Фэндом


Snap46.png
Вампиры — невероятно могущественная нежить. В отличие от большинства неупокоенных тварей, вампиры сохранили свой разум и волю, а их честолюбие и желания только усилились. Все это делает их поистине грозными противниками, так как они продолжают накапливать опыт и силу, используя вечность не-жизни для совершенствования своих способностей и вынашивания своих замыслов. В конечном итоге пьющий кровь преследует только свои цели, сохранив намерения и большинство черт характера с тех времён, когда он был ещё простым смертным. Если примитивнейшие из сего рода существуют только ради насыщения своей жажды, то иные алчут власти над смертными, а третьи пытаются обрести непревзойдённое мастерство некромантии или огромные богатства.

Вампиры известны под многими именами. В Бретонии их называют «носферату», тогда как в Кислеве эти жестокие существа известны как упыри, а жители Эсталии зовут их «вампиро».

У вампиров нет какого-то определённого облика, разве что все они, так или иначе, напоминают человека. Большинство пьющих кровь на расстоянии выглядят как люди. Некоторые ещё успешнее подражают смертным, скрывая тёмную сущность под налётом аристократического высокомерия. Иногда они обладают внешностью роковой красавицы или же просто поразительной привлекательностью. Но только те, кто постоянно и в достаточном количестве поглощают кровь, могут поддерживать маску жизни какое-то время. Несмотря на все свои уловки и внешний блеск, вампир — мертвец, у которого не бьётся сердце и отсутствует дыхание. Это разлагающийся труп, движимый волей бессмертного и чёрной магией. Усилие, необходимое для поддержания нужной внешности истощает силы вампира, и, в гневе или раздражении, особенно в горячке битвы, истинный лик может проявиться.

Другие Хозяева ночи не считают нужным прятать свою извращённую суть. Такие твари наслаждаются скверной и разложением, что стали их спутниками. Их кожа отслаивается, их клыки растут, а ногти превращаются в искривлённые когти. Вокруг них разливается смрад гробницы, где смешиваются запахи могильной пыли, гниющей плоти и засохшей крови.

Величайшим проклятьем наследия Нефераты является невозможность существования повелителя нежити на обычной воде и еде. Только свежая кровь поддерживает их не-жизнь. Для недавно ставших вампирами багровая жажда действительно очень сильна. На этом этапе они нередко срываются, и их легко выслеживают и истребляют охотники на ведьм и другие противники, а некоторые пьющие кровь никогда не преодолеют своих простейших инстинктов хищника. Большинство же обучается искусству выживания на все уменьшающемся притоке крови, до тех пор, пока для насыщения не становится достаточным один «обед» каждые несколько лет.

Хозяева ночи могут пить человеческую кровь без обязательного превращения своей жертвы в вампира. Когда вампир желает создать своё подобие, он «дарует» жертве «кровавый поцелуй», хотя точное значение и метод этой трансформы остаются неразгаданными. Превращение смертного в вампира — не самое обыденное явление для чудовища. Пьющие кровь — себялюбивые эгоисты, весьма осторожные в вопросе проведения своей вечности в чьей-то компании. Когда Цари-жрецы изгнали Неферату и ее потомков, они уничтожили изначальный Эликсир Жизни и рецепт его создания. Таким образом, проклятье вампиризма становится слабее из поколения в поколение. Чем более отдалена от первоисточника линия крови, тем меньше сил у младших вампиров линии. Повелитель нежити, плодящий слишком много порождений, сам лишается части могущества и порождает поистине никчёмных тварей. Вампир, слишком часто дарующий кровавый поцелуй, становится целью преследования и жертвой сородичей. Самые древние Хозяева ночи обладают громадной властью над своими отродьями. По мере того, как возраст вампира увеличивается, его воля либо укрепляется до тех пор, пока он не обретает свободу от влияния породившего его, либо слабеет до уровня марионетки, подчиняющейся малейшему капризу повелителя.

Если пьющий кровь продолжает существовать, его могущество возрастает. Способности к некромантии увеличиваются, одновременно из-за изысканий и «естественным» путем. Вместе с развитием колдовского дара древний вампир обретает большее сродство с темной магией, может призывать таких существ как волки и летучие мыши, иногда даже обучается принимать их обличье. Когда годы превращаются в десятилетия, Хозяева ночи становятся сильнее телесно, их воля укрепляется, хотя многие теряют разум, когда декады не-жизни сливаются в столетия не-смерти.

Мало известно и о возможностях вампиров. Не все они имеют схожие силы или способности, и все они действуют, физически или чародейски, разным образом. Как изначально магические существа, пьющие кровь обладают многими странными свойствами, но слухи о них густо перемешаны с правдой. Люди верят, что они не отражаются в зеркалах. Широко известна способность вампира очаровать или загипнотизировать обычного человека силой воли. Многие сказания повествуют о завораживающем взгляде повелителей нежити. Люди, укушенные вампиром, попадают в его власть: чем больше крови он пьет, тем прочнее становятся узы. Нет свидетельства ни за, ни против способности пьющего кровь пересекать текущую воду, однако такое суеверие, возможно, происходит из-за священных качеств, приписываемых таким рекам, как Талабек.

Один из спорных вопросов — насколько повелители нежити уязвимы к солнечному свету? На самом деле это зависит от возраста и линии крови. Солнце ослабляет их и может даже уничтожить младшего вампира. Величайшие же из них способны передвигаться и днем, хотя они и не любят это делать. Дабы оставаться в полной силе, например, во время сражения, Хозяин ночи призывает тёмные тучи, заслоняющие небо и стаи летучих мышей, затмевающие солнечный свет. Большинство пьющих кровь днем находится во сне или в оцепенении. Нет прямого свидетельства, что они должны прятаться в гробах, наполненных землей своей родины, однако если такая земля насыщена темной магией, это увеличивает мощь вампира, поэтому у данного суеверия могут быть основания. Вампиры практикуют чародейство, и, в зависимости от направления штудий, открывают секреты иных виды колдовства, помимо некромантии.

Повелители нежити — невероятно древние существа, и сокровищницы их замков в Сильвании скрывают обширные собрания магических предметов, равно как и большие запасы доспехов, мечей, топоров, пик и иного оружия. Некоторые клады содержат артефакты времен воин с Нехекарой, трофеи, добытые на полях сражения, колдовские гримуары, творения порабощенных некромантов и подобные вещи. Когда вампир начинает военные действия, он нередко облачается в лучшую броню и вооружается до зубов (образно говоря…).

Весьма стойкие твари, пьющие кровь все же уязвимы, хоть уничтожить их очень непросто. Самый известный способ — кол прямо в сердце! Если это невозможно сделать, отсечение головы обычно приводит к цели. Младших вампиров можно сразить, нанеся повреждения, смертельные для живого противника. Несмотря на всю их силу и стойкость, даже высшие вампиры не выдерживают разрубания на кусочки — особенно если их останки затем разбросать в стороны. Немало охотников на ведьм и жрецов описывают ритуальное расчленение тела вампира, необходимое, чтобы убедиться в его истинной смерти.

Гибель вампира не всегда выглядит одинаково. Некоторые записи свидетельствуют, что Изабелла Фон Карштайн превратилась в кучку праха. Другие Хозяева ночи сгорают в пламени, однако это может быть всего лишь трюк, позволяющий нежити разыграть свою «смерть». Нередко вампир просто исчезает, оставляя безжизненный (действительно безжизненный) труп. Это означает, что если жертва каким-то образом уничтожает пьющего кровь, то она оказывается возле тела обычного мужчины или женщины, что потребует объяснения с властями. И наоборот — некоторые аристократы Империи убивали своих соперников, а затем объявляли их вампирами.

Охотники на ведьм изучают множество способов борьбы с нежитью. Сюда входят чтение молитв и священных гимнов из жреческих книг, использование святых символов, таких, как молот Зигмара или волчья голова Ульрика. Чеснок и другие вещества — такие, как ведьмогон и кровавый корень, способны удерживать вампира на расстоянии — какое-то время. Святая вода, например слезы, изредка сочащиеся из статуй Шаллайи или вода, взятая из лесных озёр, посвящённых Таалу, может ослепить и обжечь нежить. Жрец, обращающий символ своей веры против пьющего кровь, направляет ветра магии на создание барьера, где сталкиваются воля Хозяина ночи и вера жреца, пытаясь обуздать потоки колдовской энергии,

При всем разнообразии невежественных слухов и сплетен, окружающих вампиров, одно известно наверняка — немногие воины столкнулись с ними и сумели уцелеть.

Вампиры — повелители мёртвых и все вампиры Старого Света являются потомки одного из великих вампиров древности. Все люди боятся этих могущественных существ и имеют на то серьёзные основания. Вампиры — бессмертны и обладают великими силами, им требуется только кровь, чтобы поддерживать в себе жизнь. Они физически гораздо сильнее, любого живого человека и могут переносить раны, которые сразу бы убили простых смертных. Они обладают врождёнными способностями накладывать чары некромантии и подчинять нежить своей воле. Величайшие из вампиров также способны повелевать небесами, так что когда их армии маршируют на битву, небо темнеет и затягивается свинцовыми облаками. Подобные заклинания вселяют тревогу в сердца простых смертных, противостоящих армии нежити, а также защищают вампиров и их слуг от губительного для них контакта с солнечным светом.

Нетленные владыки

Вампиры окружены большим количеством преданий и легенд, чем любой другой вид нежити. С незапамятных времён их знают как чудовищных людоедов, обаятельных дам и господ, а также как грозных предводителей нежити.

Изо всей нежити Старого Света вампиры являются пожалуй самыми устрашающими. Эти кошмарные хищники рыщут в ночи, ведомые неутолимой жаждой человеческой крови. Со времён разгрома печально известных фон Карштайнов большинство повелителей нежити укрылось от взгляда смертных. Иногда их можно обнаружить в больших имперских городах, в высшем обществе, где их аристократические манеры позволяют им скрыть жуткую сущность. Некоторые обитают в чащобах или тёмных пещерах, питаясь случайными путниками. Немногие существуют в сумрачных руинах своих старых замков и выходят из затянутых паутиной склепов, чтобы подкрепиться первым встречным. Прочие превратились в диких звероподобных чудовищ, скрывающихся в гробницах и поедающих свежие трупы на кладбище.

Таково отвратительное могущество вампира, что невозможно даже точно узнать об их гибели. У них есть дурная привычка восстанавливаться и страшно мстить своим предполагаемым убийцам, когда они менее всего этого ожидают. Повелитель нежити может впасть в оцепенение на годы, десятилетия, даже века, накапливая силу, пока его смертные и не-мертвые рабы подготавливают почву для его возвращения. Достигнув предела своих возможностей, пьющий кровь поднимает орду нежити и пытается вернуть те владения, которыми он когда-то правил.

Скинувший дрёму высший вампир источает тёмную магию, призывающую под его власть всевозможных тварей. Он словно маяк для бродячих духов и нежити на много, много миль вокруг. Упыри покидают свои логова на кладбищах, а лютые волки выходят из сумрачных лесов. Призраки и привидения, тени погибших воинов и убитых людей — все подпитываются силой пьющего кровь и обретают бестелесные формы.

Некроманты чувствуют пробуждение такого повелителя нежити и меняют надёжность укрытий на возможность служить поистине бессмертному господину. Они продают свои способности за темное знание, или же стараются обрести кровавый поцелуй и — вместе с ним — вечную не-жизнь. Самое худшее — другие вампиры слышат зов хозяина и спешат к нему — некоторые были обращены им и связаны кровью и колдовством, иные — желают заполучить союзника, или просто — жаждут кровопролития.

Не знающая усталости, неумолимая и внушающая страх нежить — один из самых опасных противников в известном мире. Скованная в единое целое волей вампира, это отвратительная и могущественная сила. С нею нельзя договориться, подкупить или заставить. Она не ведает сомнений или жалости. Она не нуждается в отдыхе, тепле, воде или каком-либо провианте. Когда она идёт вперёд, её ряды пополняются телами, а иногда душами тех, кто попытался встать на ее пути.

В схватке с не-мертвыми большинство смертных испытывает неописуемый ужас, столь же губительный, как любое оружие. Немногие вещи способны напугать человека сильнее, чем вид оживших покойников, одетых в погребальные лохмотья и сжимающих свои ржавые клинки — призрак судьбы, ожидающей любого смертного. Только храбрейшие воины могут устоять перед лицом худшего из человеческих кошмаров. Когда мертвецы идут войною, мир содрогается.

Кровавый поцелуй

Способ, посредством которого вампир превращает смертного в своё подобие, никогда не был описан, и поэтому служит источником для массы слухов и домыслов. Известный как Кровавый Поцелуй, Тёмное Пробуждение, Обращение и Красное Вознесение, этот процесс — как говорят — включает в себя в какой-либо манере обмен кровью. Именно кровь Королевы Нефераты стала проклятьем, породившим первых вампиров, и через ее кровь как-то создаются все новые поколения хозяев нежити. Кровавый Поцелуй — необычайно таинственное и личное действо, возможно, уникальное для каждого вампира. Хозяева ночи никогда не обсуждают этот вопрос, даже со своими собратьями.

Происхождение вампиров

Вампиры — бессмертные создания, способные существовать сотни, даже тысячи лет. Их появление в этом мире произошло не в дождливых лесах севера, но в выжженных солнцем городах южных пустынь.

К югу от Империи, за Пограничными Княжествами, дальше даже чем Скверноземье и Карак Азул, простирается земля, о которой немногие что-либо знают, а те, кому ведомо ее настоящее название, не произносят его громко. Голосом на грани шёпота произносится имя — Страна Мёртвых. Мало кто побывал там и вернулся, чтобы рассказать об этом, поэтому история Страны Мертвых окутана неясными легендами и страшными мифами. Какие-то обрывки правды можно узнать лишь из древних рукописей, таких как «Книга Мертвых» Абдул бен Рашида.

Эти источники описывают то, как великий правитель, Царь-Жрец Сеттра покорил все города в земле Нехекара, и все же не был доволен, поскольку не мог победить смерть. Он приказал своим жрецам раскрыть секрет бессмертия, но, хотя кудесники продлили его существование на многие годы, им не удалось познать тайну вечной жизни. После того, как земной путь Сеттры завершился и его тело упокоилось в гробнице, последующие Цари-Жрецы так же были поглощены желанием обмануть смерть. Со временем громадные погребальные мавзолеи и пирамиды стали превосходить в размерах города живых, а все мысли и действия оказались направлены на достижение бессмертия. В конце концов эта извращённая цивилизация, одержимая жаждой вечного бытия, уничтожила сама себя и породила таких чудовищ, как вампиры.

Нагаш

За две тысячи лет до рождения Зигмара, примерно за сорок пять веков до нынешнего времени, в Кемри, крупнейшем из городов Великой Реки, увидел свой первый свет Нагаш. Брат правящего Царя-Жреца, Нагаш был могучим воином и искусным знатоком магических практик своего народа. С раннего возраста его завораживала загадка смерти — сильнее, чем кого-либо из кемрийцев. Нагаш мог неделями бродить среди некрополей и осматривать древнейшие захоронения. Он смотрел, как проходят обряды погребения, как жрецы готовят усопших к переходу в иной мир. Он наблюдал, как раненые в битвах солдаты угасают и умирают. В итоге Нагаш решил, что не допустит своей гибели.

Нагаш устраивал неописуемые опыты в своём поиске бессмертия, и вскоре жители города стали избегать брата царя. Прирожденный колдун, обладающий выдающимися способностями — к нему легко пришел успех. Он изготовил снадобье из человеческой крови, что продлевало жизнь пьющего испившего его. Вскоре Нагаш обзавелся свитой из падших аристократов, с которыми разделил открытие. В кровавом мятеже брат царя сам захватил бразды правления и живьём заточил предыдущего властителя в Великой Пирамиде, возведенной их отцом.

Годы сменялись десятилетиями, десятилетия сливались в века, и пьющие кровь начали избегать солнечного света и подыскивать прохладные, темные логова, в которых можно было переждать время палящего солнца. Их домом стали роскошные мавзолеи некрополиса. Нагаш управлял строительством собственной, громадной Черной Пирамиды, величайшего творения человеческих рук, созданного для привлечения потоков черной магии. Для Царей-Жрецов других городов, давно уже обеспокоенных происходящим в Кемри, это послужило последней каплей. Они заключили союз против Нагаша и послали на Кемри свои армии. Последовала долгая война, во время которой вихри темного колдовства опустошили немало земель, а многие оазисы превратились в иссохшие, лишенные жизни островки среди столь же унылой пустыни.

Через столетие постоянного кровопролития войска Царей-Жрецов все же захватили и разрушили Кемри. Когда ему пришлось бежать из горящего города в холодные глубины своей пирамиды, Нагаш поклялся, что владения Царей-Жрецов превратятся в прах, даже меньше чем в прах. Победители лишь рассмеялись. Одного за другим последователей Нагаша находили в чреве пирамиды и вытаскивали, вопящих, чтобы обезглавить и сжечь.

Цари-Жрецы стерли с лица земли все творения бывшего хозяина Кемри. Все монументы великого города рухнули на песок. Все захоронения были осквернены. Малейшие следы Нагаша уничтожались, но самого отступника обнаружить так и не удалось. Хотя ученики колдуна заявляли, что он лег в свой саркофаг, могила Нагаша оказалась пустой.

Падение Ламии

Вопреки договору, заключенному между Царями-Жрецами, Неферата, Королева Ламии, похитила некоторые рукописи Нагаша. Она пыталась воссоздать Эликсир Жизни, но ее успехи были невелики. Неферату больше не беспокоил бег времени, но в ней проснулась жуткая тяга к человеческой крови. С годами многие придворные Ламии так же испили проклятого зелья, и стали ее сородичами — вампирскими дамами и господами. Более осторожные, нежели Нагаш, они приложили немало усилий для сокрытия своей истинной сущности от других Царей-Жрецов. Под властью бессмертной королевы первые вампиры царили над Ламией подобно богам, не навлекая при этом гнева сопредельных правителей.

Однако даже если вначале Хозяева ночи из Ламии действительно старались не показывать своей кровожадности, их самоуверенность росла, а их преступления ширились. Пьющие кровь обнаружили, что Нагаш не был уничтожен, и сейчас копит силы в твердыне у Хромого Пика, той, что будет известна как Нагашиззар. В надежде обрести союзника, а также повинуясь зову создателя Эликсира Жизни, хозяева Ламии отправили к нему послов. Слуги Царей-Жрецов перехватили некоторых вестников и пытками вырвали у них тайну существования вампиров. Цари вновь собрали своих солдат и начали войну. Сражение за Ламию было долгим и жестоким, поскольку грозные вампиры использовали свою силу и колдовской дар, чтобы истреблять сотни воинов Царей-Жрецов. Все же и их противники не были лишены магии, а полки осаждавших Ламию исчислялись в десятках тысяч. В конечном итоге пьющие кровь проиграли битву. Жители Ламии были обращены в рабство, пирамиды сровняли с песком, а вампиров изгнали. Большинство бежало на север. Один за другим они прибывали в Нагашаззар, где их приветствовал Великий Некромант. Нагаш бросил взор на обреченных бессмертных и остался доволен. Хозяева ночи будут отличными генералами для его армий, а одолевающее их проклятие — лишь дань его темному гению.

Война с Царями-Жрецами

Нагаш обдумывал безумный и зловещий замысел. Он поклялся превратить весь мир в царство нежити, где ничего бы не происходило, ничего не совершалось — без его одобрения. Нагаш хотел править вселенским кладбищем, населенным бродячими мертвецами. Первым шагом должно было стать уничтожение его бывшей родины. По команде Нагаша вампиры повели легионы на войну. На костяных кораблях орда нежити пересекла Горькое море, Проходы Нагаша и Море Ненависти. Полчища мертвецов вышли на берег у развалин Ламии и устремились на врага, во главе отрядов шли пьющие кровь. Однако выяснилось, что Нагаш серьезно недооценил силы своих прежних сородичей. Во время, прошедшее после его изгнания, Земля Великой Реки превратилась в могущественное государство, которым правил один Царь-Жрец — Алькадизар Завоеватель. Он был величайшим полководцем своей эпохи, а его империя находилась в зените славы. Когда нежить вторглась в Нехекару, она столкнулась с единым народом и единым, закаленным в боях войском. Более того, чародеи Великого Царства добились немалых успехов в Высоком Искусстве, особенно в изготовлении смертоносного оружия. Здесь не предвиделось легкой победы.

Вампиры — искусные колдуны и страшные противники. Там, где они шествовали, врагов переполнял страх и ужас, но даже Хозяева ночи не были неуязвимы. Чаша весов десять лет склонялась то в одну, то в другую сторону. Вначале одолевали легионы мертвецов, затем войска Алькадизара нанесли ответный удар. Сражение следовало за сражением, пока все полчища Нагаша не оказались уничтожены. Побежденные вампиры бежали через пески в Нагашиззар, принеся своему темному повелителю вести о поражении. Гнев Нагаша был велик. Он проклял пьющих кровь капитанов, что не оправдали его надежд. Всегда они будут испытывать постоянную муку, а их отчаянные вопли донесут до всех имеющих слух рассказ о их страданиях. Осознав, что их ждет, прочие вампиры ночью покинул Нагашиззар, рассеявшись по всем сторонам света, дабы сбить со следа преследователей. Так первые повелители нежити распространились по всему миру. Кто-то начал создавать собственное царство мертвых, другие стали великими воителями и некромантами. Каждый основал алчущую крови линию, что плодилась и умножалась, по сей день ужасая смертных.

Выдержки из «Либер Некрос»

Природа и цена бессмертия

«Среди глупого духовенства Старого Света есть те, кто полагает, что стать вампиром означает сперва умереть и потерять душу. Есть другие, считающие, что вампиры — не что иное как смертные существа, одержимые неким злым духом или каким-то другим созданием царства Хаоса. Теперь, мой читатель, я открою тебе, что ни один из этих пугающих и ничтожных постулатов не верен. Мы — более живые и более настоящие существа мира смертных, чем все другие.

Хотя В’соран и сам был великим и могучим чародеем, мне кажется вероятным, что его хозяин во время изгнания каким-то образом сумел поддерживать с ним контакт. Я полагаю, что именно Нагаш, после того, как достиг Гадкого моря, начал поглощать необработанный варп-камень и глубже проник в природу бессмертия, направлял В’сорана и Нефератему. Царица и ее древний жрец-советник не только нашли секрет вечной молодости, но также сумели полностью отделиться от царства Хаоса, вобрав в себя целиком все компоненты души и духа, находившегося в Эфире. Так в теле Нефератемы была заключена вся её личность и маленький эфирный поток, или дух, энергия.

Это подразумевало не только, что Нефератема и В’соран никогда не могли умереть на самом деле, но также означало, что их души навечно останутся не досягаемыми для демонов и богов, поскольку были неразрывно связаны со смертными телами и полностью отделены от Эфира. Они стали первыми вампирами.

Такое состояние даровало им, прежде всего, большую энергию вампиров, позволяющую полностью контролировать свои тела, и поистине огромную силу духа, волю и намерение, сохраняющую цельность их душ, акху, соединенных с телами. По сути, они соединили своё кха с божественным саху в одно бессмертное тело, хотя с того дня и доныне ни один вампир не имеет тени, или кхаибит, и даже не пытается её отбрасывать.

В то время как души других смертных созданий существуют одновременно и в Эфире, и в физическом теле смертного, с душой вампира всё не так. Тогда как души других смертных отчасти сохраняют активную связь с Эфиром, для вампиров дело обстоит иначе: все элементы души вампира и его дух не связаны с Эфиром, а отделены от него. Хотя наши тела могучи и полны энергии, Эфир закрыт для нас, и со временем наши души становятся такими холодными, изнуренными и утомленными — особенность, которую никакой другой смертный не может понять, и свойство, которое нельзя облегчить без весьма специфичного и осознанного вмешательства.

В отсутствии варп-камня и желания поглощать его, первые представители нашего вида, Нефератема и В’соран, формируя желания и возможности по воле Нагаша, нашли другое средство оживлять свои души, которым не потребуется воздействие субстанции Хаоса.

Итак, вампирам остаются лишь два способа оживления душ, в противном случае они погрузятся в болезненное и бесконечное оцепенение: притягивать ветры магии, дующие по всему миру смертных, или завладевать секхем, которая связана с другими живыми существами.

Потоки эфирной энергии, или секхем, циркулирующие в Нефератеме, В’соране да и во всех вампирах, медленно вытягивают эфирную энергию из непосредственного окружения. Поскольку души вампиров столь сильно жаждут секхем, то их совершенно не беспокоит сколько или каким образом она попала в них. Как часть этого процесса, вся секхем, или магия, втянутая в души и тела вампиров, стремительно и жадно всасывается, сжимаясь в темную магию. Так что вампиры, оставаясь самими собой, совершенно бессознательно будут вытягивать всю доступную магию из той окрестности, где находятся, превращая её в разрушительный Дхар.

Говорят, что это поистине опасно, ибо если вампир полагается на эту форму оживления души, то не только зависит от постоянного поступления магии из округи, но также, что возможно важнее, большее количество Дхар, наполняющее душу, обладает негативными эффектами. В’соран, как и всё его потомство, воспользовался этой возможностью, и в результате он и его некрархи могут питаться не так часто, если вообще питаются, но за отказ от кровожадности они заплатили ужасную цену. Их разум пострадал от постоянного и рьяного насыщения темной магией, также как тела их стали ужасными и уродливыми. Нефератема, как и большинство других вампиров, иным способом получает живительную энергию для души, поглощая еще теплую кровь других смертных существ. Итак, мы, вампиры, можем оживить наши души чистым способом, для чего совсем не нужно, чтобы огромное количество темной магии наполняло нашу сущность, подвергая нас всем сопутствующим опасностям.

Жуткая боль и неимоверные страдания голодного вампира поистине ужасны, гораздо сильнее чем голод или жажда любого смертного. Мы должны есть, чтобы отодвинуть наползающий на наши опустошенные души холод и снять бремя с сердца и сознания, чтобы не допустить вялость и изнеможение, или же мы начинаем охотно вбирать в глубины сущности черную магию, и постепенно терять красоту и рассудок.

Это та цена, которую мы охотно платим за величайшие сокровища: присущую нам физическую и психическую силу, и за бессмертие, свободное от вмешательства богов и демонов».

Вампиризм

«Хотя мы, вампиры, выглядим так же как люди, на самом деле мы совершенно не похожи на человеческий род и значительнее любого живущего смертного. Однако, наряду с величием и бессмертием возникает опасность, и опасностью этой является сущность вампиризма.

Несмотря на то, что большинство из нас грациозны и прекрасны, все вампиры вынуждены быть хищниками. Многие вампиры просто не могут игнорировать жажду и вынуждены поглощать живую кровь, поскольку, не имея возможности умереть, мы, если не питаемся, вместо этого рискуем пребывать вечность в вялом состоянии боли и страдания. Даже если бы кто-то, ставший вампиром, в прошлой жизни ненавидел кровь, то наша неестественная жажда крови очень быстро изменила бы его.

Все вампиры должны с осторожностью контролировать голод. Контроль крайне важен, ибо мы должны избегать безумия. Вполне вероятно, что голод может одолеть нас, и мы рискуем выродиться в зверей, как это произошло с мерзкими стригоями. Зов крови и физическая сила означает, что проявления нашего гнева ужасны. Мой родитель слабо контролировал себя и по малейшему поводу приходил в убийственную ярость. Я помню, как его обычный облик изменялся: внезапно вырастали острые как бритва клыки, а лицо приобретало звериные черты. Его глаза озарялись внутренним светом, и простого взгляда было достаточно, чтобы заставить даже храбрейшего смертного воина удирать без оглядки.

Неизбежно, хотя я не мог бы назвать большего испытания, но за те столетия, как вампир начнет пить кровь, его перестаёт волновать смерть смертных существ. Жалость, сострадание и милосердие к тем, чью кровь мы должны пить, просто исчезают. В конце концов, родство с человечеством — не более чем видимость, ибо если мы не стареем, то те, среди кого мы живем, старятся, и становится бессмысленно пытаться устанавливать связь с такими недолговечными существами, как люди. Действительно, только взгляните на различия между нами, бессмертными хищниками, и обыкновенными людьми. Как мы можем позволить себе чувствовать жалость или родственные чувства к человеческому роду? Голод вынуждает нас прибегать к насильственным мерам, которые считаются кровожадными и даже каннибальскими, а наши физические и психические способности значительно превосходят возможности жертв. И совсем не удивительно, что большинство представителей моего вида считает всё человечество просто скотом.

Я вновь подчеркну — это обстоятельство сильно давит на разум всех вампиров, следовательно безумие, кажется, неизменно сопутствует многим родам [кровным линиям]. Очевидно, что вампиризм не для слабоумных или нестойких духом. Бесконечное бытие и постоянное использование темной магии неизбежно доведут слабовольного до болезни и безумия. А поэтому мы не всякому дозволяем присоединиться к нашему бессмертному существованию.

Насколько люди боятся и ненавидят нас, настолько же они восхищаются нами. Многие, особенно желающие изучать искусство некромантии, пытаются найти нас, чтобы предложить свои услуги, поскольку мы обладаем кое-чем, чего эти некроманты так жаждут: мы действительно бессмертны и можем наделять этим даром других. Вероятно, за исключением чудовищных стригоев, мы вампиры всегда делаем выбор с большой осторожностью. Нам нужны или товарищи в долгом и иногда одиноком существовании, или же, как это часто бывает с потомством Абхораша и В’сорана, талантливейшие и жаждущие знаний ученики. Так что для приобщения к нашему бессмертному сообществу мы выбираем только самых разумных, самых красивых и самых сильных индивидов. Единственный способ для вампиров передать величайший дар состоит в том, что мы называем Кровавым поцелуем. Наделяя этим чудесным даром, мы, вместо того, чтобы высосать всю кровь из смертного, передаем часть своей крови избраннику. Кажется, что избранник или избранница на какое-то время смертельно заболевает, хотя продолжительность этого состояния весьма различна. Но в конце концов избранник поднимается с одра болезни уже как могучий бессмертный. Поскольку с кровью передавались элементы соединенных душ, то каждый первородный вампир Ламии передавал определённые черты личности и физических склонностей, которые, до некоторой степени, сохраняет всё его потомство.

Однако, как я упоминал ранее, каждое новое поколение вампиров слабее предыдущего, так что самыми могучими вампирами всегда были старейшие, или получившие дар от старейших. Старшие вампиры могут также наделить Кровавым поцелуем более чем одну особу, тогда как вампиры третьего, четвёртого и пятого поколения за все свое долгое существование способны даровать единственный Кровавый поцелуй.

Для вампира есть возможность увеличивать силу, пока по могуществу он не станет соперничать с родоначальником, и состоит она в охоте на других вампиров и высасывании их крови. Чем могущественнее был вампир, у которого высасывалась кровь, тем большую силу получал охотник. Часть силы и вампирского навыка жертвы передавались охотнику, что привлекало некоторых моих собратьев.

Когда в Мидденхейме я столкнулся с Волкмаром, растленным и проклятым бывшим теогонистом Зигмара, то абсолютно ясно понял, что поступлю очень мудро, если начну приумножать силу, пока не превзойду покойного родителя. Ибо, если смертный, вроде предшественника Волкмара, смог победить особу столь могущественную как мой родитель, то есть вероятность, что Волкмар, или какой-то другой смертный, сможет одолеть и меня. Этого нельзя допустить. Я уже не буду тем, чем так долго был после позора при Хел Фенне. Если я не могу извлечь урока из своих поражений, то, разумеется, не достоин бессмертия. Памятуя об этом, я сам отыскал и высосал кровь у всех вампиров своей кровной линии и рода, что позволило мне остаться самым могучим вампиром всей линии Вашанеша и десятикратно увеличить свою мощь. Но я не успокоюсь. Я собираюсь разыскать потомство Абхораша и ламианских сестер, поскольку из всех родов [кровных линий], кроме моего собственного, они — наименее испорчены, и от них я смогу получить очень много».

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики