома. Дождь молний обрушился на поле битвы, и там, куда они ударяли, на мгновение поднимался светящийся ореол. Тысячи убитых за четыре дня схватки стали медленно подниматься на ноги. Немертвые Воины Хаоса вновь поднимали свои чудовищные топоры и булавы, а погибшие Имперские Алебардиты стискивали рукояти своего оружия.

Пробужденная колдовством, армия мертвых вломилась в Сокх, убивая всех на своем пути. Встретившись лицом к лицу со столь непереносимым ужасом, армия Архаона окончательно пала духом, и немногие выжившие бежали на север. Архаон понял, что проиграл, потому что Мидденхайм устоял и Вальтен был вне его власти. Неизвестно, когда именно он сбежал, но предполагают, что он устремился в Срединные Горы, возможно, к руинам Бронзовой Крепости.

Сокрушив армию Хаоса, Маннфред повернул свою орду на Мидденхайм. Когда напуганные отряды Карл-Франца выстроилась вдоль восточной баррикады, одинокая фигура отделилась от рядов армии Немертвых. Это был Маннфред собственной персоной, который, медленно выехав вперед, остановился в нескольких дюжинах шагов от того места, где находились Карл-Франц верхом на Смертельном Когте (Руке Смерти), Курт Хелборг и Людвиг Шварцхельм. Голос вампира заглушил грохот бури:

-Как однажды мой предок обратился к вашему, я обращаюсь к вам. Сдайте город, и вы спасетесь. Упритесь – и погибнете.

Одинокая фигура вышла из полков Империи и встала против Маннфреда. Его лысая голова блестела в отсветах бушующей бури, а длинные усы развевались в ревущем ветре. Скрестив руки на груди, Фолькмар Лютый посмотрел прямо в глаза Лорду Вампиров.

-Почти пять веков назад такой же человек как я убил такого же монстра, как ты. Это можно устроить снова.
Маннфред взвесил свои шансы и посмотрел на непреклонного Теогониста. Вампир отлично помнил, как Верховный Теогонист Вильхельм бросился со стен Альтдорфа, увлекая за собой Влада фон Карштайна, и они оба напоролись на колья внизу. Он также подумал о своих землях и о вторгшейся армии Вардека Крома. Зарычав, он развернул своего кошмарного коня и поскакал на восток, а за ним последовала и его смертоносная армия.

Когда пала ночь, в полях и лугах вокруг Мидденхайма было тихо, почти беззвучно. Впервые за почти три месяца не слышно было звуков сражения. Битва за Мидденхайм была выиграна.

Эпилог

Архаонова орда принесла страдание и смерть в Остланд, Хохланд и Мидденланд. Десятки тысяч остались без пропитания и крыши над головой. Их поля были сожжены, а дома лежали в руинах. Столкнувшись с истинным ужасом Хаоса, многие помешались, не сумев вынести горя и бедствий. В лесах скрывались крестьяне и солдаты из числа тех, кто покинул своих богов и продал души всепоглощающей мощи Темных Богов.

Хотя Мидденхайм в конце концов устоял и архаонова орда была разбита, остатки банд и Звериных Стад все еще рыскали по северной Империи. Цундап был оккупирован хищными Скавенами, которые превратили старую паровую мельницу в нечистое логово крысоподобных тварей. Бронзовая Крепость стояла пустой и заброшенной. Ее темные углы стали прибежищем странных зверей и мутировавших отродий, а воины Темных Богов собирались в ее разрушенных башнях и подвалах.

Мидденхайм сильно пострадал от Адских Пушек Всеизбранного, и его дороги были завалены мертвецами. Глубоко в Горе Ульрика Роковая Сфера Скавенов испускала свет, собирая мощь для взрыва. Тоннели и коридоры были забиты Скавенами, убегающими от взрыва. Среди них были и одиночки, и любители приключений, и просто канализационные крысы, бросавшиеся в глубины, только заслышав о проклятом устройстве в катакомбах.

Исторгнув вспышку зеленого огня, Роковая Сфера взорвалась, затопляя тоннели волнами меняющей все на своем пути энергии, хотя изощренный механизм так до конца и не сдетонировал. Людей и Скавенов выворачивало наизнанку. Их тела таяли, а кожа начинала пузыриться под воздействием губительной энергии. Даже сами камни плавились и растекались, открывая новые залы и старые ходы. Хотя ее сила и была выпущена на свободу, Роковая Сфера не сдетонировала полностью и теперь находится в стазисе, ожидая новой активации где-то в лабиринте причудливо переплетшихся тоннелей.

Хотя угроза опустошения от рук Архаоновых приспешников сгинула, над Империей нависла новая угроза – раскол. В то время как Вальтен лежал в коме в храме Шальи, а Лютор Гусс по-прежнему сохранял ему верность, Верховный Теогонист Йохан Эсмер прибыл в Мидденхайм. Так как Фолькмар вернулся, хотя, возможно, и будучи проклятым заразой Хаоса, который его воскресил, некоторые считали, что Эсмер должен уйти. В то же время те, кто поддерживал нового Теогониста, призывали Фолькмара благословить его избрание.

Немногие уцелевшие из армии Вальтена – безумные Флагеллянты и жадные до битвы Боевые Священники – начали возмущать спокойствие в окрестностях Мидденхайма и требовали ухода Эсмера. Во всей этой путанице все отчетливее слышался голос священников Ульрика, которые требовали реформ среди Курфюрстов, облекая в условиях конфликта старые аргументы в новую форму.

И главное – все разгорались споры насчет Вальтена. Были мнения сделать его Императором, как только он оправится. Другие же утверждали, что заявления Гусса были ложными и указывали на ужасную рану Вальтена, нанесенную ему Архаоном, как на доказательство того, что сын кузнеца не имел божественной сущности. Карл-Франц знал, что закон и порядок должны быть восстановлены возможно быстрее, хотя Империя до сих пор находилась в беспорядке и ее армии уменьшились в числе. Толпы убийц и грабителей, а также темные культы начали расползаться по Мидденланду. Если бы беззаконие продолжилось, Империя могла бы впасть в анархию.

Император советовался со своими приближенными, и среди них с Фолькмаром и Эсмером, по вопросу, что делать с Вальтеном. Будучи связанным унаследованным им долгом править Империей, Карл-Франц не желал передавать власть Вальтену. В то же время, и оставить ее за собой было бы равносильно объявлению Гусса лжецом. А кто не видел, что сам Зигмар возродился как новый Император?
Эсмер и Борис Тодбрингер попросили три дня на принятие решения. Император Франц сказал им, что примет любые их предложения, чтобы остановить надвигающуюся междоусобицу.
На второй день к Карл-Францу пришли. Это был Лютор Гусс в слезах. В руках он держал Молот Зигмара. Когда император спросил его, что произошло, Гусс ответил, и его голос прерывался от боли. Вальтен был убит. Когда Гусс пришел к нему этим утром, он нашел Вознесенного Зигмаром на кровати, пронзенного клинком, лезвие которого отливало зеленым.

Потрясенный и сбитый с толку, Карл-Франц сам направился в Храм Шальи, чтобы посмотреть, что же произошло. Тойтогенская Гвардия перекрывала вход, но позволила ему войти в ту комнату, где спал Вальтен. В ней самой его не было. Только кровь на кровати и на полу. На стенах красным был нацарапан неровный треугольник с полосой поперек него. Гусс спросил, что ему делать. Император, взяв Гал Мараз из его рук, взглянул на произошедшее еще раз, а затем повернулся в Лютеру.
-Иди к людям и скажи им, что Зигмар оставил нас, как и много веков назад. Дай им надежду в эти темные времена. Не обмани их ожиданий. Скажи им, что он оставил свой молот мне в знак своего доверия, и еще скажи, что ты по-прежнему его пророк и будешь ждать его возвращения тогда, когда мы больше всего будем в нем нуждаться.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики