Фэндом


«Они приходят, чтобы отдать нас своим тёмных властителям, чтобы погрузить мир в бездну вырождения, утопить его в крови и гнили. Какая же надежда может быть у смертных? Мир осаждают кошмары и самые опасные его грёзы, каждая из которых обрела смертоносное воплощение по воле древних жутких богов».
«Либер Малефик».

Demons.jpg

Демоны

За пределами пространства и времени боги Хаоса грезят о мире смертных, взирая на него своими древними очами. Для Четвёрки Великих материальная вселенная служит ареной интереснейшей игры, пространством, где бесконечная война и насилие служат способом выявления сильнейшего из богов. Самыми страшными их слугами являются демоны, кровожадные отражения божественной воли, выпущенные в реальность.

Демоны созданы из чистой мысли, они представляют собою воплощения чувств, которым их создателем предопределен смысл бытия. Они — ночной кошмар смертных, обретший жуткий облик; поток разрушительной силы, что бессчетно уничтожает цивилизации и истребляет целые армии храбрецов.

Эти порождения бездны — овеществленная тяга к распаду, все их действия направлены на гибель существующего миропорядка и замену его на собственное искаженное видение. Они взирают на земли известного мира из иной реальности, безустанно и жадно разыскивая то слабое место, что позволит им вторгнуться во владения смертных. Продвижение демонов Хаоса в материальной вселенной несет с собою анархию, потерю осмысленности происходящего и неописуемое истребление.

Каждый демон — получившая форму чистая энергия, искаженная темными желаниями Богов Хаоса и жаждущая уничтожения всего и вся. Порождения бездны обладают самыми разными обличьями — от крохотных нургликов до Кровожадов, Великих Демонов Кхорна, чьё мощное тело многократно превосходит человека размерами. Внешность и характер демона всегда отражает сущность своего создателя и хозяина, пожиратель душ является лишь тенью личности и стремлений бога-покровителя. Демоны Кхорна, Бога Крови, безрассудно яростны и воинственны и всегда жаждут только возможности убить противника и забрать его череп в знак победы. Творения Тзинча наделены частицей его коварства и колдовского дара. Служители Нургла столь же омерзительны, как и их чумные дары, а рабы Слаанеша, подобно ему, изящны и испорчены. Все демоны без исключения — противоестественное осквернение самих понятий логики, порядка и разума, они — грезы сумасшедшего, ведомые отвратительным и чуждым безумием Темных Богов.

Колдовские порождения, не нуждающиеся в еде или отдыхе, пожиратели душ совершенно неутомимы и не подвластны сомнению, страху или боли от утраты. Что хуже, сплетенное из чар тело демона можно разрушить только самым сильным ударом. Но самого слугу божества и вовсе невозможно уничтожить. Материальная оболочка распадается, а бессмертный дух изгоняется в нереальность, которая его породила. Впоследствии демон восстанавливает утраченное вместилище и мстит тем, кто доставил ему такое неудобство.

Во Владениях Хаоса демоны обитают рядом со своими божественными творцами. Это постоянно изменяющаяся, неописуемая грань бытия, порождение чистой мысли, что находится за пределами зрения пророков и безумцев. Демоны питаются клокочущими потоками сил, пронизывающих эти Владения, именно здесь они вечно сражаются друг с другом. Они — лишь фигуры в Большой Игре, в которой влияние Богов Хаоса постоянно увеличивается или уменьшается, следуя случайностям их постоянной борьбы за абсолютную власть. Единственное, ради чего Четвёрка Великих способна забыть свои разногласия — поглощение материальной вселенной. Именно по этой причине бесчисленные столетия порождения Хаоса разоряют владения смертных, прорываясь в них только для убийств и разрушения во славу Тёмных Богов. Они неутомимы и неостановимы, они свергают правителей и истребляют цивилизации. Над ними нельзя одержать окончательной победы. Их нельзя разбить. Их нельзя сковать. Грядет тот день, когда стены реальности рухнут, и тогда слуги Богов будут властвовать над всем сущим.



Имена демонов

Истинное имя демонов обычно представляет собой продолжительную последовательность труднопроизносимых звукосочетаний, которые большинство смертных не могут не только выговорить, но даже прочесть. Практически все демоны прилагают немало усилий, чтобы утаить свои истинные имена. Знание истинного имени дает власть над демоном, и никто не желает просто так отдавать её. Только могущественнейшие высшие демоны, не опасающиеся попасть под влияние чужой воли, не пытаются скрыть свои имена.

В результате подобной секретности демоны используют немало фальшивых имён и прозвищ. Они могут применяться в зависимости от обстоятельств, такие клички маловажны для демона, поскольку не дают узнавшему их никаких преимуществ.

Daemons of Tzeentch.jpg

Демоны Тзинча

Демон всегда подбирает прозвища, отражающие его сущность. Граухилатарак, служитель Бога Крови, в разное время был известен как Высокомерный Губитель Невинности, Шкуродёр и Череполом. Подобно ему, Хранитель Секретов Лахреларианситхельме обожал имена, говорящие об искушениях Слаанеша — Гнуснокрик, Греховный Танцор и Крадущийся Осквернитель. В иных случаях демону столь нравилась кличка, коей называли его враги, что он перенимал её для себя. Так, Хгутурхтук Ургпелагуа предпочитал прозвище Гнилотёк, пока не произошла битва у Бесплодного Холма. Те имперские ополченцы, что не утонули в гнилостной блевотине Великого Нечистого, кричали в страхе — Рвотолей, когда бежали от прилива пузырящейся, наполненной слизнями жижи. Ублаженный таким почтением от бросившихся в рассыпную противников, Хгутурхтук решил, что отныне его будут называть Папаша Рвотолей.

Из всех демонов наиболее часто находят себе новые титулы пернатые Владыки Перемен. Сущности, постоянно меняющие цвет, размер и даже форму — при малейшем капризе настроения; крылатые провидцы не слишком-то придерживаются единственно допустимого обращения. Так, Мастер Перемен вполне способен иметь одновременно сотню или более титулов, часть которых совпадает с прозвищами десятка других демонов. Сложные пересечения делают опознание именно этого Великого Демона Тзинча тяжёлым и неблагодарным занятием, что, наверное, и является их целью!

Демонические легионы

Воинство демонов может быть любого размера — от пары десятков рычащих кровотворцев или бормочущих хвореносцев, до огромной орды, чьи потрепанные знамена проклятых сил затмевают горизонт. Сильнейшими армиями командуют высшие демоны, грозные воплощения Богов Хаоса, способные в одиночку разбить воинство рожденных-во-плоти или разрушить крепость. Некоторые полчища служат лишь одному божеству и состоят из порождений одного создателя. Другие, более часто встречающиеся, объединяют в своих рядах пожирателей душ, временно отбросивших вечные разногласия и направивших свою мощь против мира смертных. Такие армии наиболее опасны, так как сочетают свирепое бешенство Кхорна, колдовскую мощь Тзинча, разлагающуюся неуязвимость Нургла и смертельную стремительность Слаанеша. Вместе они образуют неодолимую силу. Единственный шанс победить такого врага — это стойко держаться, надеясь, что потоки магии, насыщающие колдовских тварей, ослабеют раньше, чем будут уничтожены надежда и сама жизнь сопротивляющихся.

Демонические вторжения

Демоны вечны и неизменны, они могут существовать среди смертных лишь подпитываясь магией, и даже тогда они подвержены капризам приливов и течений колдовских сил. В результате они способны проявляться в реальности только в насыщенных колдовством областях, где дыхание Хаоса наиболее различимо. Самым большим из таких проходов являются полярные врата на морозном севере, там, где перемешались мир материи и царства Богов. Когда разрыв увеличивается, Владения Хаоса поглощают северные земли и выпускают порождения бездны вовне. Хотя это наиболее крупная прореха в ткани мироздания, она далеко не единственная, поскольку на континентах разбросано немало мест с ослабевшими барьерами между мирами, наследие безрассудного применения магии. Демоны используют подобные проходы, чтобы проникать в материальный мир.

Служители Богов Хаоса искусно расширяют даже малейшие прорехи в ткани реальности. Даже необдуманная мысль, грёза или молитва способны воплотить в мире демона, когда мощь колдовских ветров велика. Каждое государство, каждая провинция, каждая деревня обладает собственными преданиями о гибели и смерти. Некоторые такие сплетни — не более чем миф, и страшные события, описанные в них, от рассказчика к рассказчику становятся все красочнее и величественнее. Иные же истории менее древны и столь широко известны, что ставить их под сомнение просто нелепо. Хотя сами демоны не ведут летописей — в колдовском безвременье Владений Хаоса такое понятие лишено смысла, будет неложным говорить о том, что их деяния в мире смертных действительно влияют на прошлое, настоящее и будущее.

Подобные вторжения редко имеют целью похищение каких-либо сокровищ и ценностей, ведь служители Тёмных Богов не испытывают влечения к изделиям из камня и металла. Пока в мире смертных развивается искусство стратегии и тактики, легионы Тёмных Богов ничуть не отошли от своего изначального облика. Они подчиняются только инстинктам своей сущности, а их сущность — страх и разрушение. Обычно нашествия совершаются как важная часть божественного замысла. Тзинч, Искуснейший Интриган, посылает пожирателей душ в мир смертных для воплощения своих странных планов. Нургл, Повелитель Мух, делает тоже самое, но уже для распространения любимых им эпидемий и хворей. Такие прорывы редко длятся значимое время, поскольку магические потоки не слишком долго могут поддерживать существование демонов. Тем не менее, они оставляют заметные следы из горя и страданий. Весь ужас подобных вторжений меркнет перед тем, что произойдет, когда задуют поистине мощные колдовские ветра, что позволит демонам свободно разгуливать по материальной вселенной. В этот день порождения Хаоса победной поступью войдут в этот мир, и он низринется в бездну безумия и смерти.

Призывание демонов

На протяжении столетий смертные всех рас призывали демонов. Они делали это во имя собственных целей, используя знание, узнанное их еретических рукописей, таких как Гримуар Демоникум, Пандемоний и Книга Зла. Некоторые стремились обрести могущественного защитника, или неодолимого убийцу своих врагов. Другие жаждали магической силы или даже дара провидения. Как существующие вне времени создания, порождения Хаоса обладают особенным взглядом на мир материи, и способны рассказать даже об удалённом от вопрошающего будущем. Сами же демоны всегда полны решимости отследить источник призыва и вернуться к нему — не за тем, чтобы поблагодарить того, кто открыл проход. Только в этот момент маг узнает, насколько прочны охранные заклятья. Если у них существует даже малейший изъян, чародей быстро поглощается, а его дар к магии и душа служат подпиткой демона в материальной вселенной. Если же оберегающие мага чары сложны и могущественны, и служитель божества не может разорвать их, то волшебник получает над демоном какую-то степень власти.

Даже скованный демон — очень опасный слуга, всегда стремящийся избавиться от пут. Любой совет или выказанная им мудрость всегда направлены на обретение свободы, и всегда укрыты в словах, что выглядят привлекательными для призвавшего. Самые коварные твари стараются вовлечь заклинателя в сделку, в которой порождение бездны обещает какое-то время служить колдуну. Такое соглашение может длиться дни, годы, даже столетия, но исход всегда одинаков: демон побеждает, а душа смертного поглощается его бывшим рабом.

Магия демонов

Смертные колдуны должны родиться с изначальным даром управления капризными силами волшебных ветров. Те, кто не погиб из-за своего таланта, всю жизнь совершенствуют свое умение и расширяют познания в магии, обучаясь все большему контролю и изучая все более могущественные проявления дара. В противоположность рожденным-во-плоти, демоны бессмертны и неизменны. Способности пожирателя душ полностью определяются в момент его появления. Они не могут расти и совершенствоваться, подобно тому, как это делают короткоживущие. Искушённые в путях магии служители богов сразу создаются со всем доступным им знанием, и крайне редко оно возрастает или уменьшается. Единственный путь к увеличению колдовской мощи демона — награда от его творца. Так как каждый демон — воплощение самой сущности Тёмных Богов, если один из них усиливается, другой должен ослабеть.

Среди всех демонов самые одарённые колдуны — служители Тзинча, Великого Колдуна. Последователи этого бога обладают обширнейшими познаниями в магических практиках. Могущественнейшие Владыки Перемен, как гласят легенды, знают большинство из многих тысяч существующих заклятий. Магия Тзинча непредсказуема и разрушительна, ее излюбленное воплощение — искажающие потоки многоцветного адского пламени. Но есть и другая сторона, более утонченная, более подходящая для Великого Интригана. Немало демонов Тзинча используют свои колдовские способности, чтобы черпать дополнительную силу из потоков магии, или даже влиять на сознание враждебных им колдунов.

Мало кто из демонов Нургла обладает столь же сильным магическим даром, как их соперники из служителей Тзинча, поскольку Повелитель Чумы считает колдовство лишь средством достижения цели, а не самой целью. Тем не менее, Нургл с воодушевлением использует магию как один из многих способов распространять разнообразные свои эпидемии. Заклятья демонов Нургла обрушивают на противника всевозможные виды отвратительных хворей, или же ослабляют врага и делают его более уязвимым к заразе. Магия нурглитов не оставляет на своем пути ничего, помимо разлагающихся тел и жужжания тысяч чёрных мух, пирующих среди гнили и болезней.

Слаанеша чарует магия также как и любой иной путь обретения могущества. Хотя ему не хватает врожденного дара Тзинча к пониманию и управлению колдовскими ветрами, Тёмный Князь всегда пытается развить свои способности. Такие попытки обречены на неудачу, ведь каждый из Богов Хаоса неизменно следует своей роли, равно как и их порождения, но всё же именно та увлеченность натуры, из которой Слаанеш черпает свою силу, движет его на новые свершения. Единственная защита от магии Слаанеша — стальная воля, поскольку заклятья Бога Удовольствий обманывают чувства, искушают тело и разум столь сильными, утонченными и разрушительными излишествами, что они могут вызвать гибель.

Кхорн не использует колдовство. Владыка Черепов отвергает магические изыскания, считая их признаком трусов и слабаков. Некоторые учёные еретики заявили о том, что отвращение Бога Крови к колдовству вызвано его невероятной гордыней — Кхорн не терпит ничьего превосходства, кроме своего собственного в выбранном им умении. И всё же даже Бог Войны не полностью отворачивается от магии — только от тех, кто добывает победу при её помощи, а не используя честное противостояние клинка и плоти. Кхорн — непревзойденный мастер нанесения рун разрушения и гибели в мечи, топоры, щиты и доспехи. Повелитель воинов видит для магии только одно достойное применение — сделать его избранников ещё сильнее, чтобы они пролили еще больше крови во славу Бога Крови.

Демонические скакуны

Называемые также скакунами богов, кони-демоны – порождения злой магии, их призывают в мир на церемониях жертвоприношений. У коней-демонов есть рога, костистые пластины и стальные клыки, искажающие их бессмертные тела, а в их глазах горит пламя Хаоса. Некоторые из них – гигантские боевые кони, чьё дыхание смертоносно; другие – огромные, похожие на медведей создания с железными когтями, способными выпотрошить человека одним взмахом. Некоторые – слабые, истощённые звери, продолжающие существовать только благодаря бессмертным энергиям Хаоса. Земля горит и стонет под их ногами, воздух вокруг них мерцает от магической энергии, мурашки бегут по спине самых отважных воинов, когда они слышат их рёв и вой. Лишь самые доверенные и отважные чемпионы могут оседлать демонических скакунов, поскольку эти создания хитры и злобны, и не позволяют простым смертным ехать на себе.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики