ФЭНДОМ


После исчезновения Аэнариона земли Ултуана впали в смуту. Вечная Королева погибла, Короля-феникса не стало, Повелитель Драконов Каледор был навечно заключён на Острове Мёртвых вместе с величайшими и мудрейшими магами. [1]

Земля был разорена, но в Ултуане оставалось ещё много сильных княжеств. Города вырастали вокруг старых крепостей. Большинство древних великих эльфийских городов было основано именно в этот период. Оставшиеся в живых эльфийские князья собрались в Святилище Азуриана, через год после ухода Аэнариона, дабы избрать нового Короля-феникса. Здесь открылось, что первенцы Аэнариона, Морелион и Иврейн, выжили. Предчувствуя надвигающуюся судьбу, их мать отослала их укрыться в Гаенской долине. Потерявшись по пути, они были спасены от атаки слуг Хаоса древочеловеком Дубовое Сердце и его народом. Они жили в безопасности в глубине чащобы, пока бушевала война. Иврейн оказалась достаточно взрослой, чтобы быть коронованной новой Вечной Королевой. В ней возродился дух самой Астариэль.

Второй Король-феникс

Очевидным преемником Трона Феникса был Малекит, сын Аэнариона от Морати [2]. Он вырос и стал могучим воителем, искусным волшебником и превосходным полководцем. Он был справедлив, мог убедительно говорить и обладал врождённым талантом дипломата и руководителя. Однако были и те, кто помнил безудержно-жестокие дни при дворе Аэнариона в Нагарите, и они сомневались, что любое дитя, выросшее там, просто не может быть полностью нормальным.

Также были и те, кто помнил слова Каледора о проклятии всего рода Аэнариона, и они посчитали мудрым напомнить их остальным. Но всё же многие желали свадьбы между двумя тронами, символизировавшей возобновление эльфийского королевства и преемственность между старыми и новыми правителями. Подчёркивалось, что Малекит как нельзя лучше подходит для этого.

Всегда вежливый Малекит заявил, что желает трона не по собственной прихоти, но во имя уважения памяти своего отца. Однако если благородным князьям не нужны его услуги, он добровольно принесет клятву верности более достойному избраннику. Благородные посчитали эту речь весьма удачной и сразу же воспользовались предоставленным им правом. Из своих рядов они избрали Бэл-Шанаара, князя Тиранока, как эльфа, проявившего себя на войне и отличающегося стремлением к миру и разумности. Морати бурно запротестовала от того, что был избран не её сын, однако Малекит успокоил её и согласился с тем, что выбор был сделан правильный. Он был первым, кто преклонил колена пред будущим Королём-фениксом.

Астрологи и предсказатели изучали знамения, чтобы определить наилучшее время для начала правления нового короля и высчитывали время, когда ему лучше всего пройти сквозь Пламя. В день коронации жрецы Азуриана составили оберегающие заклинания, которые позволят Бэл-Шанаару пройти сквозь Пламя невредимым. Стражи Феникса, выжившие из тех воинов, которые видели возвышение Аэнариона, ждали поодаль от Пламени, готовые накинуть на плечи королю заново сотканную крылатую мантию. Первым раздался возглас одобрения Малекита.

Так начались великие дни исследования и развития. В первые века долгого правления Бэл-Шанаара эльфы занимались восстановлением своих земель и исследованием окружающего мира. Эльфийские суда бороздили моря, нанося на свои карты очертания исследованных континентов. Были основаны колонии в Люстрии, Новом и Старом Свете. Были установлены контакты с гномами, и началась великая эра торговли и дружбы. Народ начал оправляться от ужасов долгой войны с Хаосом, и население начало расти. Бэл-Шанаар, искуснейший мореплаватель, самолично посетил все новые колонии и даже побывал в цитадели Караз-а-Карак, что в Краесветных горах, дабы заключить Клятву дружбы с гномьими королями. Малекит стал посланником в Подгорном царстве. Так, когда никто ещё не предвидел подобного, были посеяны семена будущей трагедии.

Культы излишеств

В эту эпоху эльфы расселялись и множились, и богатство вновь устремилось к берегам Ултуана. Города снова стали чудесными образцами искусства, украшенные лучшими вещами со всего мира. И хотя простой народ и не понимал, но неспешно, мягко и коварно Хаос вернулся. Он пришёл в новом обличье, от которого не было защиты. Никакая армия не могла изгнать его, никакое оружие нельзя было поднять на него. Он вернулся в форме культов Роскоши и Удовольствий.

Тем временем Малекит добывал себе славу. Он предводительствовал армиями, сражавшимися против орков, заполонявших Старый Свет и уничтожал остатки слуг Хаоса. Он искал латы своего отца на Осквернённом острове и стоял, заворожённый, перед Алтарём Каина. Он даже положил руку на рукоять великого оружия, которое ему предстало как скипетр, а не как меч, и, возможно, он воспринял это как знак. Он не нашёл ни следа своего отца или его дракона. Его странствия повели его дальше. В холодных колониях севера Нового Света, среди развалин предчеловеческого города он нашёл Железный Венец, талисман поразительной колдовской силы.

После своего возвращения Малекит обнаружил остров под властью недоверия. Культы излишеств были сильнее всего в Нагарите, на его родине. Его мать, леди Морати, уже долгое время была их последовательницей. В действительности существует предание о том, что она являлась одной из их основательниц и Верховной Жрицей. Король-феникс испытывал всё возрастающее беспокойство из-за этих культов. Их излишества уже скатились до жертвоприношения живых существ, а их гнусная природа всё чаще прорывалась наружу. Всё чаще с ними связывали тёмные имена запретных богов.

Малекит выглядел ужаснувшимся обнаруженным в Нагарите. Он раскрыл целый ковен искателей наслаждений, среди которых была его мать, и доставил их к Королю-фениксу [3]. Ещё глубже войдя в доверие к Бэл-Шанаару, он лично возглавил охоту на тайных членов секты. Выглядело так, что культисты проникли во все слои общества. Никто не был защищён от расследования. Военные действия против секты выглядели неизбежными. Малекит созвал ултуанских князей на военный совет в Святилище Азуриана. В преддверии совета он открыл самое жуткое. Малекит заявил, что Король-феникс — скрытый культист. Перед тем как Бэл-Шанаар мог опровергнуть это, Малекит отравил его [4].

Резня в Храме

На этот раз Малекит зашёл чересчур далеко. Никто не поверил в то, что Король-феникс мог стать служителем культа, особенно собравшиеся князья, давно и хорошо знавшие Бэл-Шанаара. Слишком поздно, но подозрение пало и на самого Малекита. Но было уже слишком поздно, поскольку он и его сторонники завладели Святилищем Азуриана. Малекит был безумен, он жаждал трона уже очень давно, он был готов принести в жертву амбиций кого или что угодно. И теперь он был у своей цели. Князья и их охрана стали его пленниками, а тайный союз с сородичами из Нагарита означал, что армия культистов обеспечит его волю к власти над эльфами, оставшимися без предводителей.

Считая, что ему достаточно лишь короновать себя и убить князей, Малекит шагнул в священное пламя, уверенный, что он, как и его отец до этого, сможет выдержать испытание. Но он ошибся. Пламя Азуриана не могло позволить его наполненному скверной телу пройти сквозь себя. Его вопли были столь ужасны, что все, кто слышал их, не могли забыть их до самой смерти. Малекит был поглощён пламенем, его тело было ужасно искалечено и обожжено. Не в силах преодолеть огонь, он сумел отбросить себя на край площадки, с которой вступил в священное пламя.

Видя, что их лидер оказался на краю смерти, его последователи забрали тело своего господина и покинули святыню. Предательство Малекита в Святилище Азуриана стоило Ултуану жизней множества лучших предводителей. Древний закон запрещал проливать кровь внутри Святилища, поэтому внезапность этого нападения оказалась абсолютной. Безоружные ултуанские князья были безжалостно перебиты Малекитом и его отступниками, только трое из верных Короне Феникса князей уцелело. Лишь непоколебимая отвага высших эльфов и то, что Малекит оказался отвергнут Пламенем Азуриана, позволили спастись хотя бы им. Эпоха трагедий и противостояния началась.

Примечания

  1. Далее в ранних редакциях были отсылки к старой версии Пришествия Хаоса, где высшие эльфы воевали не только с демонами, но и со смертными служителями Тёмных богов: «Потеряв собственных лидеров, армии Хаоса отступали, а эльфы стремительно выслеживали и уничтожали их. На земле воцарился мир, но золотой век навсегда завершился. Пришествие Хаоса преподало эльфам много жестоких уроков. Они поклялись, что больше никто и никогда не застигнет их врасплох».
  2. История не содержит достаточно подробных записей, объясняющих тот факт, что Морелион не рассматривался как возможный наследник Трона Феникса. Скорее всего Морелион добровольно отрекся, взяв себе несколько сильнейших реликвий, созданных для противостояния демонам и вернулся в Авелорн, где мог посвятить себя обеспечению безопасности своей сестры Иврейн.
  3. В ранних редакциях дальше следовал следующий, убранный в последней книге, фрагмент: «Это стало последней каплей для народа Нагарита. Они чувствовали себя самыми несчастными во всём Ултуане. На них пал главный удар в войне с Хаосом, но несмотря на это, их оскорбляли. Совет отказался выбрать их князя Королём-фениксом, хотя он был законным наследником Аэнариона. А теперь и их Культ Удовольствий преследовался агентами ничего не понимающего в этом Короля-феникса. Княжество стало ещё более непокорным и независимым от Трона Феникса, став приютом для преследуемых членов Культа Удовольствий. Пошли разговоры об указе Короля-Феникса о применении к культу военной силы. Ултуан был на грани гражданской войны».
  4. В ранних версиях совет созвал Король-феникс Бэл-Шанаар перед этим объявив войну одному из своих княжеств — Нагариту, после же заявления Малекита, он: «Вместо того чтобы принять позор на допросе, Король-феникс принял яд. Малекит поспешил восстановить порядок».

Источники

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики