ФЭНДОМ


64px-Edit icon.png
Это незавершённая статья.
Вы можете помочь проекту, предложив свой готовый вариант перевода и вёрстки главному редактору.
Эльфийская раса разделилась тысячи лет назад, в беспорядках и кровопролитии. С того времени тёмные эльфы превратились в самых безжалостных воинов в мире.

Изначальная эпоха эльфов никогда не была описана, даже в их хрониках. Они жили в довольстве и мире на острове Ултуане, обучившись искусствам цивилизации и магическим умениям у загадочных Древних. Этот рай был разрушен, а нашествие Хаоса обрекло эльфов на медленный упадок.

Когда большие звёздные врата Древних рухнули, разрушительное действие царства Хаоса хлынуло в мир, и потоки демонов понеслись по всей планете. Демоны, впитывая ревущую магию из разрушенных ворот, рыскали где хотели, вырезая несметное количество смертных существ и оскверняя земли. Натолкнувшись на Ултуан, демоны обнаружили, что магическая энергия пропитывает остров, и они собрались в огромную орду, чтобы поглотить и разрушит колыбель эльфов. Сами эльфы оказались беззащитны против этого неожиданного нападения, поскольку порочность войны тогда ещё не затронула их, а их королева была символом мира и процветания.

Однако из крови и бойни появился величайший эльфийский герой, какого когда-либо видел свет – Аэнарион. В нём пылал могущественный дух воина, и именно Аэнарион сплотил эльфов и обучил их методам ведения войны. В его сердце горело тёмное пламя сражений, а его искусство владения клинком, копьём и луком и по сие время остаётся непревзойдённым. Аэнарион – светоч надежды – бился по всему Ултуану, и его присутствие пробудило воинственную природу эльфов.

Хотя Аэнарион и его пополнявшийся воинами отряд бились свирепо и долго, орды демонов были неисчислимы. Он воззвал к богам о помощи, принося жертвы, просил их о вмешательстве. Но боги безмолвствовали. В отчаянии Аэнарион вошёл в священное пламя Азуриана, владыки всех эльфийских богов, и принёс себя в качестве величайшей жертвы. С молитвами на устах Аэнарион кинулся в раскалённое добела пламя. Хотя мистическое пламя жгло его тело и иссушало душу, Аэнарион отказывался сдаваться. Благодаря огромной силе воли он выдержал наказание очищающим огнём. От Аэнариона, очищенного суровым испытанием, исходило сияние, ореол могущества наполнил эльфов храбростью и заставил демонов съёжиться при виде его. Воодушевлённый непорочностью Азуриана, Аэнарион бился с небывалым рвением. Вскоре его провозгласили королём-фениксом, возродившимся сыном Азуриана.

Когда армия Аэнариона увеличилась, воинство демонов отшатнулось от обновлённого гнева эльфов. Это было в то время, когда Аэнарион встретился с первым из укротителей драконов, могущественным магом Каледором. С помощью драконьих всадников Каледор также удерживал свои земли от первого вторжения демонов. Эти двое видели друг в друге силу и разделяли общую цель. Каледор признал, что Аэнарион удостоился божественного благословения, и присягнул на верность королю-фениксу, добавив силу своих армий к воинству Аэнариона. Многие десятилетия два героя бились с демонами, и эльфы хорошо изучили их боевое искусство. Строевая подготовка Аэнариона закалила природную грацию эльфов, и мощь армий Ултуана росла год от года. Так как ветра магии кружили по всему миру, Каледор поставил перед священниками бога-кузнеца Ваула задачу заключать мистические энергии в оружие для борьбы с демонами.

Однако против всей силы воинств короля-феникса были несметные легионы демонов Хаоса, и лорд-маг Каледор видел, что одержать окончательную победу в войне невозможно. Каледор разработал смелый план навсегда избавить мир от Хаоса. Укротитель драконов и его маги создали бы магический вихрь, чтобы выкачать могущество демонов и вернуть их в царство Хаоса. Аэнарион обозвал Каледора глупцом, поскольку магия и вооружение, которое эльфы использовали против демонов, интенсивно вытягивали энергии Хаоса, лившиеся с севера.

Рок Каина

В это время Аэнарион услышал вести, которые должны были погасить пламя его сердца, превратив в холодную ненависть. Его жена, вечная королева Астариель, была убита, а дети пропали. В холодной ярости Аэнарион поклялся, что уничтожит каждого демона в реальном мире, дабы отомстить за это гнусное деяние. И хотя более выдержанные умы советовали иначе, Аэнарион отправился в святилище Каина, кровожадного эльфийского бога убийства. Из чёрного алтаря торчало оружие владыки убийства – Вдоводел, Жало Мести, Меч Каина, Богоубийца. Это было проклятое оружие, и Аэнарион мгновенно вытащил его из алтаря, чем обрёк и себя, и свой род.

Аэнарион, вооружённый мечом бога войны, со спины огромного дракона Индраугнира тысячами истреблял демонов. Силы эльфов вышвырнули орды Хаоса с Ултуана; магическая стража и сверкающие копья защищали растущие города эльфов от нападения, и ненадолго воцарился хрупкий мир. В разорённых землях Нагарита, на севере Ултуана, Аэнарион воздвиг столицу и создал королевство. Здесь возвышалась большая крепость Анлек, оплот от атак демонов, из которой армии Аэнариона могли совершать вылазки. Её башни вздымались выше, чем башни других городов в Ултуане, и пять стен окружали центральную крепость, в которой могли расположиться десять тысяч воинов. Строительство этого города явилось вызывающим шагом по отношению к легионам Хаоса, и его чёрно-серебряные знамёна возвещали, что эти земли принадлежат Аэнариону. Служить в армии Смертоносного приходили самые воинственственные и мстительные эльфы. Хотя его отчаяние из-за смерти Астариели так никогда и не уменьшилось, Аэнарион взял новую жену, родившую ему сына и наследника. Это была Морати, провидица, которую, как утверждалось, Аэнарион спас от власти демонов. Более поздние легенды гласят, что Морати околдовала короля-феникса, хотя никогда уже не узнаем, так ли это, или его просто не волновали ни её характер, ни её прошлое.

В своё время Морати родила прекрасного и сильного сына, и Аэнарион назвал его Малекитом и принял как наследника. При дворе Аэнариона стали обычны охота, дуэли и другие кровавые состязания, именно здесь собрались самые опытные воины, оттачивая умения в ежедневных сражениях с вторгающимися демонами. Нагарит стал землёй, одержимой войной и смертью, и Каледор, к величайшему гневу Аэнариона, отправился в своё найденное королевство на юге. Морати беседовала с Малекитом и учила его секретам правления и дипломатии, тогда как Аэнарион обучал сына непревзойдённому умению владения оружием и таланту командования. Вскоре Малекит стал одним из самых беспощадных воинов Аэнариона, а от матери он научился искусству волшебства, так что мог владеть заклинанием огненных шаров и пророчеством так же легко, как мечом и копьём.

Вихрь

По прошествии времени демоны возвратились в смертельном шквале, превзошедшем все предыдущие нападения. В то время как Аэнарион вновь отправился верхом на Индраугнире, Каледор решил осуществить свой замысел по созданию волшебного вихря. И хотя Аэнарион бился столь же жестоко, как и прежде, на этот раз он не мог разбить орду демонов. Тогда Каледор и его маги начали сложный ритуал, чтобы рассеять магию демонов, и у Аэнариона не оставалось выбора, кроме как защищать их. Армия Аэнариона окружила творящих заклинание магов, так как демоны всех богов Хаоса нападали на них со всех сторон.

Сам Аэнарион, с помощью преданного Индраугнира, сразил четырёх великих демонов Хаоса. Израненный и окровавленный, Аэнарион отказывался сдаться и продолжал биться, пока усиливались чары магов. Вихрь Каледора возник в реальности со взрывом энергии, который сотряс горы и разорвал землю. Ултуан охватила кружащаяся, ревущая магическая буря, убивавшая тысячи жителей, сносившая башни и замки. В центре вихря стояли попавшие в ловушку Каледор и его маги, застыв в противоборстве с силами, которые стремились сдержать. Из последних сил Аэнарион летел верхом на Индраугнире к святилищу Каина. Он возвратил меч на чёрный алтарь и там испустил последний вздох; первый и величайший король-феникс умер, лёжа на трупе верного дракона.

Ултуан лежал в руинах, но вихрь вытянул большую часть магической энергии, искажающей мир. Демоны исчезли, и Ултуан был спасен. Эльфы благодарили богов, прославляли Аэнариона, и приступили к созданию царства света и добросердечности, чтобы изгнать окружавшее их зло.

Путешествия Малекита

Для многих очевидным наследником Аэнариона был его сын Малекит. Воспитанный при дворе Нагарита, он был опытным воителем, умелым полководцем и могучим заклинателем. Он просил, чтобы ему оказали такую честь в память о его отце, но раздались голоса, высказавшиеся против этого намерения. Некоторые из князей хотели видеть более спокойную, уравновешенную голову, которая смогла бы вести эльфов к восстановлению цивилизации. Они шептали о тьме, окружавшей Нагарит, и манерах сына, воспитанного при дворе Аэнариона. В конце концов эти сомневающиеся победили, и Малекит любезно согласился принять избранного князьями Бэл-Шанаара как следующего короля-феникса. Хотя его мать Морати бранилась и кричала о беззаконии, обрушившемся на Малекита, сын Аэнариона первым преклонил колено перед Бэл-Шанааром, присягнув на верность.

Справившись с вторжением демонов, эльфы собирались изучить мир, который Хаос оставил изменившимся. Малекит покинул Ултуан, заявив, что Бэл-Шанаар вполне может справиться с управлением островом и без наследника Аэнариона. Принц Нагарита путешествовал по миру, где по другую сторону океана, на заросших лесом берегах поднимались маленькие колонии. Здесь эльфы встретили гномов, и вскоре две расы бились бок-о-бок, их армии воевали против жестоких горных орков и отвратительных тварей Хаоса из лесных дебрей. В сражениях с жестокими зеленокожими и мерзкими чудовищами Малекит совершенствовал боевые умения, став великим лидером. Столь велика была его слава, что Бэл-Шанаар назначил Малекита своим послом к верховному королю гномов Снории Белобородому.

Малекит не только участвовал в военных походах в тех землях, что впоследствии стали Империей, Бретонией и Скверноземельем, но даже отправился за их пределы. Он обыскивал Краесветные горы и воевал с примитивными племенами людей в проклятых Пустошах Хаоса. Здесь, на холодном севере, Малекит натолкнулся на мёртвый город, который был построен не руками людей, гномов или эльфов.

Он брёл по его закованным в лёд улицам, между громадными зданиями, от вида которых резало глаза. Движущийся лёд разломал древний склеп, внутри которого Малекит нашёл артефакт, что был старше, чем эльфийская раса. Это была наполненная колдовской силой металлическая корона, теперь известная в мифах как Железный Венец. Малекит взял этот Железный Венец и решил разгадать его тайны. Корона пробудила в нём тёмное любопытство, и начиная с того дня Малекит с энтузиазмом обратился к изучению запретных глубин магии – к силе самого Хаоса.

В то время как Малекит исследовал большой мир, в его отсутствие вокруг Ултуана собиралась новая опасность. Со времени прошлой угрозы, исходившей от демонов, многие уроки жестокой войны были забыты. Многие эльфы стали ленивы и эгоистичны, ублажая изощрённые чувства ритуалами, посвящёнными экзотическим, запретным богам. Из древних храмов Нагарита возродились культы роскоши, наслаждения и излишеств, которые усилились в городах распространились по всем королевствам. Эти культы практиковали унизительные, непристойные ритуалы и жертвоприношения, и всё больше последователей устремлялось в тёмные святилища, посвящённые богам, поклонение которым было запрещено. Многие из этих эльфов старались бежать от мучительного горя, что оставило в их жизни нашествие Хаоса. В храмах, заполненных барабанным боем, сопровождаемым звуками свирелей и наркотическими парами, они танцевали, пировали и распевали нечестивые славословия.

Казалось, Бэл-Шанаар был неспособен подавить растущие беспорядки в государстве. Культы наслаждения получали всё большее влияние с каждым прошедшим годом. Сильнее всего влияние культов было в царстве Нагарит, но Бэл-Шанаар не решался действовать против вотчины людей Аэнариона. Князья, попавшие под влияние культов, стали шептаться, что Бэл-Шанаар слаб и является узурпатором трона феникса.

Возвращение Малекита

Как только Малекит вернулся в Ултуан, его объявили спасителем. Он поклялся сыскать и уничтожить культы, заявив, что ни одно королевство не избежит его гнева, и даже Нагарит. Когда Малекит обнаружил, что его мать была одной из главных основательниц культов, он отрёкся от неё и приказал, после того как её схватили, заключить в тюрьму вместе с тысячами её введённых в заблуждение последователей. Никто не был выше расследования Малекита, от самого последнего фермера до горделивого князя. Тех приверженцев культов, кто сдавался, отправляли в замки Нагагрита, где они избавлялись от своих заблуждений. Тем не менее, казалось, что никто, кроме открытой войны, не сможет подавить разрастание вредоносных культов.

Малекит попросил короля-феникса созвать совет князей. Он хотел просить, чтобы ему поручили командование армиями Ултуана, дабы он смог изгнать культы наслаждения. И как раз когда князья собрались в святилище Азуриана, была приведена в движение главная часть плана Малекита. В тайне от других королевств, поддержанные расстрёнными последователями культов и практиками тёмной магии, выступили армии Нагарита. Не заметив опасности, которая надвигалась на их земли, князья собрались, чтобы услышать Малекита. В своём первом заявлении он объявил Бэл-Шанаара членом культов. Малекит сообщил, что Бэл-Шанаар повёл себя как трус и, лишь бы не предстать перед князьями, отравился, прежде чем его можно было бы законно судить. Малекит же, когда Ултуан снова оказался на грани междуусобной войны, принял бы принадлежащее ему по праву положение короля-феникса и предотвратил бы бедствие.

Но на многих князей речь Малекита не оказала влияния, и они объявили его убийцей и предателем. В этот момент агенты из Нагарита ворвались в святилище, и между сторонниками Малекита и его противниками начался бой. Когда на мраморный пол пролилась кровь, Малекит вступил в священный огонь, дабы принять благословение Азуриана. Крики Малекита, заглушая сражение, разнеслись эхом по всему залу. Огонь охватил князя Нагарита, сжигая волосы, кожу и плоть. С последним душераздирающим воплем Малекит бросился назад из пылающей кары Азуриана, и его обожжённое тело, дымясь, рухнуло на землю. Ученики Малекита подняли его тело и с боем расчистили путь, оставив большинство князей Ултуана убитыми в храме.

Междуусобная война

Когда последователи Малекита бежали с его телом на север, разразилась война. Другие королевства, в основном оставшиеся без руководства, ничего не знали об опасности, пока войска Нагарита не осадили их замки. В Тираноке и Эллирионе агенты культов наслаждения проникли в семейства правящих князей и оказывали на них влияние. Силы наггаротцев захватили эти королевства. Они держали семьи в заложниках и позволили правителям сохранить власть, только исполняя волю Малекита. Войска Нагарита были внушительны – сильнейшая армия в мире.  Их военачальники были ветеранами войны с демонами, и многие проходили обучение под руководством Аэнариона.

Воинский кодекс Аэнариона оставил на Нагарите и его населении неизгладимый отпечаток. Легионы Нагарита вела железная дисциплина, подкреплённая страхом перед командирами. Потерпеть неудачу означало погибнуть, так что воины Нагарита бились с непревзойдённым рвением: лучше пасть, сражаясь, чем проиграть и встретить ярость культистов Морати. Находились и такие, кто воспользовался возможностью захватить войска и с ликованием выступали на войну. Поскольку царила анархия, наггаротцы действовали быстро, захватив многие важные перевалы через горы Аннули, отделявшие внуренние королевства Ултуана от внешних королевств. С ними пришло много зверей Хаоса, обитавших в расколотых магией горах Ултуана.

Разделённые эльфийские владения оказались перед опасностью быть завоёванными за несколько недель.

Горства выживших князей не теряла времени. Среди них не нашлось ни одного достаточно сильного, чтобы стать преемником Бэл-Шанаара, так как каждый беспокоился о собственном владении. На ум князьям пришёл только один эльф, способный сражаться с наггаротцами – Имрик из Каледора. Имрик, внук Каледора Укротителя Драконов, не обладал ни одним из магических умений своего предка, но был смертельно опасным воином и выдающимся полководцем. Как князь Каледора и командир драконьих всадников, Имрик управлял вторым по могуществу королевством Ултуана, которое превосходила лишь мощь вторгающихся армий Нагарита.

В это время Имрик охотился в горах Крейса и совершенно не подозревал о войне, охватившей остров. Князья отправили вестников, чтобы найти Имрика и известить его об их решении. Тем временем Морати использовала колдовские возможности, чтобы предсказать намерение князей, и послала кадровых ассасинов убить будущего короля-феникса. Боги или решали, кто первым доберётся до Имрика.

Первым нашли Имрика ассасины Морати, приближавшиеся к жертве со злым умыслом. Укутанные волшебными тенями, они подготовили засаду. Но они не учли преданность и боевое искусство охотников Крейса. Когда наггротские ассасины напали, Имрик был один и не защищён. Однако отряд крейсианцев, сопровождавший его на охоте, услышал шум боя и вмешался. Крейсианцы убили ассасинов, понеся большие потери, и спасли Имрика. Как раз когда Имрик благодарил этих воинов, он получил от одного из княжеских вестников сообщение о том ужасе, что развязали армии Нагарита.

Пока Имрик всходил на трон феникса и собирал армии других эльфийских королевств, правители Нагарита действовали на опережение врагов. Они отправили известие сторонникам и агентам в Сафери – царство известное своими мамгами. Некоторые из этих агов прельстились могуществом тёмного колдовства и склонились к доводам Нагарита. Хотя колдунов было меньше, чем волшебников, оставшихся верными трону феникса, их заклинания были усилены новым, тёмным колдовством, которое было гораздо сильнее, чем «безопасная» магия, используемая волшебниками. Грандиозные магические поединки разорвали земли Сафери, когда колдуны бились с магами. Однако колдуны, несмотря на всю высвобожденную мощь Хаоса, не смогли победить. Они были вынуждены бежать из Сафери и искать убежища в Нагарите и королевствах, захваченных теперь его армиями.

По всему Ултуану множились предательства. Даже в Каледоре, который, как полагали многие, избежал наггаротских уловок, жрец Ваула по имени Хотек в тайне изготовил оружие для легионов Нагарита. Он использовал волшебный Молот Ваула, которым Каледор ковал оружие для Аэнариона.

Когда его разоблачили, Хотек бежал и искал убежище в Нагарите. Помогая колдунам-отступникам, Хотек использовал Молот Ваула, чтобы создать полный комплект доспехов для изувеченного Малекита; князь Нагарита, хотя его тело было сильно изуродовано, цеплялся за жизнь. Горечь и гнев разжигали волю Малекита, которая поддерживала его в течение долгих лет адских мук, что ему довелось вынести. Горение его плоти не прекращалось, так что Хотек вплавил недавно выкованные доспехи прямо в тело Малекита. Облачённый в покрытую рунами кожу из чёрной стали, Малекит мог снова возглавить армии. Малекит, дав клятву отомстить и продав душу запретным богам, увеличил колдовскую силу. Он больше не был князем Нагарита: отныне и навечно он будет более известен как Король-колдун.

Малекит отправился в бой на чёрной драконице, тайно выведенной в Нагарите, вдалеке от любопытных глаз каледорских укротителей драконов. Звали её Сулех, и это была зловещая зверюга, сильно израненная в боях, единственная уцелевшая из выводка из восьми драконов. У неё был злобный и непредсказуемый нрав, и только Король-колдун мог приблизиться к ней. Малекит, обещая кровавую резню, запугивая и унижая, подчинил Сулех своей воле; он кормил её магическим камнем искажения, так что она стала поистине чудовищной. Вид этих двоих внушал ужас, и когда Король-колдун возглавил армии Нагарита, то победа бежала следом. Если бы не коварство и жестокость войск Нагарита, королевства Ултуана не были бы завоёваны. Возглавляемые новым королём-фениксом, принявшим имя Каледора, дабы почтить великого предка, противостоящие Малекиту армии проводили хитруб кампанию нападения из засад и контратак. Там, где армии Короля-колдуна продвигались вперёд, воины Каледора отступали, только чтобы обойти с фланга солдат Нагарита и нанести ответный удар с неожиданной стороны.

Наггаротцы, обескровленные внезапными и молниеносными нападениями небольших групп, наступали, замедляли продвижение, перегруппировывались и снова атаковали. Четверть века ни один из правителей не управлял Ултуаном, так как у каждой из сторон не хватало сил для сокрушительной победы, которая обезопасила бы власть. Наконец Каледор и Малекит встретились на Маледорском поле. Годами они сражались друг с другом со всей мощью своих армий, и в Маледоре они сошлись в поединке лицом к лицу. Восседая на свирепой Сулех, Король-колдун командовал армией, бросая отряды в решительное наступление на сомкнутые ряды копейщиков и лучников, собранных Каледором. Волшебники Малекита метали стрелы чёрной энергии и призывали ужасные штормы, чтобы уничтожить пехотные части армии короля-феникса. В воинстве Каледора саферийские маги разрушали тёмные чары колдунов Малекита и обрушивали огненные шары и стены синего пламени на атакующих наггаротцев.

Малекит, увидев, что армия теряет стремительность атаки, вмешался. Упав с тёмных небес, Сулех и Малекит врезались в эльфийское войско. С пальцев Малекита срывалась багровая молния, сражая множество эльфов, а Сулех изрыгала облака ядовитого газа. Стрелы и копья, не причиняя вреда, бились о покрытое доспехами тело Короля-колдуна и чешую дракона. Три эльфийских князя – Титрайн, Карвалон и Финудель – пали от смертоносного клинка Малекита и когтей Сулех.

В тот момент, когда ход боя поворачивался против армии эльфов, Каледор возглавил контратаку. Окружённый охотниками из Крейса, с расположенной на флангах безмолвной стражей Феникса Азуриана, король Ултуана столкнулся лицом к лицу с Малекитом. Щёлкнув зубами, Сулех перекусила меч Каледора и опрокинула короля-феникса на тела преданных воинов. Когда заклинания Малекита разметали белых львов, Сулех нависла над Каледором; с её зубов капал едкий яд. Воинственно закричав, Каледор вырвал из мёртвой руки Финуделя Мириалит, Копьё Полуночного Огня, и бросил в распанутую пасть Сулех. Магическое оружие пронзило мозг чёрного дракона. В агонии Сулех сбросила Малекита со спины, так что тот упал среди шеренг стражи Феникса. У окружённого врагами Малекита не было иного выбора, как расчистить путь и бежать, оставляя за собой множество убитых эльфов. После Маледорского сражения, от насмешек победивших высших эльфов, всё ещё пылавших в его памяти, терпение Малекита лопнуло. Его армия была почти уничтожена бесконечной войной, а признаков ослабления противников не было, так что Король-колдун сделал одно последнее, отчаянное усилие победить.

В Нагарите Морати и Малекит долго изучали искусство чёрной магии. За ними следовало множество чародеев и ведьм, черпающих силу прямо из энергии Хаоса. Это были тёмные волшебники, которых перетянул на свою сторону Малекит. Он собрал несчётное количество пленных для подготовки грандиозного жертвоприношения и объявил последний план. Он и его колдуны ослабили бы магию ултуанского вихря, созданного Каледором Укротителем Драконов, обрушив на остров всю ярость миров Хаоса.

Король-колдун вызвал бы орды демонов, чтобы те бились на его стороне и уничтожили всякое сопротивление. Зная, что их судьба связана с Малекитом, колдуны согласились на этот безумный шаг. Король-колдун и его последовали были готовы рискнуть всем ради победы – даже будущим целого мира. Они и вообразить не могли провал, а для Малекита жить в изгнании и безвестности было немыслимо. Он скорее предпочёл бы увидеть конец света, чем то, как кто-то другой правит миром. Только один из его учеников, Уратион из Улара, видел безумсво хитрого шага Малекита и бежал из Нагарита, чтобы известить Каледора.

Раскол

Получив предупреждение о кознях Малекита, волшебники короля-феникса прмиенили магию, чтобы помешать сотворению заклинания. Когда колдуны Малекита, стоя наверху чёрных башен, боролись за управление вихрем, земли сотрясли величайшие силы. Содрогались горы, моря бурлили и вздымались, когда тьма и свет вели мистическую битву за управление кружащей в водовороте энергией в центре Ултуана.

Когда наступила ночь, звёзды померкли от вспышек колдовских огней и сияния магической энергии, и тогда Малекит и сборище его колдунов приложили последнее усилие. Получая подпитку от демонических договоров, их магия стала гораздо сильнее, и щиты магов короля-феникса стали распадаться. Сам вихрь выл и визжал, и начал мерцать. В тот самый момент, когда вихрь уже ослабевал, в противоборство вступила новая сила. Освобождённые от долгого плена, Каледор Укротитель Драконов и его маги, угодившие в ловушку вихря, вернулись в царство живых. Немедленно поняв опасность, угрожавшую поглотить Ултуан, они добавили собственные чары к заклинаниям волшебников короля-феникса и, с грандиозным всплеском магической энергии, вернули вихрь в мир.

Обратная реакция магии расколола Ултуан. На северное побережье обрушилась волна высотой в тысячу футов(305 м – Прим. ред.), затопив Нагарит и Тиранок. Города были снесен, и десятки тысяч эльфов погибли. Земля вспучивалась и раскалывалась, и магический взрыв был так силён, что его отметили в палатах гномов, за тысячи миль на востоке. Когда наводнение обрушилось на владения Малекита, его последователи использовали последние колдовские силы, чтобы сдержать шторм. Вобрав магию Хаоса, их тёмные цитадели освободились от скальных оснований и всплыли на покрытые пеной волны.

План Малекита не удался, его энергия иссякла, королевство покоится на морском дне, а армия почти полностью уничтожена. На плавающих замках Нагарита – чёрных ковчегах, как позднее назвали их – Король-колдун и его фавориты бежали от гнева катаклизма, который невольно развязали. Через бушующие моря они плыли на северо-запад, к пустынному, дикому Наггароту – Земле Холода.

Возвышение Наггарота

Изгнанный и жаждущий мести Малекит основал для своего народа новое государство – страшную страну Наггарот, откуда тёмные эльфы отбрасывают тень ужаса на весь мир.

Много недель флот Малекита плыл на запад сквозь проливной дождь, завывающий ветер и огромные волны, порождённые погрузившимися в океан Нагаритом и Тираноком. Малекит вёл народ неизменно на закат, в тёмную, поджидавшую ночь. Флот двигался через Студёное и Злобное моря – две раздираемых штормами массы воды, которые потопили много эльфийских кораблей и их храбрые команды, когда те пытались исследовать изрезанное побережье западных морей. У самых отдалённых западных берегов Злобного моря, в хладной тени остроконечных Железных гор чёрные ковчеги Нагарита наконец остановились. Здесь, на этой пустынной земле, Малекит объявил, что возродит славу правления Аэнариона и выстроит столицу, которая затмит величайшие города Ултуана.

Основание Наггаронда

Чёрный ковчег, который когда-то был замком Малекита, вылез на каменистый берег, укрепился в сланце и богатых железом скальных породах предгорий, обрамлявших море. Еды не хватало, хотя Малекит и знать охотились в предгорьях и доставляли для пиров оленей, вепрей и больших шерстистых мамонтов. С севера, неистово воя, прилетали холодные ветра, принося метели и стужу. Но гораздо опаснее обморожения и голода были ужасные хищники, которые рыскали в этих незнакомых землях. В тёмных лесах на юге и востоке и в зловещих горах на западе водилось много свирепых зверей, и сотни наггаротцев сожрали ночью, когда они разбивали лагери в дикой местности.

Разведчики быстро нашли богатые залежи полезных ископаемых в горах, но подданные Малекита не умели ни добывать и выплавлять металлы, ни возводить стены, которые удерживали бы мутировавших зверей, ни заниматься сельским хозяйством или животноводством. Они были воинами и лучше всего умели только воевать: с демонами, орками, зверолюдами и, наконец, с собратьями-эльфами. Вскоре Малекит понял, что, хотя у него всё ещё была грозная военная сила, его народ совершенно не интересует создание новой цивилизации. Если друкаи, как тёмных эльфов назвали враги во время междуусобной войны, должны построить новое королевство на западе, им потребуются работники, которые это сделают.

Так тёмные эльфы начали кровавые набеги. Вначале они нападали исключительно на сородичей в Ултуане, чтобы захватить съестные припасы и другие ресурсы. Высшие эльфы пости всегда предпочитали драться насмерть, чем быть захваченными в бою, так что число работников Малекита росло медленно. Тогда с кораблей, плавающих на далёкий восток, к лесам и горам колоний, где когда-то Малекит бился вместе с гномами, пришло сообщение.

Там, в пещерах и грязных хижинах, жили первобытные люди. Они были жестоки и тупы, но тёмных эльфов это не беспокоило, поскольку люди также были физически сильны и быстро размножались. Зная, что этими короткоживущими дикарями можно легко управлять и быстро увеличить их численность, в последующие десятилетия Малекит отправил множество эскадр, чтобы похищать целые поселения людей и доставлять их в Наггарот.

Хотя те мало понимали из того, что господа требовали от них, кнуты хозяев достаточно хорошо обучили людей добывать руду из горных недр, пасти скот и добывать пищу в лесу. Под руководством взятых в плен эльфийских каменщиков и плотников рабы стали возводить город вокруг цитадели Малекита. Малекит назвал это место Наггарондом, Городом Зимы, и его тёмные шпили начали вздыматься всё выше и выше над растущим пиратским портом, что укрылся в его тени.

Затяжные войны

Возведя столицу, Малекит вновь обратил внимание на Ултуан. Кое-кто из его народа ещё цеплялся за жалкое существование на руинах Нагарита, а Осквернённый остров и святилище Каина на нём не принадлежало ни одной из сторон. Малекит хотя и боялся сам обладать Мечом Каина, был хорошо осведомлён о его могуществе и мести, которую обрушил бы на наггаротцев Каледор, если бы завладел им. Чтобы предотвратить захват Богоубийцы королём-фениксом, Малекит повёл атаку, пронёсшуюся через северные острова Ултуана, Тенеземелье, оставшееся от Нагарита, которое цунами мало пощадило. Эльфы Ултуана помнили уроки междуусобной войны, и Малекиту не удалось пробиться через горы, чтобы напасть на внутренние королевства. В море разрастающийся флот высших эльфов становился смелее, и подкрепления с провиантом из Наггаронда часто перехватывались, всё большее ославбляя натиск Малекита.

Каледор ответил на вторжение Малекита с обычной решимостью, приказав выстроить огромные укрепления на каждом важном перевале через горы Аннули. Никогда уже больше Малекита не пропустят грабить и жечь святилища и города на побережье Внутреннего моря. Тридцать лет Малекит разведывал и нападал на заставы в горах, но армии Каледора были хорошо организованы и обучены, и все атаки после ужасных сражений были отражены. Пока их армии сдерживали отдельные набеги и нападения наггаротцев, высшие эльфы закончили первую цитадель – Врата Грифона, которые историки позже назовут Непобеждённой Твердыней. В ближайшие годы последовало сооружение остальных Великих Аннулийских врат, и вскоре перевалы между расколотыми землями и внутренними королевствами отделили бастионы высотой в сотни футов, защищённые доблестными защитниками, хитроумными боевыми машинами и мощными защитными заклинаниями.

Возведение Гронда

Пока Малекит бился в Ултуане, управление Наггаротом лежало на Морати, его матери. Теперь, погружённая в чёрную магию, Морати продолжала искать способы приумножить мистическое могущество. Она отправляла экспедиции во владения Хаоса на севере, поручив искать артефакты Тёмных богов и следить за вечно изменяющимися миазмами энергии Хаоса. Немногие из этих экспедиций вернулись, и никто не возвратился в Наггарот невредимым. Слишком велика была опасность для Морати, чтобы рисковать самой, и тогда она приказала возвести на севере Наггарота большую башню, из которой она могла бы лично наблюдать за энергией богов.

Эту цитадель назвали Гронд, Северная Башня, и здесь Морати основала колдовской Конвент. Она учредила отвратительные испытания магической и умственной силы для нахождения самых многообещающих юных пророчиц и ведьм среди тёмных эльфов. Многие не выдерживали. Но те, кто выжил, были закалены испытаниями, и так же фанатично и преданно занимались чёрной магией, как их госпожа. Морати заставляла это сборище колдуний изучать владения Хаоса, всматриваясь в его гипнотизирующие, умопомрачительные глубины, чтобы разглядеть тайны и узнать то, что произошло и что может произойти. Тёмные пророчицы помогали ей, раскладывая перед Морати варианты будущего как абсурдную карту, и, обладая этим знанием, она наметила линию судьбы для своего сына. Но и всем своим предвидением и хитростью Морати не смогла определить все нити судьбы, которая привела бы к окончательной победе над Ултуаном.

Война в Ултуане

Война на море шла с переменным успехом столько же, сколько и война на суше. Но после двухсот лет морских сражений высшие эльфы взяли верх. Их корабли и команды были более дисциплинированы, чем кровожадные наггаротские корсары, которые привыкли совершать набеги на человеческие и орочьи поселения, сражаясь с необученными и глупыми врагами. Высшие эльфы жестоко били караваны судов тёмны эльфов, а затем отступали, изматывая силы наггарондского флота. Даже мощные чёрные ковчеги, некогда непобедимые, встретили достойного противника. «Дворец Радостного Забвения», которым командовал Латерн Жестокосердный, был потоплен заколдованным звёздным тараном корабля «Индраугнир» в морском бою возле Осквернённого острова. Этот удар разбил их самоуверенность, и впредь наггаротские налётчики очень неохотно осмеливались нападать на патрули высших эльфов.

Хотя Малекит и не мог вторгнуться во внутренние королевства, его армии стояли на дальней стороне гор Аннули, всегда готовые воспользоваться минутной слабостью. Огромные потери во флоте и необходимость следить за атаками тёмных эльфов с помощью армий серьёзно сократили поддержку, которую Ултуан мог предоставить колониям на других континентах мира. Обезопасив внутренние королвества от нападения горными крепостями, Каледор полагал, что пришло время раз и навсегда изгнать Малекита и его тёмных эльфов с Ултуана. Как только его границы вновь защитило море, он смог послать жизненно необходимые войска и корабли, чтобы оказать помощь в бою всем многочисленным регионам растущей эльфийской империи.

Почти десять лет эскадры высших эльфов топили корабли наггаротцев, приближавшиеся к северному побережью. Их морское господство было неоспоримым, и тёмные эльфы, изолированные в Ултуане, устали от постоянных атак хозяина на неприступные крепостные ворота аннулийских перевалов. Когда Каледор, решив усилить давление на Малекита, предпринял наступление на Тенеземелье, пытаясь захватить Осквернённый остров, возможно, это было несвоевременное решение.

Столкнувшись с этой внезапной агрессией сородичей, тёмные эльфы быстро положили конец заговору и прекратили дезертирство, вместо этого сплотившись под знаменем Короля-колдуна. Сражаясь за вотчину, наггаротцы преисполнились ненавистью и злобой, и продвижение Каледора было быстро остановлено. Зная, что отступление означало бы возможность контратаки тёмных эльфов, Каледор продвигался вперёд, сражаясь за каждую высоту, долину и остров. Спустя ещё десять лет тёмных эльфов наконец изгнали с Осквернённого острова – огромной ценой. Когда Каледор отправился к святилищу Каина, казалось, что наихудшие опасения Малекита вот-вот оправдаются. Но всё же, несмотря на все страхи Короля-колдуна, Каледор не поддался шёпоту бога убийства и оставил Меч Каина в чёрном алтаре.

Теперь высшие эльфы завладели Осквернённым островом, и Каледор отплыл обратно в Лотерн. Вглядываясь в магический кристалл, Морати заметила его отплытие и обрушила шторм, чтобы потопить флот высших эльфов. Большая часть кораблей выдержала удары ветра и волн, но флот раскидало, и судно Каледора далеко отклонилось от курса. Ведомые колдовством Морати, пираты Малекита быстро перехватили и взяли на абордаж корабль короля-феникса. Зная их цель захватить его, Каледор бросился в море в полных доспехах, избегая мучительной мести, которую планировал для него Король-колдун. Так окончилось правление Каледора I, но его смерть не завершила войну. Пять тысяч лет тёмные эльфы не знали мира.

Хаг-Граэф и Клар-Каронд

Во время войны тёмные эльфы не раз терпели поражение. Многие из военачальников боялись возвращаться в Наггаронд, опасаясь характера Короля-колдуна и интриг Морати. Вместо этого они высаживались на берегу Злобного моря, за многие мили к югу от Наггаронда, и здесь построили для себя город, который назвали Хаг-Граэф – Тёмная Скала.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики