ФЭНДОМ


The Glottkin
The Glottkin Brothers.png

Братья Глотты.

История братьев Глоттов началась в Империи , на побережье моря Когтей. Отцом тройняшек был Олиос Глотт, скромный нордландский фермер, а матерью Этра Гринблуд, знахарка, практикующая магию Жизни . Став очевидцами кровавого норскийского вторжения, Олиос и Этра присоединились к армии Нордланда, намеревающейся пересечь море Когтей в поисках возмездия. Однако, там, куда их товарищи принесли жестокое отмщение, они несли светоч знаний. Обучая ремеслу фермерства и целительству дикарей Норски, они надеялись прервать круговорот насилия и жестокости.

Дезертировав, под покровом ночи, из имперской армии, беглецы начали строить новую жизнь. Олиос выстроил небольшой домик и упорно обрабатывал землю вокруг него; Этра же заслужила уважение, как мудрая, рассудительная женщина, и стала пользоваться влиянием среди многих племён фьордов. Вскоре Глотты стали ждать прибавления в семействе, - на исходе зимы живот Этры вырос до необычно большого размера, в её чреве рос не один ребёнок, а сразу трое. Завистливая норскийская ведьма порезала палец будущей матери заржавевшим ножом, и небольшая ранка стала причиной серьёзного осложнения. Не сумев исцелиться от насланной заразы, разрушающей её изнутри, она обратилась в ночь с колдовским призывом к богам с мольбой сохранить жизнь своим детям. Дедушка Нургл услышал и послал демона снизойти на беременное чрево. Мгновенно смертельная хватка болезни ослабла, и менее чем через неделю, недалеко от скалистых утёсов племени Фьордлингов, Олиос стал отцом троих крепких близнецов. У каждого была родинка в форме трёх окружностей, Печать Владыки Разложения; но, не зная об их истинном значении, отец был вне себя от радости. Он считал себя счастливейшим человеком, из ныне живущих, и нарёк своих сыновей Отто, Итраком и Гуреком. Тройняшки, ставшие известными, как братья Глотты, выросли высокими и сильными, и, со временем, каждый из них стал подавать большие надежды. Итрак быстро осваивал обучение, впитывая оккультные знания матери. А Отто и Гурек постоянно боролись друг с другом, вскарабкивались на коварные скалы фьордов и даже устраивали потасовки с молодыми Фьордлингами. Какое-то время всё, казалось, наконец-то наладилось, и северяне начали воспринимать принесённые Глоттами зачатки цивилизации. Отто помогал отцу собирать урожай с их куска земли при помощи огромной косы, которую сам смастерил. Итрак вместе с матерью применяли заклинания плодородия, пытаясь вырастить на ледяных полях Норски новую жизнь. Только Гурек рос своенравным, ему больше нравилось участвовать в драках да волочиться за девушками, чем помогать по хозяйству своей семье. 

Хотя Глотты ратовали за соблюдение мира, они не могли разубедить норскийцев проводить морские рейды, которые были частью их образа жизни. Осенью 2506-го Нордланд снова отправил карательные войска. Более тысячи солдат обрушились войной на племена фьордов, приютившие семью дезертиров. 

Возмужавшие тройняшки сражались в первых рядах. Отто орудовал косой в бою с не меньшей ловкостью, чем при сборе урожая; Итрак использовал заклятия роста, превращая своих противников в тучные куски плоти; а любящий побуянить Гурек буквально расплющивал рядовых воинов и чемпионов врага голыми руками. Но этого было недостаточно, пороховое оружие нордландцев убивало с расстояния более пятидесяти шагов, и пушечные батареи их галер собирали кровавую дань. Братья сражались даже тогда, когда все остальные вокруг них погибли, кровь стекала по утёсам в разбивающиеся об их подножия волны.

Вскоре близнецы оказались в самой гуще кровавой беспорядочной рукопашной схватки. Увидев как их мать и отец погибли от рук нордландских алебардщиков, все трое, как один, взревели от беспомощной ярости. Семена жестокости, которые были посажены в их душах, наконец начали прорастать. Отто косил врагов направо и налево как созревшую кукурузу. Мушкетные пули с глухим стуком ударялись о его грудь и даже лицо, но не могли пробить кожу. Магия Итрака стала гораздо более разрушительной, способной превращать людей в лужи чёрной слизи и вызывать личинок, состоящих из тёмной энергии, которые пожирали их изнутри. Гурек наполнился демонической силой, став воином, способным насквозь пробивать тела вместе с внутренностями, он схватил за дуло большую пушку и, размахивая ею, как огромной дубиной, смёл своих противников с обрыва. Имперские войска дрогнули под яростным напором Глоттов, и это стало рождением их легенды. 

С того рокового боя Нургл стал преподносить им свои дары, каждый год всё больше изменяя их, как щедрый дедушка, балующий своих внуков. Мало-помалу Глотты перестали походить на людей. Гурек, не переставая, рос, а вместе с ним рос и его непомерный аппетит к жизни, превратившийся в необузданную ненасытность. В конце концов он превратился в огромного монстра, обладающего ужасающей силой, но потерял способность мыслить. Гурк, так теперь зовут непомерно раздувшееся отродье, и только так теперь он сам может произнести собственное имя, искажая его нечленораздельным рёвом, стал настолько большим, что его братья едут в бой на нём верхом. Огромные рога выросли из его плеч, гноящиеся нарывы покрыли спину, но больше всего мутировали руки: одна заканчивается круглой зубастой пастью, как у миноги, вторая - мускулистыми щупальцами, которыми удобно хватать жертв насыщения его страшного голода. Он может одинаково легко убить великана или ледяного дракона и пожрать их трупы, а позже испражниться возвышающимися кучами, из которых появляются странные необычные существа. 

Озлобленное потерей родителей, сердце Итрака стало тёмным. Его заклинания поворачивают вспять разложение и рождают отвратительные и нездоровые формы жизни. Колдун сжёг тела отца и матери на жаровне, которую всегда носит с собой; вонь горелых внутренностей привлекает тучи мух, постоянно сопровождающих его. Кремированные останки их родителей тлеют по сей день, напоминая о чувстве мести, которому их колдун сын всё ещё даёт выход. 

Из всех троих Отто принял свою новую судьбу с наибольшим рвением. Он стал истинным последователем Нургла, намереваясь сеять необузданные формы жизни по всему миру любыми способами, невзирая на то, насколько они отвратительны. Его шероховатое тело раздулось, а кожа стала жёсткой как древесная кора. Хотя раны, полученные им на пути к вершинам славы, зачастую, не заживают полностью, болезни, которые источают его торчащие наружу внутренности, настолько заразны, что сами по себе стали оружием. Когда Отто готовится к бою, он покрывает лезвие косы своими ядовитыми выделениями, укрепляя свою славу провозвестника чумы. Среди братьев именно Отто принимает решения. 

Свидетелями триумфальных демонстраций братьями Глоттами своих склонностей к резне и кровопролитию становились банды поклонников Слаанеша, Тзинча и даже могучего Кхорна. И всё же, несмотря на растущую благосклонность со стороны своего повелителя, только когда Архаон предложил им возглавить передовые отряды своих войск, смертельное путешествие близнецов началось по-настоящему.

Галерея

Источник

  • Warhammer Glottkin

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики