ФЭНДОМ


Мора́ти, мать Малекита — второй по силе, после него самого, тёмный эльф в Наггароте. Рожденная для политики и интриг, талантливая колдунья, она пять тысяч лет учит своего сына всему, что знает и помогает ему удерживать свой трон железным кулаком.

Warhammer Morathi
Морати всегда несла печать Хаоса в своей душе. Когда её спас её будущий муж и отец её сына, первый Король-феникс Аэнарион Защитник, она была пленницей банды последователей Хаоса, хотя, возможно, и совсем не пленницей. Морати создала в Ултуане Культ Удовольствий, который привел Ултуан к гражданской войне. Она также довела до совершенства искусство тёмной магии, склоняя силы Адов Хаоса к свой воле, ради своей большей силы и власти. Имея интеллект и красоту, она всегда одерживала верх над своими врагами. Столь же велик и её опыт в обращении со своим оружием, что она может вынуть сердце из груди жертвы одним ударом.

Морати первая среди всех королев ведьм и все эльфийские ведьмы поклоняются ей как первой среди почитателей Бога Крови. Она также владеет первым и самым могучим из Котлов Крови, который, как верят многие, был дарован ей самим кровожадным Каином. Раз в год, в Ночь Смерти, Морати купается в кипящей крови, обновляя свою плоть и становясь такой же молодой, как и в тот день, когда она покинула берега Ултуана. Не одна королева ведьм не жила столь долго как она. Глава всех ведьм, Хеллеброн, не имеет доступа к истинному Котлу, и должна наблюдать прохождение времени на собственной плоти, что и служит причиной вражды между ней и Морати.

Их всех эльфийских ведьм только Морати может владеть магическим искусством, как и её сын, единственный в Наггароте маг мужского пола. Она живёт совсем одна в тёмной башне, творя зловещие заклятия и за тысячелетия свой жизни заключила множество сделок с силами Хаоса, и может извергать силу варпа одной мыслью. Она, наверное, самый могучий маг среди живущих, и многие считают, что её цель — уничтожить Магический вихрь Ултуана и выпустить преисподнею Хаоса в мир.

Морати абсолютно предана своему сыну Малекиту, и она единственная, кто может повлиять на его решения. Многие говорят, что их отношения довольно далеки от тех, которые обычно бывают между матерью и сыном.

Тёмная сила

Morathi (1)

Морати

Внутри тёмного покоя мерцающий свет свечей освещал мрачную и экзотическую обстановку. Колдунья стояла перед небольшим кипящим котлом, добавляя последние магические ингредиенты в варево. Она стряхнула со своих тонких пальцев несколько мерцающих пылинок в огонь, язычки пламени немедленно окрасились в пурпурный цвет. Варево было почти готово, и любая ошибка могла стать фатальной, как для варева, так и для самой колдуньи. Глубоким, носовым голосом она произнесла несколько последних магических формул. Казалось, что слова заклинания живут своей жизнью, с каждым произнесённым словом воздух вокруг неё становился темнее и тяжелее. Это был старый язык, и его слова имели силу уничтожить саму суть жизни.

Морати чувствовала, как магическая энергия накапливается и растет в ней. Она рыскала в своём разуме, ища путь к бегству. Сила продолжала расти, и неожиданно Морати ощутила момент просветления. Видения далёких стран, прошлого и будущего появились перед её глазами. Сейчас она могла отправиться в путешествие по этим мирам, просто оседлав силу в своём разуме. Но она быстро очистила свой разум от посторонних мыслей и сконцентрировалась на сотворении заклинания. Она почувствовала, как её волосы начинают шевелиться сами собой, когда магическая энергия пропитала всё её тело. Она направила кончик пальца на кипящий котел, магический огонёк на кончике отразился в вареве. Единственным словом она высвободила энергию, и поток тёмного света вырвался из её руки и ударил в содержимое котла.

Морати отвернулась от котла, чувствуя, как её тело расслабляется. Такая концентрация выжала из неё все силы. Тёмные силы почти одолели её и почти оторвали от реального мира. Если бы она отправилась по открытому ей пути без должных приготовлений, даже она, самая могущественная колдунья в мире, могла бы стать лёгкой жертвой демонов и тёмных тварей, что живут в ином мире. Морати рухнула на роскошную кровать, завернувшись в шёлковые покрывала. На чёрном шёлке её тело казалось абсолютно белым. Её кожа без единого знака прожитых лет была подобна мрамору.

Тем не менее, ещё много работы предстояло сделать, прежде чем зелье будет готово, его требовалось очистить и нацедить в маленькие сосуды, и даже этот процесс нёс в себе определённую опасность. Работа с любыми видами магии является довольно сложным делом, но Морати имела огромный опыт в таких делах. Как смертная, дольше всех живущая в этом мире, она имела огромную практику. Однако теперь было самое время отдохнуть в мягкой постели, так как общение с подобными силами всегда пожирает массу энергии.

«Надеюсь, я не побеспокоил тебя?» — раздался голос от двери; только один человек мог позволить себе вот так войти в её покои — её сын Малекит.

«Королевы ведьм снова собирают свой консилиум. Они говорят что у них есть доказательства того что культ Слаанеша вновь пустил корни в столице. Они особо настаивали на твоём присутствии». Малекит говорил как простой посланник, а не как король. Морати улыбнулась. Он научился быть тактичным, его голос не выдавал эмоций.

Когда Малекит вошёл в комнату и сел на край кровати, Морати выпрямилась. Её полупрозрачная одежда не скрывала её стройного и вечно молодого тела. Доспех Малекита был покрыт брызгами крови тех, кого он убил в недавней битве. Он снял шлем, и по его стальным плечам рассыпалась грива белых волос. Его изборождённое шрамами лицо вызвало болезненное чувство в груди Морати. Даже после четырёх тысяч лет с того момента как её сын был обожжён Священным Пламенем Азуриана, её боль не уменьшалась.

«Ааа, Хеллеброн! Она так и не поняла, что только по моей прихоти она и её жалкий круг ведьм всё ещё практикует свои примитивные ритуалы. Я могу сокрушить их одним словом. Правда в том, что они мои создания, эльфийские ведьмы служат мне, а не я им», — произнесла Морати со смешком.

«Я так понимаю, что ты не появишься на этом консилиуме», — его голос всё также не содержал никаких эмоций, он не без оснований считал, что она не станет с ним откровенничать просто так. Морати была удовлетворена тем, как её сын сумел понять некоторые тонкости политики, в частности необходимость контролировать свой голос. Но ему всё ещё требовалось понять, что даже отсутствие эмоций несёт в себе информацию, которую противник может использовать против него.

«Ты многое понял, сын мой, но тебе всё ещё многое следует узнать и запомнить. Я должна там присутствовать, но не потому, что Хеллеброн приказывает. Вместо этого я могу приказать убить её этой ночью, но это не принесёт мне пользы, более того, моя власть ослабнет».

Малекит повернул голову и заглянул в глаза своей матери. Ему не понравилось то, что она напомнила ему о его слабости, но ещё более ему не понравилось то, что она права. Ему всё ещё требовалось учиться у неё. Но когда он полностью познает все премудрости правления, он накажет её за высокомерие и властолюбие, однако пока она была ему нужна.

Морати подняла руку и прикоснулась к щеке сына, продолжая свои поучения.

«Иллюзии Хеллеброн о её власти надо мной есть главная причина, которая поддерживает её существование. Это правда, которую наш народ ещё не готов принять. Основа каждого благородного дома построена на этой лжи. Они думают, что заработали свою силу и что она принадлежит им. Но это только их мания величия. Вся сила в этом королевстве, вся власть, принадлежит нам, всё остальное пыль под нашими ногами. Правда заключается в том, что вся их сила есть только наша милость к ним». Морати ласкала волосы своего сына, она знала, что это всегда успокаивает его. «Милость, которую мы можем всегда забрать». Малекит улыбнулся, его мать всегда имела слова, для того чтобы открыть ему глаза.

«Я появлюсь на собрании, только для того чтобы поддержать ложь. Хеллеброн верит в то, что она правит Храмами. Она действительно верит в то, что только благодаря её целеустремленности, Каин является единственным богом нашего народа. Она даже не подозревает, как глубоко пустил свои корни культ Слаанеша, и какую власть имеют мои колдуньи. Они имеют власть изменить историю. А история строится на лжи победителя».

Морати снова легла на постель и поманила своего сына.

«Сын мой, ты, наверное, устал после последней битвы, иди ко мне, приляг, и расскажи мне о свой храбрости».

Источники