Фэндом


Краткая история Ултуана

Ниже приводится история народа азур, как она описана Унтхвэ Читающим-в-Ветре, вестником короля-феникса.

Время пробуждения

Дети мои, когда я сижу здесь и смотрю на лица тех, кто пришел послушать мои слова, я вижу в ваших лицах призраки своих давно исчезнувших друзей. Ныне моё сердце истекает кровью тысячелетней боли, но оно все еще также яростно и молодо как в ту секунду, когда я увидел свет своего рождения. Печаль воспоминания ныне существует в моем сердце только как далекое эхо древних криков и смеха. И, несмотря на всю боль, которую мне причиняют эти воспоминания, я не могу жить без них. Это сам смысл моего существования, доказательство того, что я все еще живу. Каждая потеря, которую я оплакиваю, давала мне новую силу, каждая рана давала мне шрамы излечения, каждая потеря давала мне надежду на будущее.

Каждый из вас, что пришел сюда, должнен услышать мои слова и понять, что он не одинок. Мы - народ Ултуана, и наша земля страдала вместе с нами. Мы едины со своей страной, и наши судьбы, истории и эмоции переплетены с ней, подобно виноградной лозе, которая упорно карабкается по самым нашим высоким башням. Мы всегда жили в гармонии с нашей землей, но именно Аэнарион Смелый, Аэнарион Защитник первым открыл нам глаза на наше единство с Ултуаном. Сила бога струилась в его жилах, и, ведомый Азураном, он призвал наш народ вперед, и мы пошли с ним как один. Я хорошо помню слова своего отца, который говорил о видениях, что ему являлись, о том дыхании земли, которое он ощущает в своем сердце. Это знание всегда было внутри нас, и теперь, после осознания этого, нам стало невыносимо знать, что мы всего только слабое пламя свечи, которому суждено быть проглоченным приливом Хаоса. Аэнарион первый среди нашего народа осознал эту силу, и она захватила его. Он яростно сражался с захватчиками, и его смелость стала маяком для наших предков.

Наши предки сражались с демонами, которые оскверняли наши берега, и на короткое время мир восстановился. В тот год, когда Вечная Королева дала жизнь детям Аэнариона, прекрасной Йивранне и благородному Морелиону, мои родители дали рождение мне и моему брату близнецу. Это был первый и последний раз, когда наш народ рос, и теперь мы называем это время Золотым Веком.

Но свет пробуждения Азур пробудил и других, более темных существ. Демоны Хаоса не были побеждены до конца, и они вернулись. Мщение вело их темные души, и они убили Вечную Королеву, любимую супругу Аэнариона. Думая, что его дети также мертвы, с холодным сердцем Аэнарион поднял меч Каина. Ни смертные, ни боги не могли противостоять его гневу, и он начал войну против Хаоса. Никакой демон не мог противостоять ему лицом к лицу, когда он сражался с холодной ненавистью в сердце. Это было время, когда мой отец сопровождал его как его верный страж. Он сражался бок о бок с ним в тот день, когда он спас Морати от банды культистов. Мой отец сам разбил ее цепи. Конечно, Аэнарион пал жертвой ее чар — Морати Прекрасной, Морати Темной, Морати Ведьмы. Ослепленный её красотой, он отказывался видеть, что она запятнана силами Хаоса. Морати же скрепила свои чары постелью и принесла Аэнариону дитя — проклятого Малекита. Я помню день, когда он вошел в наш мир, и если бы я знал, что он нам несет, мы бы оставили это дитя умирать.

Эра Защитника

Война, которую вел Аэнарион против сила Хаоса, никогда не кончалась, и его гнев не знал границ. Он дал клятву, что не будет знать покоя, пока не уничтожит каждого последователя Четырех Сил, и никто не сомневался в его решимости. Но наш народ был невелик, а демонов было много, мы не могли позволить себе тех потерь, что несли в войне. Тогда Каледор собрал магов на совет. Они создали план, который должен был спасти мир от уничтожения. Используя древние каменные круги, они хотели направить и убрать из мира энергии магии Хаоса, которые питали демонов. Это бы вернуло бы демонов обратно в Вечную бездну. В то время, когда маги собрались на острове, мой отец сражался с потоком демонов.

Демоны знали об опасности, о том, что сама их связь со смертным миром подвергается опасности, и четыре Великих демона соединили свои силы для битвы с Аэнарионом. Но он его недооценили. Они называли его братом, и это была правда, силами он был равен им. Но не имея более связей со своим народом, он никогда не был роднёй слугам Хаоса. Битва была ужасной. В той битве Аэнарион и его благородный дракон Индраугнир принесли свои жизни в жертву победе, уничтожив четырех демонов. В тот темный день я потерял не только своего короля, но и отца, он не вернулся из того боя. Всё, что от него мне осталось - это его прекрасный меч, наполненный его силой и энергией. В битве я чувствую его дух, и когда я сам умру, я знаю, что мой дух также будет жить в этом клинке.

Ултуан обрел мир, но потерял короля. К всеобщей радости, были найдены дети Аэнариона, целые и невредимые. Могучий тримен Дубовое Сердце спас их и прятал в надежном месте. Йивранне была коронована как новая Вечная Королева, и душа ее матери, Астариэли, жила в ней. Морелион был послан на восток, под охраной элитных стражей, чтобы линия Аэнариона не пресеклась. О его судьбе практически ничего не известно, совет искал его во всех частях света, но ничего так и не нашел.

И собрался совет старейшин, который должен был избрать нового короля. Многие считали, что кровь Аэнариона сильна в его сыне, Малеките, и хотели видеть его королем. Но мы никогда не спешим, и старейшины думали много месяцев, прежде чем принять решение. Под властью Аэнариона наш народ обрел силу, но старейшины видели, что горячая кровь Аэнариона сильна в Малеките. Наш народ сражался в страшной войне и желал мира. Тень лежала на Малеките, тень его отца и отметина его матери, и это ему следовало перебороть, прежде чем становиться правителем. На трон был коронован Бэл-Шанаар, мудрый и спокойный правитель, который доказал также и свою храбрость на поле боя.

Эра открытий

Это было радостное время мира, и сила Ултуана росла. Наши корабли бороздили океаны, и мы находили новых союзников. Азур были могучим народом, и все хотели процветать под сенью нашей дружбы. Мы свободно отдавали знания, и, возможно, это было нашей ошибкой, но тогда мы мало знал о предательстве других рас. Наше дружба с гномами была сильна, и торговые караваны рекой потекли к нам в Ултуан. Вместе с гномами мы сражались с Хаосом и освободили земли, которые позднее были узурпированы людьми и названы Старым Светом. В залах Караз-а-Карака сам король Бэл Шанаар подписал договор о вечной дружбе. Если бы мы знали, как мало значат для гномов слова, написанные на бумаге, мы бы выбили их в камне.

В то время, когда Малекит бороздил моря в путешествиях, я и мой брат выросли в прекрасных воинов. Мы познали искусство охотников Крейса, и никто из нас не мог превзойти друг друга. Вместе мы были сильны, вместе мы могли лицом к лицу встретить все угрозы, которые мог послать нам мир. Наша сила вдвоем была больше, чем сила четверых. Таков путь нашего народа, вместе мы идем по пути гармонии.

Но, избавив мир от угрозы Хаоса, мы стали слабыми. Мы стали самодовольными. Мы забыли дух совершенства, который связывал нас с нашей землёй. Наша бдительность ослабла, и культисты снова вернулись — эльфы, которые разбогатели на торговле и целиком отдались жадности. Столь велико было их богатство, что они жили как паразиты, пожирая плоды, которые щедро давала наша земля. Они отбирали, ничего не давая взамен, и Хаос снова нашел лазейку на Ултуан в форме Слаанеша, Бога Удовольствий.

Лидером культа стала никто иная как Морати. Возможно, соблазны Хаоса нашли щель в ее защите, возможно, порча никогда не покидала ее. Как вдова Аэнариона, она использовала свое влияние для того, чтобы привлечь как можно больше сторонников, и везде в Наггарите стали твориться ужасные вещи. Сначала в жертву приносили только животных. Нам не нравилась такая практика, но мы не вмешивались. Но затем начали появляться ужасные слухи о пропажах жителей окрестных деревень. Когда Малекит вернулся из своих путешествий, он обвинил свою мать как консорта Хаоса и начал великую чистку. Снова наша бдительность проявилась в этот темный час. Соседи и друзья, которые свободно проявляли свою любовь до этого, теперь закрывали свои двери в страхе.

Малекит вел расследования быстро, ведомый праведным гневом. Дворяне, о которых мы думали как о верных, оказывались предателями и последователями Хаоса, и Малекит карал их быстро и решительно. Как мы могли пасть жертвой такой лжи, мы не знаем, но я до сих пор оплакиваю тех, кто умер, зная о своей верности Ултуану. Многие фамилии Наггарита были преследуемы, и те кто потерял своих любимых, восстали против Короля-Феникса. Ултуан стал на грань гражданской войны, и король, сам того не зная, стал марионеткой в руках Малекита. Он призвал совет в Храме Азурана, чтобы решить, как остановить войну. И тогда Малекит открыл свои истинные намерения. Он указал на Бэл Шанаара как на главу культа и источник всех зол. Возможно, что во время расследования Малекит пал жертвой сил Хаоса, а возможно, это был его план с самого начала. Но теперь мы знали его истинное лицо. Он отравил Бэл Шанаара и уничтожил совет.

Он вступил в священный огонь Азурана, чтобы доказать свое право на трон Ултуана, но не смог скрыть тьму своей души от всевидящего ока богов. Огонь ожёг его, и он пал ниц. Его последователи забрали его тело с собой в Наггарит, где его мать вылечила его раны, с горькими слезами на глазах, желая мести за боль своего сына. Боясь гнева, который падет на неё и ее сына, она бежала на запад, и мы думали, что зло навсегда изгнано из наших земель.

Эра Раздора

Имрик, внук мага с тем же именем, наследовал трон, приняв имя Каледор. Он был воином, который мог собрать силу нашего народа в час нужды. Будучи братом убитого Бэл Шанаара, он знал, что не будет ему покоя до тех пор, пока Малекит жив. Когда принц получил известия, я уже показал себя воином. Я совершил экспедицию в горы Крейса и убил своего первого льва. Я и не подозревал, что судьба короля и мои первые шаги во взрослой жизни переплетутся так тесно. Когда мы возвращались с охоты, мы услышали звуки битвы, и увидели принца, который подвергался атакам банды убийц. Мы встали на его сторону и защитили его. С тех пор мои соплеменники получил титул телохранителей короля. В глубокой гордости я преклонил колени перед Каледором и принес ему клятву верности. В то время как дворяне и политиканы готовились разделить разбитое королевство, Каледор был коронован и заставил их объединиться и готовится к войне.

В мгновение ока весть о женитьбе Каледора и Вечной Королевы распространилась по королевству. В тот же день Малекит вернулся и занял трон в Анлеке. С тех пор Ултуан разделился. Агенты Морати распространяли слухи о том что Каледор ложный король, марионетка двора. Люди Наггарита стремились к Малекиту, и это позволило ему собрать армию и начать войну против своих сородичей. Многие были обмануты его словами и иллюзиями. Мой собственный брат много дней твердил мне о том, что я ослеплен интригами двора и иду за ложным королем, но он не видел правды в моем сердце, и в конце концов мы расстались с проклятиями. Культ Слаанеша, который долго скрывался в тени, проявил себя, распространяя ложь и обман. Никто не знал, кто истинный король, кроме таких как я, тех, кто видел, как Каледор прошел сквозь пламя Азурана.

Армии Наггарита были сильны и дисциплинированы, и они быстро продвинулись в глубь наших земель. Волшебники плели смертельные заклинания. Но они не рассчитывали на Короля-Феникса. Каледор показал себя смелым воином. Он быстро собрал свою армию, и вскоре полномасштабная война началась во всех наших провинциях. Тиранок и Эллирион пали, но внутренние королевства продолжали сражаться. Я участвовал в битве в Сафери и с благоговением смотрел, как маги сражались с магами. Свет одолел тьму, и в Сафери король одержал свою первую победу Я не могу описать свою гордость, которую я испытал, когда Каледор поручил мне нести его штандарт. Я сражался с честью и доблестью, сменив свой топор лесника на меч своего отца, которым я сражался с тьмой, как он до меня. Мы не могли победить Малекита в прямом бою, но мы победили хитростью. Мы расставляли ловушки и устраивали засады. Время было на нашей стороне. С каждым поражением руки Наггарита ослабевала. На войне Малекиту было трудно скрывать свое истинное лицо, и именно тогда он стал истинным Королем-Чародеем. Многие тогда собрались под флагом Каледора.

Эта война была долгой и кровавой, и она лежит вечной тенью в моих воспоминаниях. Правда была на нашей стороне, и мы не могли потерпеть поражение. В топях Маледора Король-Феникс наконец встретился лицом к лицу с Королем-Чародеем. И тогда же я встретится со своим братом на поле битвы. Его некогда доброе лицо было осквернено кровью невинных, а его глаза потемнели и стали окнами в наполненную ненавистью душу. Он призывал меня отбросить мое знамя и стать на одну сторону с ним. Но я знал, что мое дело правое. С гневом он выхватил свой меч и бросился на меня. Я отклонил его удар своим мечом, прося его прекратить это. Но он снова атаковал меня, его душа бал осквернена жадностью, а его сердце пребывало в когтях ненависти. Он нанес мне рану в плечо, и она болит до сих пор, так же сильно, как и в тот день. Своим кинжалом он готовился отнять мою жизнь, и мне пришлось убить его. Молясь Азурану не судить его строго, я пронзил его сердце мечом нашего отца.

Он упал на меня, и я тоже потерял сознание от потери крови и боли. Когда я очнулся, я узнал о сражении и о том, как Малекит обрушил на нашу страну свою темную магию. Я рад тому, что не видел этого. В злобе Малекит приказал своим магам выпустить силы Хаоса на нашу землю. Ултуан сотрясся в судороге, и только самопожертвование многих наших магов спасло страну от погружения в океан. Это было время Затопления.

Но об этом я расскажу вам в другое время. Воспоминания давно перестали вселять в меня надежду. С каждым прожитым годом я все яснее понимаю, что более не увижу света, который видел однажды. Только сны о моей юности наполняют моё сердце радостью.

А теперь я хочу, чтобы вы хорошенько обдумали то, что я вам сказал. Рана предательства требует исцеления, и только храня свет в храмах своих душ, вы сможете сделать это. До сих пор я несу знамя Короля-Феникса в сотнях битв. И в каждой из них я терял сотни друзей, но воспоминания о них удерживают меня от ненависти. Храните свои души, до тех пор, пока Тёмный живет, не будет им покоя. Король-чародей снова в седле, и скоро вы также узнаете муку войны.

Затопление

Это было время войны, междоусобицы и крови, время бесчестия и нарушенных клятв, время тёмных деяний и чёрного предательства. Время Затопления.

Цивилизация разрывала сама себя на части, и сами боги плакали, видя разрушенную красоту. Брат сражался с братом, отец с сыном, и ни одна мать не избежала горя от потери своего отпрыска.

Прикрывшись маской света, злоба распространялась среди неосторожных. Там, где она проходила, предательство процветало, там, где она говорила, разрасталась продажность. Снова гнусный Хаос простер свою руку к нашей родине, и тень пала на наши земли.

Ослеплённые своими собственными творениями, мы были глухи к пророчествам. И тогда появился он, Малекит Справедливый, Малекит Благородный, Малекит Предатель.

Сын Аэнариона, он строил гнусные планы, прикрываясь честью. Пророчества воплотились в жизнь, и наследник рода Аэнариона пронзил сердце нашего народа. Война разожгла его жажду крови и раздула его амбиции до небес.

Зло наносило удары невидимо для нас. Наши лидеры не подозревали об угрозе и сами становились соучастниками предательства. Те же, кто сохранял бдительность, пали под ударами убийц, прежде чем смогли послать предупреждение. А Малекит, Повелитель Тьмы, становился все сильнее.

Предательство коснулось каждого эльфа. Те, кто однажды сражались за спасение нашей родины, ныне рушили башни и дворцы нашей земли. Разрушение было их целью, и убийство было их девизом, но мы не склонились перед тьмой.

Объединившись под единым знаменем, мы сражались, для того чтобы сохранить то, что мы создали. Те, кто хотел поработить нас, поняли, что мы не уступим, и в злобе решили уничтожить то, что не могли получить. И тогда пришло Затопление. Казалось, что весь Ултуан погрузится в волны.

Столь же велика была наша сила, что даже после смерти мы служили своей земле. Силы, более древние, чем само время, сражались на нашей стороне. Но победа имеет цену, и мы платим её до сих пор, кровью и слезами. Мы оплакиваем тех, кто пал, и несем вечный дозор против их убийц.

Мы вечноживущи, наш дух бессмертен, и ещё долго после того, как последний из нас падёт, мы будем существовать. Мы - Азур, и пока есть свет, мы будем его хранить.

Сражаясь с тёмной ордой

С парапета Врат Феникса приближающаяся армия была подобна темному приливу, который надвигался со смертоносной неотвратимостью. Первый чёрный ковчег был замечен в прибрежных водах несколько часов назад, и вот теперь вражеская армия высаживалась на берега Ултуана, а черные замки все прибывали и прибывали. Тирион неподвижно стоял, вглядываясь в построения темных эльфов. Прошли века с тех пор, как настолько большая орда была собрана для войны с Ултуаном. Мысль о том, что его тёмные сородичи пятнают берега острова своим присутствием, жгла его как язва. Много месяцев до этого его гнев рос, когда он узнавал о все новых рейдах на берега Ултуана.

Прошли слухи о том, что сам Малекит стоит во главе войска, но Тирион пока не видел ни единого знака присутствия темного принца. Тирион видел, как вдоль привратных стен молодые эльфы разносят среди стражей луки и колчаны. Команды древних стреломётов, Когтей Орла, проверяли свои машины. Собирающаяся армия уже была в пределах досягаемости оружия, но ни одна стрела не поднялась бы со стены без его команды.

Крик ужаса раздался с одной из наблюдательных башен. Тирион повернул голову, чтобы посмотреть. Клин драконов летел к стенам врат. Благодаря острому глазу Тирион немедленно узнал наездника, который летел на головном драконе. Холодок прошёл по его спине, когда он понял что это сам Малекит, Король-чародей Наггарота.

Когда драконы, хлопая крыльями, заходили на ворота, Тирион понял их план. Кислотное дыхание драконов должно было расчистить стены, давая возможность дручии приблизиться к воротам, не боясь ливня стрел. Он быстро дал знак командам стреломётов готовиться к стрельбе по новой цели. Тирион поднял свой меч вверх, ожидая приближения драконов, а затем опустил руку одним плавным движением. По его сигналу стреломёты одновременно выпустили свои смертоносные снаряды. Тирион, затаив дыхание, смотрел, как они летят к целям, надеясь на то, что десятилетия тренировок дадут свои плоды. Два снаряда попали в цель, крики триумфа смешались с воплями умирающих драконов, который упали в озера, окружающие врата. Резко отклонившись от своей цели, драконы полетели обратно к своим войскам. Тирион не сомневался в том, что тёмное крыло драконов Малекита еще вернётся, но сейчас угроза была пресечена.

Появление драконов, наверное, было сигналом дручии к началу наступления. Многочисленные полки двинулись вперед. Тирион быстро спустился по лестнице с башни. Во дворе привратной крепости ровными рядами расположились Серебряные Шлемы, и его собственный скакун, Малхандир, стоял, терпеливо ожидая своего хозяина. Спрыгнув с лестницы, Тирион грациозно приземлился прямо в седло своего коня. Между ним и его скакуном была невидимая связь. Столь сильна была эта связь, что конь понимал желания седока по малейшим сигналам. Встроившись в ряд кавалеристов, Тирион поднял меч, сигнализируя к открытию Врат Феникса. Когда огромные створки открылись, всадники начали выезжать из ворот.

Звук, который издавали копыта, ударяясь о травянистую землю, становился все призрачней и быстрее, когда всадники набирали скорость для атаки. Тирион поднял свой меч, и в ту же секунду серебряные копья окружающих его наездников врезались в ряды приближающихся к вратам Чёрных Стражей. Клинок Тириона выписывал сложный танец смерти, повергая одного агрессора за другим, когда он увидел знамя своего старого противника. Перед ним стоял Коуран, Проклятие Ултуана, капитан Чёрных Стражей и командир войск Короля-Чародея. Двое телохранителей Коурана выступили вперед, пытаясь защитить своего господина, но Малхандир с ржанием ударил копытами, круша их черепа.

Коуран поднял свой меч, готовясь нанести удар по открытой шее скакуна, но Тирион с легкостью парировал этот взмах. Все больше и больше Чёрных Стражей присоединялись к схватке, стараясь стащить эльфийского принца с коня. Тирион бросил вызов Коурану, но среди тёмных эльфов честь была не в почете. Рунный меч Тириона ярко горел, уничтожая одного противника за другим.

Коуран атаковал еще раз, но клинок Чёрного Стража не смог пробить доспеха Тириона.

Тирион опустил свой меч на Коурана, описывая смертоносную дугу. Два оружия столкнулись в блеске магических рун, красных на клинке Коурана и синих на Солнечном Клыке Тириона. С громким треском клинок Коурана сломался, и Солнечный Клык расколол его череп, убив на месте.

Пораженные смертью своего командира, воины тёмных эльфов замерли на месте. Это был тот момент, который был нужен Тириону. Чувствуя волю своего наездника, Малхандир развернулся и понёсся обратно к воротам. Серебряные Шлемы также развернулись и поскакали за своим командиром. Перед самыми воротами Тирион задержал своего скакуна, давая возможность отважной кавалерии войти во врата перед ним. Видя, что враг отступает, тёмные эльфы кинулись в преследование. Наполняя воздух злобными боевыми кличами, они неслись вперед, к Воротам Феникса. Тирион знал, что ворота не успеют закрыться, прежде чем первые ряды дручии достигнут их. Он поднял свой меч к парапету стены и, помедлив секунду, опустил его.

По его заранее оговоренному сигналу лучники на стенах отпустили свои тетивы. Целая туча стрел обрушилась на ряды тёмных эльфов. Следом за этим послышался звук стреляющих стреломётов, которые залпом выпускали заряды в штурмующих. Атака дручии захлебнулась в потоке стрел и быстро превратилась в паническое бегство. Когда последний тёмный эльф убежал за дальность стрельбы из лука, Тирион поднял свой меч в знаке победы. Гордо сидя в седле, он не спеша развернулся спиной к бегущей армии и медленно въехал в уже закрывающиеся врата.

Когда золочёные створки ворот закрылись за ним, Тирион знал в глубине своего сердца, что только что он выиграл лишь краткую отсрочку вторжения. С Малекитом во главе его воины будут сражаться многие месяцы. Если эти врата падут, то орды тёмных эльфов затопят его страну, а затем, наполненные ненавистью дручии ринутся на весь остальной мир. На Ултуане высшие эльфы будут стоять до самого конца, каким бы он ни был. Тирион не боялся: он был рождён для этой войны.

Тучи сгущаются над Ултуаном

Последняя война на Ултуане бушевала больше года. Для долговечных эльфов это - всего лишь мимолётный момент, который собрал страшный урожай. Каждый эльф, который пал на поле сражения, является огромной потерей для их вида. За последнее тысячелетие медленно истощалось их число, и они знают об обречённости своей расы, но эта война будет стоить им дорого. Трагедия и, что хуже всего, факт - эльф убивает эльфа. В этой войне единственный победитель - мерзкие падальщики, лакомящиеся на костях некогда огромной цивилизации.

Малекит не изменил своим жестоким нападениям. Теперь, обеспечив точку опоры на острове Ултуан, с каждым месяцем прибывало все больше его войск. За лето уменьшились нападения на праведный остров, поскольку Малекит отправил свои армии, чтобы занять поднимающиеся туманы Альбиона. Высшие эльфы знали, что судьба камней на Альбионе была тесно переплетена с камнями на Ултуане и, чтобы защитить эти священные места, они были вынуждены вести войну на два фронта. Флот на севере приложил все усилия, чтобы препятствовать полётам чёрных драконов, пытавшихся захватить каменные круги. Пока Малекит мог направлять свои армии куда ему заблагорассудится, высшие эльфы были вынуждены оставить оборону Ултуана. В конечном счёте, высшим эльфам это обошлось дорого, и тёмные эльфы обеспечили хрупкую, но не менее важную власть на Альбионе.

Малекит вытащил несколько чёрных ковчегов на северных берегах Альбиона, зная, что это вынудит высших эльфов растянуть свои силы. Закрепившись, теперь он мог приказать своим воинам и нескольким превосходным генералам вернуться назад на Ултуан. Возможно, самым примечательным генералом для возвращения был Малус Тёмный Клинок. Малекит был очень впечатлён деяниями этого известного героя после смерти Коурана. Как пользующегося наибольшим доверием генерала, он назначил Малуса командовать его армией. Малекит хорошо знал о безжалостных амбициях и желания власти этого искажённого эльфа, но также знал, что эти качества сделают из него прекрасного лидера.

Получив подкрепление для себя на Альбионе, первое сражение Малуса на Ултуане увенчалось великолепной победой. Вскоре после высадки в Крейсе он встретил сильное сопротивление защитников высших эльфов, но симулировал отступление, используя себя как приманку. Высшие эльфы ввязались в преследование, стремясь захватить фаворита Малекита, но Малус запланировал засаду. Стреломёты «Жнец», расставленные на крутых утёсах прохода Аннули, ждали, пока Малус не подал сигнала, и затем обрушили град смерти на врага. Высшие эльфы осознали ловушку слишком поздно и начали отступать из прохода. Малус заблокировал путь отступления с полком палачей, грозные клинки которых проследили, чтобы ни один из высших эльфов не выжил.

Теперь Малус мог свободно перемещаться вдоль побережья, и в течение нескольких дней он встретился со своим лордом и властелином Малекитом. Малекит всё ещё сожалел о своем поражении в воротах Феникса от рук Тириона. Малус предложил хитрый обходной план, чтобы одурачить высших эльфов. Слух о его прибытии еще не распространился на берегах Ултуана, и он посоветовал Малекиту послать небольшие силы, несущие его знамя, к воротам Феникса с инструкциями отчаянного и убийственного нападения. Тем временем армия Малуса присоединилась к силам Короля-Чародея и стремительно направилась на юг, к Вратам Дракона. Услышав весть о втором нападении на Врата Феникса, высшие эльфы послали войска от Врат Дракона в помощь защитникам. Объединённые армии Малуса и Короля-Чародея тогда пошли в жестокое наступление на слабо защищённую крепость. Врата Дракона были разбиты, и впервые за тысячелетия Малекит мог свободно пройти со своей армией через проходы Аннули во внутренние княжества.

Малекит воздвиг базовый лагерь в башнях Врат Дракона, чтобы обсудить следующее продвижение армии. Малус всем существом стремился на юг, чтобы взять скалистую вершину Элир. Здесь они могли построить постоянную крепость в пределах внутренних княжеств, где Лотерн будет в лёгкой досягаемости. Пока Малекит видел мудрость в плане Малуса, но Король-Чародей знал больше о политике, что управляет Ултуаном и имел намного более злобный и изобретательный замысел. Малекит проинструктировал Малуса взять своих воинов, спокойно продвигаться на восток вдоль границ Аннули и встретиться в лесах Авелорна. Маршрут был опасен, так как в тех волшебных областях обитают ужасные монстры и животные. Драконы Малекита тогда ударили бы в сердце леса Авелорна, где жила Вечная королева. Пока драконы идут в лобовое наступление на силы Вечной королевы, Малус отрежет ее отступление, и таким образом самый драгоценный, благородный и красивый эльф во всем Ултуане падет. Единственный приказ Малекита Малусу заключался в том, чтобы ни один волос не упал с головы Вечной королевы. Вечная королева была воплощением всего, что ненавидел Малекит, древних традиций, которые разрушили его и направили на путь ненависти. Король-Чародей хотел сам получить удовольствие, слушая мольбу о милосердии стоящей перед ним королевы Ултуана. Через ее страдание эльфы Ултуана заплатили бы дорого.

Нападение пошло так, как было запланировано Малекитом, и его драконы летели над плотным зелёным сосновым лесом. Те птицы и животные, которые не пали от кислотного дыхания чёрных драконов, бежали перед ними, и скоро драконы неслись вниз к поляне на Вечную королеву и её служанок. Однако Король-Феникс предвидел угрозу сияющему драгоценному камню Ултуана и послал своих лояльных и доверенных мастеров меча защитить её. Самому Элтариону даровали честь защищать Вечную королеву. Едва завидев их полет, Элтарион собрал своих воинов, чтобы отвести королеву в безопасное место. Именно в этот момент он услышал весть, что сам Малекит возглавляет наступление.

Сердце говорило о его обязанности по защите королевы, но в то же время горечь и ненависть к эльфу, который схватил и мучил его, смешивались глубоко в душе. Сердце эльфа благородно и верно, но когда оно находится в разногласии с духом, бушует внутренняя война. Таким образом, в борьбе Элтариона со своими чувствами, хотя хранитель знаний Беланаэр и предсказал это, он не был способен справиться с ними. Он думал, если победить Малекита, война была бы закончена. Элтарион остался, и его поступок поставил Вечную королеву и весь Ултуан перед самой серьёзной опасностью, в которой они все находились. Летящие драконы нырнули вниз и напали на объединенные силы мастеров меча и служанок. Элтарион боролся с горькой яростью, лежащей тяжким бременем на его сердце. Вечная королева использовала своё волшебство, ослабив атаку драконов, но многие из её храбрых бойцов пали перед этой ужасной атакой. Элтарион понял свою ошибку, видя, как самые прекрасные воины гибли от ужасающих клыков, когтей и дыхания драконов. Наконец он отдал приказ к отступлению, но это было слишком поздно. Его желание мести дало Малусу Тёмному Клинку необходимое время для подготовки своей армии, и благодаря воздушной атаке темные эльфы преградили путь к отступлению, пока Вечная королева и ее служанки отбивали нападение сил Малуса. Хотя маленький отряд высших эльфов сражался мастерски, убивая четырех-пятерых тёмных эльфов за одного своего павшего, они знали, что обречены. Силы Короля-Чародея и Малуса заманили небольшую группу эльфов в ловушку, и скоро они утомятся и падут перед подавляющим числом.

Элтарион боролся на стороне Вечной королевы, связанный словом чести отдать свою жизнь, защищая её. Его острые чувства обнаружили Короля-Колдуна и его дракона Серафона рядом, злой дух Малекита укоренился в его памяти. Когда Малекит занес свой меч Разрушитель для удара по королеве, Элтарион прыгнул на ее защиту.

Используя навыки, полученные от великого мастера Беланаэра во время своего восстановления в Белой башне, он уворачивался от своего противника, парируя нападения. Малекит был лучше, побеждал его прежде и знал, что Элтарион - не противник для лорда тёмных эльфов и его дракона. В гордыне он не рассчитывал на новые навыки Элтариона, но после месяцев обучения с Беланаэром героический мастер меча мог противостоять Малекиту.

Малус видел, что Элтарион оставил Вечную королеву незащищённой, и теперь сконцентрировал свое нападение на ней. Руководя продвижением холодных, он прорвался сквозь защиту и оказался перед Алариэлью, королевой эльфов. Даже Малус был поражен её красотой, но знал, что она должна умереть. Убив Вечную королеву, он подорвал бы власть Малекита и получил политическую поддержку тех, кто тайно выступал против деспотического правления Малекита. Алариэль сплела заклинание, чтобы защитить себя и отразить нападение убийцы, но Малус выпил свой волшебный состав, чтобы развязать власть Тз’Аркана. Демон, пойманный в ловушку темной холодной душой Малуса, не заботящийся о красоте, легко прорвался через ее волшебный барьер. Вечная королева попала под ужасную атаку Малуса, убийственный гнев, что тёк через его тело, занося меч для удара.

В этот момент над полем битвы прозвучал рожок. Все, кто услышал этот звук, узнали атаку Драконьих принцев. Распространилась новость о падении врат, и верховный волшебник Теклис верно предугадал действия Короля-Чародея. Он предупредил Тириона, своего брата-близнеца, чтобы мчаться изо всех сил на защиту Алариэли. Возможно, его прибытие было несвоевременным. Видя Малуса, прокладывающего путь к королеве, Тирион понукал своего великого эльфийского коня Малхандира скакать быстрее чем, когда-либо прежде. Копьеносцы тёмных эльфов сформировали рубеж обороны, препятствуя герою высших эльфов спасти королеву, но Малхандир, не сбавляя ходу, прыгнул на стену эльфов. Меч Малуса опускался, чтобы убить Вечную королеву и надежду Ултуана, но меч Тириона, Солнечный Клык заблокировал атаку. Дотянувшись вниз, он обхватил своей рукой Вечную королеву и втянул ее в седло, мчась прочь, в глубины леса.

Нападение Драконьих принцев застало врасплох силы тёмных эльфов, врезавшись в их незащищённые фланги. С возобновленной надеждой, оставшиеся в живых мастера меча и служанки героически контратаковали. Их королева была спасена, и надежда вернулась в их сердца. Даже превосходящее число тёмных эльфов не было препятствием против армии, сражающейся с надеждой и доблестью. Клинки умелых мастеров меча сокращали число дручии с пугающей скоростью, пока копья служанок вонзались в уязвимые подбрюшья черных драконов.

Элтарион видел, что он не привел Ултуан к падению, и горечь на мгновение спала с его сердца. Его клинок ударил, пробил защиту Короля-Чародея и вонзился в броню Малекита. Впервые в жизни Малекит почувствовал холодное лезвие, проникающее в его плоть. Потрясённый своей собственной смертностью, он покинул сражение, и, с потерей их лорда, темные эльфы знали, что были побеждены. Малус быстро отдал приказ к отступлению, и поскольку драконы Короля-Чародея взмыли в небо, темные эльфы бежали в лес.

Большая часть армии была поймана и разбита Драконьими принцами, в то время как остальные должны были провести много дней, ползая по опасному лесу Авелорн, избегая своей судьбы. Только немногим удалось возвратиться к Вратам Дракона, где они узнали, что высшие эльфы разбили их лагерь. Еще меньше сбежали из внутренней области.

На своем троне в Анлеке Король-Чародей залечивал свою рану, но это - поражение, когда победа была в его руках, причиняло наибольшую боль, чем рана на теле. Его армия перенесла сокрушительный удар. К ещё большему огорчению, его мать Морати, управляющая Наггаротом в его отсутствие, сообщила ему, что наблюдательные башни на севере подверглись усиливающимся нападениям орд Хаоса. Его поражение послужило подпиткой для ненависти, и он поклялся, что не прекратит войну, пока не сядет на трон Лотерна.

Высшие эльфы теперь начали новое наступление, чтобы выгнать тёмных эльфов со своего острова. В течение нескольких дней не было вестей о Тирионе и Вечной королеве, но когда они появились из леса, все радовались, и в благодарность Король-феникс встал на колени перед храбрым эльфийским героем. Из-за его действий поднялся ропот, нарушив тишину в палате дворца. Многие во дворце были потрясены, видя безнаказанность Тириона.

Ужасная новость заключалась в том, что Элтарион предложил провести вторую экспедицию в Наггарот, ведя войну с их тёмной родней. Большинство выступало против агрессивных действии, но никто не остановил его, и даже Король-феникс знает, что должен позволить Элтариону вести его собственную войну.

Каждый нерв в теле Элтариона вспыхивал жизнью. Дрожь пробежала по его спине, он ощущал присутствие эльфа, который вызывал в нем такую жгучую боль. Малекит, Король-чародей, был очень близко. Он почувствовал небольшой порыв ветра и знал, что лезвие направлено на ту, кого он поклялся защищать. Резко изгибая свое тело, отталкиваясь прочь от своего противника, он отправил себя в пикирование, напрягая свои мускулы до предела. Острое столкновение металла о металл было облегчением для его слуха, поскольку он заблокировал удар, предназначенный для Вечной Королевы.

Падая ниц, ловко раскачивая свой меч, он отбивал в сторону сильные удары массивных когтей, прежде чем прыгнуть ввысь, избегая смертельных челюстей дракона, которые собирались разделить его туловище на две части.

Поскольку он отступил к основанию, его меч танцевал вместе с размашистыми ударами, направленный желанием возмездия. Большинство было отклонено темным оружием Короля-чародея, но единственный удар прорвался, только чтобы поцарапать зачарованную броню.

- Я вижу, что вы практиковались с последней нашей встречи. Может, вы не видите, что вас все еще превосходят? - Тон Малекита был заполнен ложной жалостью. - Я забываю, что вы слепы, извините мое невежество. Он хлестнул своим мечом снова, но там, где раньше был мастер меча, остался только разреженный воздух, Элтарион снова начал комбинацию выпадов по тёмноэльфийскому лорду, еще раз удары были отклонены мечом Малекита и его прекрасным доспехом, но каждый раз, когда Элтарион натыкался на защиту Короля-чародея, он находил брешь в его обороне. Брешь, которую он запомнит для следующего удара.

- Ну, разве вы не можете добиться большего успеха? - шипел Малекит Элтариону. - Развяжите свой гнев, ваша ненависть будет вести вас сквозь ослепляющую темноту. Элтарион мог чувствовать поднимающуюся волну ненависти к своему противнику, Король-Чародей дразнил и мучил его. Все, что он когда-то берёг, было разрушено этим злом.

Снова он направил свои выпады на слабые места в броне Малекита. Звон стали об сталь было заглушен знакомым звуком трубы, звучащим через поле битвы, Элтарион признал призыв атакующего строя Драконьих принцев. Его прекрасные чувства могли также уловить лёгкий топот копыт впереди кавалерийского построения. Эта лошадь скакала быстрее и сильнее, чем остальные, что он слышал прежде; это мог быть только Малхандир, это значило, что прибыл Тирион. Надежда заполнила его сердце; Вечная королева была спасена.

Медленно его ненависть рассеивалась, он полностью сосредоточился на своей цели. Его ум очистился, и в течение нескольких минут он был един с миром вокруг него. Блокируя сильный удар, он выгнул свое тело назад, ныряя под смертельное лезвие Разрушителя. Из этого положения он взмахнул своим мечом вверх, острым лезвием оружия разрезая кожу подпруги седла. На мгновение Король-Чародей потерял равновесие. Это было время, необходимое Элтариону. В эти доли секунды презрение, гнев и горечь ушли из его мыслей. Сосредоточенный с чистой ясностью, он помнил каждый удар своего лезвия по броне Малекита.

- Я слеп только при свете! – ответил он, ловко выбрасывая свой меч вперед с ослепительной скоростью, проникая в крохотное сочленение пластин брони и погружая оружие в плоть Малекита.

Пронзительный крик вырвался из уст тёмного эльфа, и в этот момент Элтарион чувствовал восторг как никогда прежде. Порыв страсти заполнил его ум, и желание закончить жизнь противника стало единственной целью. Он вытащил свой клинок и, выкручивая запястья, провёл дугу по направлению к голове Малекита, Малекит заблокировал удар бронированной рукавицей и быстро принудил своего дракона нестись в небо, несколько секунд спустя мастер меча стоял один. Он перешёл тут грань, которая делала его высшим эльфом прежде. Теперь только один путь лежал перед ним, одно желание заполнило его сердце, и такова была ярость, горевшая в нем, что никакие слова не могли урезонить его, пока он не исполнит свое желание. Он завершил бы задачу. Элтарион искал и убил бы Короля-Чародея.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики