Фэндом


Mordheim.gif
Мордхейм когда-то был крупнейшим городом Остермарка, но разврат и безумие охватило его территории, когда завершалось второе тысячелетие после коронации Зигмара. Двухвостая комета появилась в небе в первый день того года, становясь всё ближе по мере того, как приближался последний день тысячелетия. Атмосфера развратного празднества нарастала в городе, говорят, что демоны выползали из теней, радостно крича и прыгая с мужчинами и женщинами. Когда часы пробили двенадцать, комета врезалась в город с небес подобно молоту. Зигмар счёл город виновным, и те несчастные, которые выжили, мутировали и умерли, истощаясь от агонии. Мордхейм стал Городом Проклятых, проклятый и обреченный вечность быть несчастным и страдающим, пока его не разрушил Великий Теогонист Зигмара при помощи объединённых сил Рыцарских Орденов.

Империя в огне

«Прошло около 20 столетий с тех пор, как Зигмар Млатодержец очистил нашу землю от полчищ монстров, наводнивших её. Тогда было основано величайшее из царств людей — Империя. Сегодня наши мысли еще раз обращаются к Нему: Зигмар, Отец людей, прошло одно тысячелетие и время второго уходит. В храмах по всей нашей земле собираются, чтобы услышать о многих странных событиях, которые будут происходить после возвращения к людям живого бога».

Летописец Остермарка — начало 1999 года.

Никогда Отец Людей не был так нужен, как в завершающий год последнего столетия второго тысячелетия. За былое могущество, как по оружию, так и по духу, теперь Империя расплачивалась междоусобными войнами и слабостью, вызванной коррупцией. Никакие императорские законы не действовали в эти темные и ужасные дни, вместо этого Империя разрывалась на многие земли от Остермарка на холодном севере до Виссенланда на дальнем юге, от Мариенбурга у западных берегов до Сильвании, которая лежит в тени Краесветных гор на самом краю земли. Каждый лорд сражался со своими братьями за свои и соседские земли. И пока владыки Империи дрались за корону, бандиты и грабители делали что хотели.

Никто не страдает так, как обездоленные, поэтому вполне понятно, что бедняки стали безразличными ко всему и постоянно пили. Таким было их несчастное существование: смерти от мечей и огня, давление формальными налогами, грабежи наглых торговцев, которые становились ещё богаче во времена беззаконья.

Это произошло в городе Мордхейм, в Остермарке, в первый день 1999 года эры Зигмара, когда провидица Сестёр Зигмара впервые увидела в ночном небе долгожданное знамение. Это знамение было в точности описано пророком Макадамнусом из Грейла пятьсот лет назад:

«В городе его сестёр он вернется к нам на крыльях огня.
Со своего трона восстанет он навсегда в неподкупной плоти.
И будут жить вечно те, кто соберется там вместе с ним.
И северные лорды будут вместе править землями всего мира».

Кантоны Макадамнуса, стих CXXVI.

Только после этого знамения стало ясно, что упомянутым городом является именно Мордхейм. Этот город был домом Святого Ордена Сестер Зигмара, «сестёр» из пророчества. Кроме того, он находился в самой северной области Империи. Что касается «крыльев огня», то это было всем ясно. В ночном небе был священный личный знак Зигмара, двухвостая комета, появление которой 2000 лет назад ознаменовало его рождение. День за днём люди стекались в Мордхейм, по мере того, как новости об угрожающем «наследии Зигмара на крыльях огня» распространялись по Империи.

По мере того, как последний год двадцатого столетия истекал, комета вырастала над городом, до тех пора, пока ночь полностью не была изгнана с улиц Мордхейма. Ее огни бушевали в небесах так, что само солнце казалось холодным и бледным. А под этим необычным светилом народ Мордхейма, казалось, забыл всякое представление о скромности и предавался развратным оргиям. Кто знает, как много душ собралось в этом городе? Сколько сотен тысяч стеклось со всей Империи, так, что каждая улица каждого квартала наполнялась непрерывной безумной музыкой. За городскими стенами вновь прибывшие непрестанно дрались и танцевали. Никто не искал отдыха или покоя — в те бесконечные дни никто не останавливался, чтобы поспать, лишь танцевали, ели, пили и предавались неприличным наслаждениям. Позже, говорили, что демоны выползали из теней, смешиваясь с толпой, и радостно кричали и скакали подобно мужчинам и женщинам. Но были те, кто понимал, что происходит, и их мысли были омрачены ужасом тех дней.

«Таким образом, в Мордхейм, накануне его уничтожения
были собраны все грехи людские,
как бурлящий ядом нарыв на теле,
готовый к вскрытию скальпелем хирурга»
.

Бернард Халь, генерал охотников на ведьм.

Это не Зигмар, а его правосудие обрушилось на Мордхейм в первый миг первого дня новой эры. Когда цепочка зла достигла своего апогея, Молот Зигмара обрушился на землю и навсегда завершил существование каждого мужчины, женщины и ребёнка, находившихся в городе. С громом в десять тысяч раз сильнее боевого горна, земля, казалось, восстала, чтобы встретиться с огнём, рушились здания, крошились стены, деревья сравнивались с землей в огненных вспышках. В отдаленном городе Альтдорфе затряслись стены храмов, и каменная кладка, не выдержав, обрушилась на улицы. Далеко за пределами Империи подземная крепость гномов, выстоявшая на протяжении нескольких поколений, разрушилась и упала.

Ничего не осталось от Мордхейма, кроме обожженных и обугленных руин. Город был так перегружен, что никто не мог в него войти, и те гуляки, которые скопились за городскими стенами, избежали катастрофы. Эти оставшиеся в живых бежали так далеко, насколько могли, разнося историю божественного наказания Зигмара по всей Империи. Но даже они не избежали наказания — многие впоследствии умерли, их тела были изуродованы и искажены мутациями, а их рассудок мучили воспоминания о том, чему они были свидетелями.

«Дым покрывал руины
в течение семи дней и семи ночей,
и высокий жар стоял,
как будто сжигали уголь в печи ада»
.

Летописец Остермарка — начало 2000 года.

Вихри дыма окутывали город на протяжении многих дней после его разрушения. Этот дым горел изнутри неземным зеленым свечением и был настолько горяч, что никто не мог приблизиться к городу. Но, в конце концов, дым исчез, и руины остыли. Бедняки стали возвращаться в город, чтобы найти ценности, оставленные в спешке или сокровища, которые могли бы спасти от гнева Зигмара.

В новом году появились странные истории о невиданном камне, найденном в руинах — пылающий темный осколок, творящий чудеса. Вскоре были найдены другие камни различных форм и размеров, обладающих энергией самого необычного вида. Согласно этим рассказам, больные излечивались, слепые прозревали, деревья вырастали за один день, мертвые восставали и заговаривали.

Больше всего рассказывали об успешном превращении камня в золото — подвиге, совершенным под руководством и по приказанию курфюрста Рейкланда Зигфрида его алхимиком Ван Хоффманом. Слухи об этом открытии распространились подобно пожару по всей Империи и за ее пределами так, что люди разными путями стекались в Мордхейм в поисках философского камня.

Таким образом, руины Мордхейма привлекли внимание лордов Империи и многих за ее пределами — как средство для достижения могущества и богатств. Для некоторых это было источником денег, которыми можно платить армиям, а также являлись кредитом для их имперских амбиций, для других — источником магической силы. Однако были и такие, которыми двигали простая жадность или другие злые причины, которые лояльные и хорошие люди не могут себе даже представить.

Затем появились сообщения о монстрах, которые скрываются в руинах, огромных крысах размером с человека, ходящих мертвецах, демонах и мутантах, которые некогда были людьми. Все приходили в Мордхейм со своими мечтами — и мало кто из них мог представить, что их действия вскоре повлияют на судьбу мира.

«Небеса, Земля и Ад сольются
После седьмого удара колокола Семерых Императоров.
Тогда земля Зигмара сгорит в огне,
И смерть будет шагать рядом с демонами, чудовищами и людьми»
.

Кантоны Макадамнуса, стих CCXXl.

Город Проклятых

MordheimMap.jpg

Мордхейм

В течение года безумства, перед уничтожением Мордхейма, Остермарк был обращен в еще большие руины вследствие плохого руководства. Фермерские угодья были брошены людьми, которые стекались в город, кузнецы покинули свои кузни, и даже купцы и ростовщики забросили свои дела. Вследствие этого, ещё до разорения, Остермарк впал в анархию, а его правитель, граф Штайнбардт, давно предался нездоровым наслаждениям, распространенным в те последние дни. Он со своими благородными вельможами погиб в очищающем огне Зигмара, и было немного тех, кто оплакивал печальную кончину древнего и благородного рода Штайнбардтов.

С тех пор земля Остермарк существовала только в теории. Дикие наездники свободно передвигались по землям, которые стали заброшены и опустели. Чужеземные армии проходили по территории провинции без помех, и оставшиеся честные люди, которых было печально мало, вынуждены терпеть постоянные разорительные набеги со стороны разбойников и бандитов. Люди всё ещё шли в Остермарк, стекаясь с разных уголков Империи, как черви собираются на труп. Ими двигала мистическая приманка философского камня, они шли за магической силой этих камней, которая делала их ценнее золота. Но хотя награда за их попытки может быть великой, и за один день можно стать богатым, опасность всё ещё остается велика.

Когда искатели сокровищ впервые входили в Мордхейм, они делали это без опаски, зачастую поодиночке или парами, слабо представляя себе ужасы, которые скрывались в мрачных руинах города. Многие исчезали без следа. Другие возвращались с искалеченными телами и помутневшим рассудком, беспрестанно бормоча об удивительных и чудовищных существах. Некоторые бесконечно говорили о демонах и чудовищах из нор. Кое-то бежал с пустыми руками из руин, начиная в тот же день невменяемо и нескончаемо хохотать. Вскоре, только самые безрассудные отправлялись в Город Проклятых в одиночку. Вместо этого джентльмены удачи решили собираться вместе в вооруженные группы или отряды; это было лучшим решением для их совместной защиты.

В городе остались лишь монстры, которые забирали жизни охотников за удачей. Сам воздух Мордхейма становился отравленным для тех, кто слишком долго находился в городе. Даже части философского камня, которые они находили, вели к смерти — их лучи магической энергии вели к ожогам и ужасным переменам форм и сознания. Многие, кто входил в Мордхейм друзьями, вскоре ссорились и убивали друг друга под действием воздуха волшебной энергии философского камня. Другие не нуждались ни в каком магическом влиянии — найденных драгоценных камней было достаточно, чтобы они превратились в дикарей, спорящих по поводу блестящей безделушки, в то время как вокруг них находились настоящие богатства. Многие возвращались из своих вылазок вроде бы целыми и невредимыми, но вскоре заболевали и умирали либо претерпевали такие ужасные изменения, что их товарищи бросали их умирать либо тут же убивали, дабы спасти от позора.

«Чтобы войти туда через ворота, охраняемые горгульями, нужно пройти сами врата смерти…»

Последние слова неизвестного авантюриста.

Поскольку эпидемия внутри города распространялась за пределами его разрушенных стен, многочисленные потёртые палатки и грубые лагеря охотников строились в горах на расстоянии недельного перехода до города. Нет надобности говорить, что большая конкуренция среди людей из различный земель Империи привела к тому, что эти лагеря устраивались вдали друг от друга и оборудовались простейшими оборонительными сооружениями из земли для защиты от атак соседей. Некоторые, например, зигмариты, достаточно обезопасили себя тем, что установили наёмных надзирателей для охраны и оборудовали рынок для торговцев оружием, одеждой и продовольствием, которые грязными уловками раздували цены в лагерях золотой лихорадки. Другие, такие как головорезы Дена, являвшиеся не более, чем убийцами, были мутантами, свободно ходившими по лагерям. Они скрыто меняли у некромантов золото на трупы.

Эти убежища, такие же грязные, как и те кого, они укрывали, были безопасными по сравнению с руинами Мордхейма, где нахождение даже ничего не делая, в течение часа, может привести к смерти или даже хуже. Группы людей, отправляющиеся внутрь города, либо были настоящими храбрецами, либо их наполняло отчаянное безумие. Наемные авантюристы быстро нашли работу в боевых отрядах, каждодневно пересекавших ворота Мордхейма. Как только вы пересекаете эти ворота, общепринятые нормы человеческого поведения теряют смысл. Можно свободно калечить и убивать, а любой конкурент сразу же становится смертельным врагом. Люди, которые могли вмести играть в кости и выпивать вечером, следующим утром приставляли к горлу друг друга меч и кинжал. Таков закон Мордхейма — никаких правил, кроме права убивать либо быть убитым, и только сильнейший достанет величайший из всех призов.

«Курфюрст Мидденланда предложил за это много золота! Курфюрст Рейкланда предложил за это ещё больше! Великий Теогонист предложил благословение Зигмара — хотя я бы предпочёл его золото! Каждая сила в Империи хочет философский камень и делает всё для этого… всё, кроме того, как прийти сюда и взять его самим! Так выпьем же, мои парни, за то, что завтра мы сделаем для них грязную работу и заставим их нам заплатить…»

Фернандо Паваротти, капитан наёмников.

На протяжении четырехсот или более того лет не было императора в Империи — никто не мог занять этот пост без претензий конкурентов. Среди курфюрстов били такие, которые хотели бы носить корону Империи, но они не имели достаточно силы, чтобы противостоять соседям. По древней традиции император выбирался среди правителей провинций, известных как курфюрсты или графы-избиратели. Поэтому претендент должен был искать поддержки среди своих друзей, чтобы получить большинство. К тому же были другие силы, которые не подходили для короны, но участвовали в выборах, и их влияние также было велико. Наиболее заметным был Великий Теогонист культа Зигмара, духовный лидер народа Зигмара, чьи храмы стояли в каждом городе в каждой части Империи.

Открытие философского камня в Мордхейме поставило всех в замешательство — оно давало возможность разрешить противостояние между претендентами. Каждый курфюрст нанял наёмников для поиска чудо-камня. Среди таких были и правители Рейкланда, Мидденланда и Сильвании, которые боролись за трон с тех пор, как леди Магритта, избранная меньшими землями и гильдией купцов, была исключена Великим Теогонистом Зигмарасогласно доктрине мужского превосходства, по которой ни одна женщина не может носить корону Зигмара (а также объясняя это тем, что Магритта была еще слишком молода). Таким образом, взоры этих конкурентов обратились к Мордхейму и его странному философскому камню, который обладал силой превращать обыкновенный метал в золото.

«Кто лорд Остермарка? Тот, кто и не лорд, и не император, среди злодеев принц в земле, где могущество лежит под ногами жулика, благородного человека или чудовища…»

Летописец Остермарка — начало середины лета 2000 года.

Курфюрсты были не одиноки в своем желании власти. В Империи царили беззаконие и безвластие многие сотни лет, и на протяжении этого времени влияние купцов и церкви сильно возросло. В Мариенбурге, наиболее большом и преуспевающем городе Старого Света, торговцы процветали, как никто другой, и сегодня бургомистры этого города имеют власть большую, чем люди благородного происхождения. Наиболее влиятельными из всех являются контрабандисты, тайное общество наиболее богатых членов гильдий, чьи амбиции подвели леди Магритту Мариенбургскую к трону Империи. Граждане Мариенбурга были хорошо известны богатством своей одежды, любовью к украшениям и их походкой, за которую многие смеются над ними и называют их «попугаями». На самом деле эти люди просто завидуют богатству и тайнам Мариенбурга во времена волнений. Так как власть курфюрстов была отвергнута, власть торговых гильдий быстро возрастала. Теперь появилось много богатых простых людей, которые хотели бы увидеть конец старого мира и построить новый, законы которого давали бы торговцам политический авторитет сообразно их богатству.

Такое недовольство было наиболее распространено среди богатых людей, которые искали власти самыми грязными способами. Они обращались к колдовству, самому тёмному искусству, считавшимся у здравомыслящих людей воплощением зла, чья практика издавна наказывалась пытками и смертью. Хотя немногие смеют это сказать, общеизвестно, что колдуны ходили за пределы Империи, тайно встречаясь для поклонения Тёмным Богам, и ползая среди склепов, похищая трупы. В скрытых пещерах эти подкупленные агенты вызывали демонов, чтобы подчинить их, в то время, как некроманты слали своих мертвецов ночью грабить и убивать. Теперь стало очевидно, что колдунам открыт путь в Город Проклятых в поисках философского камня, чья сила может умножить силу их собственной тёмной магии во много раз. Позже духовенство Зигмара собралось в Мордхейме, их телеги были нагружены клетками, жаровнями, железками и изощрёнными инструментами пыток, чтобы вершить волю Зигмара там, где это было более всего необходимо. Многие называли их охотниками на ведьм. В основном это делали те, кто боялся и ненавидел их, а так же и они сами, так как они гордились тем, что преследовали еретиков.

«Пепел от костров покрывал землю, на сколько хватало глаз,
И дым от сжигаемых ведьм распространялся по улицам.
Их зловоние наполняло наши рты ещё много дней».

Дневник Селестиана Брана.

За охотниками на ведьм стоял величайший духовный авторитет Империи — Великий Теогонист культа Зигмара. Он так же мечтал о светской власти, отстраняя корону от Магритты Мариенбургской; он тайно признался, что жаждет её сам. Уничтожение Мордхейма создало атмосферу религиозного террора. Кто может отрицать, что правосудие Зигмара является испытанием для его народа? Начиная с нового года, тысячи собирались в святых местах, чтобы примириться со своим господом и принять его наказание. Многие верующие отдавали свои вещи храмам и принимали епитимию, отправляясь странствовать. Толпы нищих бродили по городам и весям, истязая сами себя и друг друга во имя искупления грехов всех людей. Теперь Великий Теогонист мог послать своих охотников на ведьм в Мордхейм, якобы для того, чтобы очистить город от зла, которое, без сомнения, обосновалось там, но и приказав также найти философский камень для его собственных нужд.

«Братья демона ночи сползаются,
Словно черви на труп собираются,
Жадность, ненависть ложь и гордыня
Потекли сквозь ворота отныне.
Тот, кто носит корону Империи,
Берегись всевозможных падений»
.

Пророчество Кассандры, провидицы Сестёр Зигмара.

Группировки

Какого типа люди приходили в Мордхейм? Какого только типа не приходили! К ободранным лагерям, разбитым вокруг Мордхейма, прибывали люди со всех уголков Империи, от Мидденхейма — города Ульрика — до Мариенбурга на Западном океане, из Сильвании и Виссенланда и каждой области между ними. Некоторые прибывали по только им известным причинам, но большинство преследовало одну цель — найти удачу. Большая часть этих наёмных искателей приключений была нанята претендентами на имперский престол — правителями Мидденхейма, Мариенбурга и Рейкланда — три владыки, которые были самыми богатыми и наиболее амбициозными конкурентами в борьбе за власть. На самом деле эта борьба была настолько жестока, что редко когда люди из разных графств даже разбивали лагерь рядом, и уж совсем неслыханно, чтобы они сражались в одном отряде.

Когда мы шагали по хорошо протоптанной дороге к Городу Проклятых, мы проходили мимо распятых, прибитых к крестам, которые тянулись длинной вереницей вдоль дороги. Мы шли по этому проспекту искалеченных тел, чьи глаза, однако, следили за нами, и чьи головы поворачивались, будто посылая нам прощальные слова: "Вернитесь… вернитесь… вернитесь..."

Из других претендентов курфюрст Сильвании, граф фон Карштайн, был наиболее могущественным, но с такой репутацией, что немногие соблазнялись его золотом, поскольку его связывали с наиболее отвратительным оккультизмом. Он пил человеческую кровь и поднимал мертвецов с помощью нечестивойнекромантии. Его фавориты — хитрые и странные, и хотя они прячутся в тени и избегают солнечного света, их также можно обнаружить в Мордхейме. Немногие догадываются о его истинной натуре, включая, возможно, и охотников на ведьм, которые не доверяют никому, и по крайней мере на сегодня он остается всего лишь ещё одним претендентом на трон Зигмара.

Кто знает, что за амбиции движут Великим Теогонистом? Отказав в короне леди Магритте Мариенбургской, он противопоставил себя гильдии купцов и наиболее знатной из них — контрабандистам Мариенбурга, чьи тайные члены занимали наиболее влиятельные места в Империи. В то время, как Великий Теогонист провозглашал борьбу против мутантов и колдунов, орден храмовников, более известный как охотники на ведьмам, прочесывал Мордхейм в поисках философского камня. В своих проповедях он говорил о покаянии, мести Зигмара и любви к храмам, но многие полагали, что он жаждет больше земной власти, нежели духовной.

И что за отчаянные желания двигали контрабандистами и иже с ними, которым старые порядки и уклад являлись оковами с цепями для их желаний? Многие из них обратились к секретным ритуалам Тёмных Богов, исповедуя самую страшную религию и практикуя колдовство, ненавистное самой природе как порождение Хаоса. Их амбиции вели их в Мордхейм, где они искали философский камень. Они нашли себе лидера — Тёмного Императора, и никто не мог сказать кто он — человек или демон. Он известен как Лорд Теней, Властелин Одержимых. Говорили, что он обосновался в дыре Мордхейма, глубоко внутри кратера, где огонь ярости Зигмара всё ещё тлел и раздувал грязный дым через трещины в земле. Из этого места выходили дьявольские существа отвратительного вида. Они были наделены великой силой и необычными способностями и появлялись, чтобы отравлять руины Города Проклятых.

Внутри города ничего не осталось. Всё было разрушено, обуглено и опустошено. Там, где обрушился удар молота, теперь образовалась дыра, края которой оставались слишком горячими, чтобы к ним можно было дотронуться, а стены ее были такие ровные и гладкие как в стакане, где даже камни расплавились в печи ярости Зигмара. Когда плотный и ядовитый покров над дырой, державшийся много недель, исчез, то начали находить различные сувениры — насекомых в янтаре, чьи мёртвые морды с ужасом глядели из стеклянных могил, как напоминание о той ужасной ночи беспричинного веселья.

Что же с Сёстрами Зигмара, старыми врагами ордена храмовников и их фанатичного отрицания богослужения женщин в храмах Зигмара? Ярые и непоколебимые в своих взглядах, глухие к любым фактам, охотники на ведьм открыто проклинали их за ересь и оскорбление Зигмара. Орден Сёстер сам обладал властью. Его члены состояли из дочерей наиболее знатных домов всей Империи. Монашество в нём являлось убежищем для многих, кто иначе имел бы неприятности или преследования со стороны своих родственников. Эти два представительства Зигмара сражались в Мордхейме друг с другом как самые смертельные враги в борьбе за святость, говоря при этом бесконечные слова о прощении.

Сёстры Зигмара удерживали уникальное положение в Мордхейме в своём монастыре, в храме Скалы Сестёр, располагаясь на высоком каменном острове посреди реки Штир, которая протекала через Мордхейм, деля его надвое. И так как при разрушении Мордхейма целых домов осталось немного, то, оставшийся целым и невредимым храм Скалы Сестёр (как и его обитатели), — поистине чудо. Действительно, в то время, когда все вокруг пускались в разврат и веселье, в ордене Сестёр правили святую службу и обращали бесконечные молитвы к Зигмару, и благодаря этому избежали священного правосудия — во всяком случае, они так утверждают, так как никаких свидетелей этому, конечно же, не осталось. Охотники на ведьм смеялись над этими клятвами и, наоборот, утверждали, что договор с дьяволом позволил ордену Сестёр предать Мордхейм взамен на свою безопасность. Даже сегодня Сёстры с божьей или дьявольской милостью, либо благодаря высокому расположению их убежища, возвышаются над ядовитыми парами, молясь, дабы избежать их вредного влияния.

А что это за странные существа, выглядящие как монстры и калеки, мутанты и демоны? Из каких дыр они вылезли, откуда появились? Это остаётся загадкой по сей день, хотя со временем все загадки раскрываются. Странные крысоподобные существа, которые носятся среди руин. Выбросим их пока из головы, как многие наёмники с радостью сделали бы, если б могли. Оставим их самих для собственного рассказа и для той большей части людей, которая отрицает само их существование, или разместим их среди других монстров и мутантов, в которых нет недостатка в Городе Проклятых.

Такова расстановка актёров на сцене руин: наёмники из Рейкланда, Мидденхейма и Мариенбурга, живые мертвецы графа-вампира фон Карштайна, культ Властелина Одержимых, охотники на ведьм Великого Теогониста, святые Сёстры Зигмара и наиболее загадочные из всех — существа руин.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики