Фэндом


Мародёры Хаоса.png
Те кланы северян, что всегда приходят на Юг во времена вторжений Хаоса, известны среди своих жертв как мародёры. Когда большая орда не собирается, рыщущие шайки таких грабителей безжалостно разоряют поселения и рыбацкие деревушки, от мангровых зарослей Люстрии до далёких рисовых полей Катая.

Люди Севера - прирождённые бойцы, закалённые с детства жизнью с особом мире, где каждый день означает маленькую победу на окружением. Только сильные достигают вершин, а слабаки отсеиваются и погибают. Каждый мужчина должен быть крепким и искусным воином, самодостаточным и свирепым. У них нет времени на пахоту или жатву, их рабочие инструменты - топор, меч и щит. То, чем их не могут снабдить их собственные земли, мародёры попросту отбирают у более слабых народов.

Сравнивать северянина с обитателем умеренного юга - значит уподоблять волка овце. В то время, как южане прячутся за высокими стенами городов, воители Севера странствуют по самым глухим закоулкам мира в поисках добычи и приключений. Пока мягкотелые граждане Империи набивают брюхо вином и сыром перед уютным пламенем очага, закалённые мародёры рвут сырое мясо зубами и руками. Южане горько жалуются, попадая в туман или слякоть, а северяне преодолевают ярость зимних бурь, защищённые всего лишь кусками вшивых шкур. Неудивительно, что нападений варваров Севера страшатся по всему Старому Свету.

Мародёры Хаоса сражаются тяжёлыми топорами, клинками или цепами, а их излюбленная тактика - громадными толпами с диким рёвом бежать прямо на врага. Они мало подвержены страху, поскольку знают, что находятся под Оком Богов, а трусы не заслуживают внимания Великой Четвёрки. Дабы приобрести расположение Тёмных Владык, некоторые племена перед боем наносят себе раны и рисуют своей же горячей кровью узоры на теле, веря в силу подобной защиты от холодного касания смерти. Их щиты украшены ссохшимися головами предыдущих противников, а их ожерелья и обереги сделаны из костей мертвецов.

Вожди, возглавляющие таких храбрецов, - устрашающее зрелище. Это волосатые груды мускулов, чьи тела покрыты шрамами, а доспехи - трофеями. Эти лидеры варваров правят столь кровожадными людьми, что даже в более благополучные времена они сражаются между собой до смерти за честь возглавлять следующий набег.

Выдержки из "Либер Хаотика"

…Они приходят с суровых заснеженных равнин — светлые волосы, голубые глаза и татуировки на руках, лицах и телах. Иные с волосами цвета воронова крыла, с застывшей жестокой усмешкой наслаждаются страданиями и болью, которые несут с собой. Они приходят с севера и с востока — дикие хищники со сворами исходящих слюной псов. В их глазах — безумная жажда крови, жажда, что гонит исполнять прихоти их богов. Едва прикрывая свою наготу, сжимая в руках грубые, но смертоносные топоры и палицы, они неистовствуют в цивилизованных землях юга. Они жгут, грабят и разоряют везде, где бы ни проходил их путь, принося жертвы своим равнодушным повелителям за адскими вратами далеко в северных пустошах.

Во тьме прошедших веков наши предки доблестно бились против злобных созданий и извращённых чудовищ. И мы побеждали, и следовали за ними по пятам до мест их рождения, и там истребляли их навсегда, избавляя от этой угрозы последующие поколения. Но были среди нас те, что пошли дальше, что не удовольствовались наследием, которые наши боги даровали нам, те, кто желал большего.

Дальше и дальше уходили они, пока не оказались в землях, что были покрыты Тенью. Там за ними не могло присматривать око наших богов, но столь велика была их жадность, что они не убоялись даже этого.

В этой Тени они встретили непостижимые сущности, древних демонов. Те легко различили в пришедших алчность и ненависть, что завели их столь далеко. И демоны восхваляли их, и льстили им, и сулили несравненно большие богатства, если только они отвергнут все, что было в них святого, и чистого, и смертного. Без наших богов, некому было наставить этих людей, и они впали в ложное суеверие, и были порабощены теми демонами, что хорошо ведали все слабости человеческие.

Оставшись в Тени, эти люди пали в нечестие и кровожадность мерзкого поклонения Хаосу. Все больше росла в них извращённость и жестокость, и все больше они упорствовали в своём пустом идолопоклонничестве, променяв его на спасительную веру в наших богов.

Ныне, с телами искажёнными столь же сильно, сколь искажена их сущность, они вернулись, чтобы покарать нас за собственные грехи и спалить этот мир. И охотнее они разрушат все вокруг, чем дадут сохраниться хотя бы тени добра и порядка, которые напоминали бы им о том, что они потеряли.

Но не свирепствующих племён мы должны страшиться более всего, ибо все их деяния меркнут перед самим существованием предателей нашего естества. Они ратники в тех адских ордах, что угрожают самому существованию наших народов, когда эти земли накрывает Тень. На своём демоническом пути, как и прежде, они оставляют после себя лишь пожарища, разорение и бойню. Их всадники и разведчики снуют повсюду, заботясь, чтобы ни одна жертва не ускользнула из их рук, вне зависимости от того, сколь далеко жертва находится и в какой безопасности она себя полагает.

Будто бы не довольно нам этих ужасов, но из их рядов, из их породы выходят самые отвратительные из наших врагов — рыцари и поборники Хаоса. И вместо того, чтобы ужасаться тому, что эти чудовища в человеческом обличии были некогда одними из них, они приветствуют их и ободрены присутствием этого осквернения бытия, ибо, быть может, стяжав вожделенную награду, те обратят свой милостивый взор помогавших им. И каждый воин любого племени мечтает пройти дорогу к могуществу и неизбежному проклятию.

В своих заблуждениях иные из этих хищников выбирают единственную Силу, у которой и ищут помощи часто через тотем или иной предмет, по их убеждению представляющий ценность для избранного бога. Большинство, однако, не столь разборчивы в выборе веры, отдавая свою преданность тому богу, который принесет им больше пользы в настоящее время. Почитая своих богов, они создают их изображения и святилища — более впечатляющие, когда они ведут оседлую жизнь и могут сторожить их, нежели если они скитаются подобно кочевникам Степи. То, что они пытаются договориться с каждым богом, который им известен, свидетельствует об их крайних заблуждениях, выделяя их даже среди тамошней ереси.

В сущности, никто из нашего рода не запятнан проклятием столь сильно, сколь люди Тенеземелья.

Ниже приведены выдержки из завещания барона Фаллона фон Кельспара, написанного незадолго до того, как в 2325 он отверг титул и привилегии своего имени. Вслед за этим, он был подвергнут отлучению церковью Зигмара в 2327, объявлен еретиком и угрозой человечеству Орденом Золкана в 2328, осуждён как предатель Империи в 2330, поставлен вне закона судом Владычицы в 2335, провозглашён клятвопреступником верховным королем в 2340.

«Ни одна другая порода не сравнится с человеческой. Пусть дряхлые расы именуют нас юнцами — их века остались в далёком прошлом. Мы распространяемся по свету также легко, как блохи на собаке. Никто не в силах остановить нас — ни праздный эльф, ни упрямый гном, ни дикий орк. Мы приходим, мы бьемся, мы умираем, но ещё больше нас приходят вослед, не наученные судьбой наших предшественников, пока мы не закрепимся на новом месте, пока мы не устоим. И чтобы мы не возжелали, однажды оно станет нашим».

«Наши предки славно жили под рукой своих достойных правителей, скитаясь отдельными племенами, свободные от всякого принуждения. Мы были могущественным, энергичным народом, достаточно закалённым и стойким, чтобы покорить все на нашем пути. Ныне иные из этих племён — бретонны, унберогены, господари, да и мы сами, полагаем себя выше остальных. Мы видим в простой смене столетий печать „цивилизации“. Мы полагаем за собой моральное превосходство и „открываем“ земли и народы, чья история исчисляется веками. Мы выставляем себя на показ во всей нашей нелепости, которая только усугубляется отталкивающими и извращёнными одеждами, которые мы носим».

«В ослеплении мы не замечаем, какими глупцами стали. Но ещё остались люди, что не пали до снисходительности к себе, сильные люди которые живут так, как жил человек в золотом веке. Они не дрожат перед своими богами, но торгуются с ними. Они не прячутся от неведомого, но лицом встречают его, знают себя и свою жизнь и ни от чего не отрекаются, проживая жизнь достойную лучших из нас.

Моя семья, друзья и любой другой, кто быть может, прочтет эти записи, без сомнения спросили бы меня, будь у него такая возможность, зачем я ушел на север? И если бы у меня было желание отвечать, я бы ответил, что на севере прошло наше прошлое. На севере лежит и наше будущее».

Конные мародёры

"Пусть вы и выиграете эту битву, мы вернёмся, и в итоге победим в войне. Каждая упавшая с плеч голова, каждая капля пролитой крови делает Кхорна сильнее независимо от того, кто умирает в грязи во имя его. Вы не можете победить, ведь сражаться в нами - значит увеличивать наше могущество".

Каграс, повелитель лошадей, чемпион Кхорна.

Конные мародёры.png
Многие племена относятся к лошадям в лучшем случае как к чему-то подозрительному, а в худшем - как к чему-то опасному и обременительному. И всё же существуют кочевники, чьи жизни неразрывно связаны с их скакунами. Такие дикари унаследовали взаимопонимание с непокорными табунами степей. Многие отпрыски могут ездить верзом до того, как возьму в руки первый меч. Для достижений совершеннолетия юный кочевник обязан выследить и захватить дикого жеребца, подчинить его своей воле - или же умереть под копытами в случае неудачи. К моменту окончательного возмужания человек и конь составляют единое целое, более схожее с кентаврами пустошей, нежели со своими собратьями.

Лошади под сёдлами кочевников - могучие звери, обладающие дурным нравом и сильными ногами. Если всадник когда-то приручил такого коня, тот остаётся верен ему до самой смерти, но скакуны исключительно злобны и неуправляемы по отношению к чужакам. Вскормленные на человеческой плоти и крови, слегка разбавленной водою, такие фыркающие и горячие лошади скрывают в глазах отблеск почти осознанной угрозы, и в ближнем бою будут топтать, кусать и бить копытами, словно охваченные яростью берсеркера.

В сражении скорость и маневренность степных племён остаются недосягаемыми даже самых искусных всадников Старого Света. Наездники Севера увёртливы и меняют направление движение, не ломая строй. Способные управлять лошадьми малейшими движениями бёдер и колен, варвары оставляют обе руки свободными для кривых клинков и топоров с крюками.

Некоторые из кочевых племён предпочитают тяжёлые дротики и метательные топоры, с глухим звуком втыкающиеся в тела врагов в то время, как всадники проносятся мимо, поворачиваясь в сёдлах, дабы атаковать всё новых и новых противников. Некоторые вооружены жестокими шипастыми цепами, захватывающими грудные клетки или шеи и тянущими жертву за лошадью, пока тело несчастного не превратится в разрозненные куски костей и обрывков мяса. От кочевых племён нет спасения, поскольку нет для них большей радости, чем охота, и дикари будут преследовать беглецов до полного их изнеможения. И только тогда начнётся настоящая потеха.

Источники

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики