ФЭНДОМ


Выдержка из "Либер Тзинч"

Эфир есть бескрайнее море, полное разнообразных сил Хаоса, всем множеством людских богов и демонов, а также бесчисленными зыбкими порхающими созданиями, рождёнными многократно повторившимися эмоциями некогда живших. Среди мириад этих сущностей есть охотники и убийцы, твари, что питаются порхающими созданиями и призраками людей. Не самые последние из этих хищников Варповы Акулы Тзинча – или Его Диски, как их иногда называют.

Я наблюдал, как эти создания рыскали по течениям Эфира подобно стаям барракуд, в поиске уязвимых существ, что мерцая, угасают в глубинах этого жестокого потустороннего мира. Они злобные и равнодушные охотники, могущие почуять рассеивающиеся души уязвимых смертных и безжалостно преследовать их по всему Эфиру, только чтобы растерзать их на куски и принести своему Владыке какие-нибудь оставшиеся клочки.

В том постоянно меняющемся царстве эти странные смешения демонов и духовных образов были дымчатыми неясными созданиями, чьи сменяющиеся формы указывали на изобилие зубов и блестящих глаз, что сверкали энергией Эфира. Но я знаю, что когда их призывают на План Смертных, то их тела из сырой магической энергии принимают более определённые, хотя всё равно странные и неприятные формы. Они превращаются в тех, от кого получили своё самое распространённое название, Дисков Тзинча, ибо большинство из них становятся круглыми и сплющенными, возможно покрываясь голодными глазами, или затягиваясь каким-то живым металлом.

Эти диски летят по воздуху точно так же, как через Эфир, мчась по небу подобно гладкой рыбе в чистых водах. Величайшие чемпионы Тзинча иногда удостаиваются одного из этих созданий в качестве скакуна, что позволяет им парить в воздухе на его плоской верхней поверхности.

Диски – существа, целиком принадлежащие Царству Хаоса, и они входят на План Смертных только если их понуждают могучие чародеи, или по указанию своих демонических владык. Возможно, поэтому они могут вновь вернуться в Царство Хаоса по своему желанию, не нуждаясь в ритуалах, заклятьях или уничтожении тех физических оболочек, что они заняли на Плане Смертных. Таким образом, диски действительно могут переправить чемпионов или служителей Тзинча в Царство Бессмертных, если они того пожелают. Однако же, простым смертным не дано существовать в имматериальной вселенной – я лучше чем кто-либо знаю, что это так – и подлинная радость от становления единым с бесконечным пространством, что являет собой Эфир – это не то, что человек смог бы вынести.

Но я не могу отрицать, что путешествие дало мне наиважнейший опыт; пронестись через Эфир быстрее мысли и быть преследуемым ужасными хищниками, что обитают в нём – это более чем достаточно для любого создания. Но странствовать там, где нет пространства и измерений, чувствовать время как податливую неизвестность, и дышать жидким огнём, что несёт в себе самую суть Эфира и пробовать его на вкус – всё это вознесло меня на самый пик экстаза, и каждый мой нерв пылал энергией сырой магии, а моё восприятие расширилось почти безгранично. Мне казалось, как будто бы я действительно могу слышать цвета, и чувствовать вкус звука.

Ничто не может сравниться и никогда не сравнится с этим переживанием.

Ничто.

Пометки на полях
  • 1. Представьте себе картину: ткань реальности рвётся, и с той стороны прорываются эти создания магии и движения. Они проносятся над землёй, падая вниз и снова взмывая, настолько быстрые, что почти не видимы человеческим глазом. И на них, подобно предвестникам рока, едут маги Хаоса. Огонь и пламя срываются с их пальцев, когда они несут бесконечное разрушение и насилие из Царства Хаоса. Мы все должны сражаться, если хотим, чтобы эта угроза нашему миру была изгнана навсегда.
  • 2. Моё отражение изменилось. Я больше не узнаю человека, что смотрит на меня в ответ.