ФЭНДОМ


"Мудрость всегда имеет цену. Мы обладаем величайшей мудростью и потому платим величайшую цену".

Происхождение некрархов, как и всех вампиров, восходит к древнему городу Ламия, где они когда-то правили как бессмертные повелители той отдаленной земли. Это наводит на мысль, что некрархи ведут свой род от В'сорана, которого почитают как отца вампиров. Возможно, он был учёным или алхимиком в забытые времена, когда жители Неехары изучали чёрную магию в своих поисках способа обмануть смерть. Но точно об этом не знает никто, также как мало что известно о тех давних временах вообще.

С падением Ламии, вампирскому царству пришёл конец, а Великая ламийская библиотека была сожжена дотла. Накопленные знания древней Неехары были уничтожены, а многие из учеников В'сорана погибли в огне, не желая бросать свои труды. К несчастью для всего мира, горстка некрархов всё же сбежала и смогла спастись от преследовавших их царей Нумаса и Зандри, унеся с собой книги, свитки и другие фрагменты тёмных знаний созданных Нагашем. Они рассеялись по всему миру и затаились, чтобы терпеливо дождаться смерти своих врагов и продолжить свои исследования. Они построили высокие башни, с которых могли изучать звёзды и обороняться, если на них нападут.

Со своих башен, некрархи творят могущественные заклятья в течение тёмных ночей Geheimnisnacht, цель у которых всегда одна — уничтожить всё живое в радиусе действия их колдовства. Из таких тёмных логовищ разложение медленно распространяется по миру, отравляя реки, иссушая леса и заставляя людей и животных болеть и умирать. Кажется, что некрархи поставили для себя целью истребить всё живое во всём известном мире.

Те, кто изучает деятельность некрархов, подозревают за всей этой неустанной работой руку самого Великого Некроманта Нагаша Чёрного. Известно, что этот ужасный некромант жаждал превратить весь мир в царство мёртвых, где живые не будут больше ходить под солнцем и лишь нежить будет вечно прислуживать ему. Такой мир имел бы неизменное устройство без всякого изменения, развития и жизни. Вот почему охотники на ведьм из всех вампиров больше всего ненавидят именно некрархов, не жалея сил в их истреблении. Обнаружение этих скрытных существ — наиболее трудная задача, за которую только может взяться убийца вампиров.

Лишь изредка некрархи открыто идут на войну, но если это случается, то они, пожалуй, являются наиболее опасными среди всех повелителей нежити, поскольку их знания в некромантии позволяют им поднимать воистину огромные армии нежити, которые включают в себя многих ужасных тварей. Такие войны ведутся не за земные богатства или временную власть, а скорее за приобретение знаний и магических сил. Народ Эсталии всё ещё содрогается при воспоминании о Войне Смерти, когда Нургул (Nourgul), ужасный Эсталлийский Вампиро (Wamphyro Estalia), пошёл против них. Его армии нежити, собираемая долгое тысячелетие, исчислялись десятками тысяч и легко нанесли поражение гордым кондотьерам Эсталии, оставляя за собой тысячи убитых. Сама же война велась только ради обладания одной единственной книгой: Томом Мудрости, что хранился в храме Мирмидии. К счастью для этого мира, вампир был убит в этом самом храме, сразу после того как завладел книгой, однако самой Эсталии потребовались десятилетия, чтобы оправиться после войны.

Некрархи непостижимы даже для своих собственных собратьев-вампиров и во многом кажутся безумцами. Их безумие сдерживается только их неоспоримой гениальностью и умениями в алхимии и магии некромантии. В то время как многие вампиры стремятся к господству над королевствами людей с помощью хитрости или силой оружия, некрархи желают всему живому только смерти. Они отличаются от своих бессмертных собратьев и во многом другом. Наиболее очевидным из отличий является их внешность: это вонючие, гниющие колдуны, и немногие могут без трепета взглянуть на их ужасающий облик. Некрархи настолько же ужасные на вид, насколько ламии прекрасны. Другие их отличия не столь очевидны, но гораздо более значимы. Из всех вампиров, только некрархи могут значительное время обходиться без крови людей, оставаясь в полном порядке. Как они могут противиться тому, что довлеет над остальными вампирами, непонятно, однако эта тайна, похоже, связана с их мастерством по части некромантии. Поэтому, пока остальные вампиры вынуждены постоянно охотиться за кровью людей, рискуя быть раскрытыми, некрархи могут скрыться от любопытных глаз и сконцентрировать все свои силы на изучение чёрной магии.

Некрархи не видят мир так как другие вампиры. Для них мир живых это всего лишь блеклый образ, в то время как мир мёртвых, тела в могилах, трупы выходящие за пределы склепов — кристально ясны и гораздо более реальны, чем заполненный жизнью мир смертных.

Некрархи по своей натуре одиночки. Они колдуны и алхимики, с которыми мало кто может тягаться. В искусстве чёрной магии они не имеют себе равных среди вампиров, и это более чем достаточная компенсация за их бойцовские навыки, которые крайне низки в сравнении с их собратьями. Сокрытые в изолированных башнях и логовах, защищённые магическими оберегами и охраняемые своими слугами-нежитью, некрархи посвящают свои вечные жизни изучению некромантии. Охотники на ведьм и странствующие рыцари ищут места их обитания, а найдя такое логово некрарха незамедлительно стараются его уничтожить. Зачастую хотевшие убить вампира, кончают тем, что служат своему врагу в образе устрашающей нежити. Некрархи ценят своё уединение превыше всего. Однако даже они время от времени нуждаются в крови или телах живых, чтобы принести их в жертву в своих магических ритуалах и экспериментах. Это означает, что среди человеческого общества им необходимы агенты. И поскольку физическая привлекательность не имеет значения для некрархов, они пользуются услугами тех, кого другие презирают: больных, безумных, безобразных и мутантов. Некрархи проявляют ложную жалость к этим изгоям, получая взамен фанатично преданных им слуг, способных выполнять трудные для вампиров задачи. При свете дня, эти отребья (dregs) разрывают могилы и чумные ямы, отыскивая необходимое сырьё для экспериментов своих хозяев. Самых умных из отребья, некрархи обучают искусству некромантии. Иногда среди таких учеников они избирают достойных, кто впоследствии присоединяется к некрархам, как вампир-слуга (Thrall).

Из-за редкости и скрытности проживания некрархов, многие учёные даже сомневаются относительно их существования в действительности. Однако в тёмных уголках мира, скрытые от глаз людей, некрархи медленно продолжают свою коварную работу. В один из дней их труды начнут приносить плоды, и тогда мир познает ужас, невиданный доселе никем.

История из жизни Некрархов

Древняя спиральная лестница вела к склепу, и темные тени плясали на стенах в свете фонаря Неро. Он достиг основания лестницы и прошел через низкий сводчатый проход. Неро вступил в комнату и сразу почувствовал, что он никогда не ступал по каменному полу этого этажа. Комната была скрыта в сырой земле, самой грязной почве этого проклятого леса. Именно здесь вампир копил свою сверхъестественную энергию, он нуждался в ежедневной дремоте лежа в утробе этой злой земли.

Когда он увидел гроб, то застыл на месте, сдерживая с каждым дюймом дыхание, стал приближаться. После достижения цели, он приглушил свет фонаря и достал приготовленные заранее деревянный кол и молоток для работы, ради проделывания которой он пришел сюда.

Он медленно снял крышку гроба и… пусто! Не имелось никаких следов тела. Его одурачили!

Все же какое-то маленькое движение внезапно возникло в самом дальнем конце склепа. Неро поднял фонарь. Существо, которое он осветил, было порождением из кошмара, то была истлевшая человеческая голова, стоящая на восьми четко сформированных ногах подобным лапам огромного паука. Конечно, это был один из экспериментов темного владельца башни. Существо отвратительно прошипело «масстеерр!» И бросилось в самый темный угол комнаты. Неро переместился на несколько шагов в том направлении и увидел большой каменный саркофаг, изрезанный странными символами. Они напомнили ему о свитках из древнего королевства Кхемри, которые он изучал в прошлом. Прежде, чем он смог сделать один шаг, тяжелая плита закрывающая саркофаг упала в сторону с громким глухим стуком. И тогда тень, более темная чем тьма ее окружавшая, вошла из него в палату. Казалось, воздух в склепе сделался холоднее. Единственная деталь, которую Неро мог ясно видеть, были глаза вампира, сверкающие как драгоценные камни древнего зла.

«Что у нас здесь, а несчастный смертный, ты думал, что сможешь застать Никодимуса врасплох?» прошептал голос из темноты, голос, который внушал Неро большинство страхов и наполнял его чувства явным ужасом.

Вне себя от гнева Неро издал громкий вопль, немедленно сопровождаемого рядом тайных слов мощи. Из его глаз вырвались два черных луча чистого темного волшебства, которые ударили вампира, и казалось, охватили его. Существо было удивленно внезапностью нападения, что едва успело рассеять темные энергии, которые грозили уничтожить его. Никодимус поднял руки и громко запел на языке своей давно утерянной родины. Отвечая на его зов, дюжина воинов скелетов поднялись с пола склепа и окружая стали двигаться к Неро. Когда круг замкнулся, странная улыбка появилась на тонких губах человека. «Неверный ход, Никодимус!» Неро принял ту же позу что и Вампир и произнес ряд командных слов.

Скелеты остановили свое движение. Никодимус чувствовал, как ослабевает его контроль над бессмысленными слугами, исчезало его колдовство, подавленное другим мощным противником.

Он боролся за удержание контроля над своими фаворитами, два мага, живой и немертвый начали свою титаническую битву. Никодимус сразу почувствовал обширный поток темной магии, которой был укрыт его противник, и в то же время использовал ее, контролируя на самом тонком уровне все помещение, в попытке найти брешь в защите Никодимуса. Как это было возможно? Когда и с каких пор его подмастерье достиг такого высокого уровня мастерства?

Медленно скелеты перестроились и начали двигаться к своему создателю. Неро начал громко смеяться «Вы побеждены, патетический монстр! Как внезапно вы растеряли свое высокомерие! Теперь я хозяин».

Вампир отступал назад, пока не был прижат к противоположной стене и затем сделал последнюю попытку восстановить контроль над скелетами. Неро продвигался за ним, не ослабляя давления. Он чувствовал почти что жалость к гнилому монстру, который когда-то был его хозяином и который был теперь загнанный отчаянием в угол в собственном склепе, преданный своим лучшим учеником. Тут вампир резко прекратил борьбу. Неро был несколько удивлен этой очевидной сдачей и смотрел на своего прежнего хозяина с подозрением. Действительно ли он собрался отказаться от борьбы?

Тогда Никодимус медленно заговорил покровительственным тоном «Я вижу, что твое знание черного искусства выросло до внушительного уровня, но ты должен был предположить, что ты всего лишь человек. А люди хрупки, и жизнь так легко может уйти из их слабых тел. Ты не подумал, что в своем рвении нанести мне поражение, ты подошел слишком близко?»

И тогда вампир бросился к Неро, буквально прорываясь сквозь скелетов, которые рассыпались так, как будто они были сделаны из хрупкой глины, когда существо поражало их. Слишком поздно Неро понял свою ошибку. Когда он был молод, в Тилеи, он слышал легенды о большой силе Лордов Ночи, но он никогда не подозревал ее в своем преподавателе, который походил на гниющий труп. Он никогда не мог представить, что Никодимус может двигаться так быстро…, никогда не мог представить, что он может прорваться через этих скелетов так легко…, никогда не мог представить, что эти высохшие руки могут мгновенно сломать ему шею.

Вампир отбросил как сломанную марионетку то, что было телом Неро, скелеты начали рассыпаться в прах. Тогда он пошел назад к своему саркофагу. Отдых, он нуждался в отдыхе. Человек мудро напал в середине дня, когда Никодимус был наиболее слаб. Вампир мог чувствовать присутствие солнца даже в этом глубоком подземелье. После того как тяжелая крышка встала на место и перед погружением в глубокую дремоту, Никодимус поразился тому, что случилось. Как стало возможно, что его ученик, который изучал некромантию в течение такого короткого времени (как долго это могло быть? Возможно лет тридцать?) смог стать соперником для него? Вампир изучал черные искусства в течение тысяч лет, ему преподавал сам Великий Некромант, тот, который бросил вызов Смерти и создал науку Нежити. Как это было возможно? Люди были слабы. Как они могли бросать вызов мастерству одной из линий В’Сорана? Он ясно помнил пламя жизни Неро, погашенного силой его хватки, потом человек скончался… Только теперь Никодимус понял. Ответ есть! Это было причиной, почему люди могли прогрессировать в искусстве некромантии быстрее, чем любой вампир. Люди были смертными, боявшиеся смерти и исчезновения с уходом из мира. Их продолжительность жизни была настолько коротка, что они должны были найти способ обмануть смерть в течение нескольких десятилетий. Поцелуй Крови приносит бессмертие вампирам, но бессмертие также означает, что вампиры теряют эту наиболее мощную движущую силу, страх смерти.

Этим открытием Никодимус сначала был встревожен, но потом он начал думать о проблеме как о вызове. Он будет вынужден найти нового ученика, так чтобы изучить его намного ближе. Возможно, имеет смысл кое-чему поучиться у людей, обычно он вытягивал из них жилы. С той ночи у Никодимуса появился новый интерес к экспериментам над своими жертвами.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики