ФЭНДОМ


Альбрехт зарычал от ярости, когда синее пламя вновь опалило его доспехи. «Изыди, порождение Хаоса!» — воскликнул рыцарь, когда колдовство начало прогрызать его наплечник. Огневик изогнул своё грибовидное тело, небольшие лазурные огоньки протянулись от его конечностей и поплыли к земле. Крохотное подобие Альбрехта сформировалось из голубого пламени, фигура в рейкландских латах, с широким и длинным мечом, с безвольным лицом и голосом деревенского дурачка. «Изыди! Порождение — ден-ден-дение!» — провизжало оно. Огневик вновь ударил, и лазурный огонь начал просачиваться сквозь рыцарскую броню. Меч человека упал на землю, когда Альбрехт свалился, крича от жуткой боли горящими губами. Марионетка бросилась на спину, театрально дёргая руками и ногами, и пронзительно голося: «Горячо! Горячо! Горячо!»

Огневики, также известные как Пылающие ужасы, Огнеплюи и Пламенные вихри, — пожалуй самые странные изо всех демонических существ, даже по довольно-таки нестрогим меркам демонов. Их полуматериальные трубчатые туловища прорастают ухмыляющимися мордами и корчащимися пастями, а тонкие конечности выворачиваются в сопла, изрыгающие колдовское пламя. Выглядящие неуклюжими причудливые тела огневиков не мешают им развивать большую скорость, выпуская газообразный ихор через нижний, розоватый раструб трубки-туловища, и перепрыгивая большие расстояния с неожиданной живостью.

Огневик использует жар своих горящих «рук», чтобы швырять в противника жёлтые и синие сгустки магического пламени. Этот колдовской огонь, порождённое волей Тзинча, сжигает не только плоть, но и саму реальность, а его прикосновение способно разрушить разум столь же быстро, как и обуглить и испепелить тело. Огневик не менее опасен и в ближнем бою, поскольку может сфокусировать свои пиротехнические силы в мощный огненный поток, от которого не спасут даже рыцарские доспехи.

Шипя и потрескивая, меньшие огоньки устремляются к земле, где принимают подобие облика предмета или существа, что оказалось рядом с огневиком. С видимой радостью и мерзкими смешками эта колдовская марионетка подражает всему, что происходит поблизости, зрелище одновременно издевательское и пугающее. Сам огневик обычно не обращает внимания на эти крохотные образы реальности, но иногда даже его начинают раздражать их насмешки, и он испепеляет их потоком синего пламени, прежде чем отправиться на поиски новой жертвы. Огневик уходит, а его порождение остается, постепенно превращаясь в озерца магической энергии, что затем исчезает в небытие, хотя ещё немало времени после этого там можно услышать скрипучий смех.

Обладая лишь зачатками самосознания и инстинктами, огневики прекрасно поддаются управлению Владыки Перемен. По своей сути они являются почти прямым воплощением воли Великого Демона, и резво прыгают по полю брани по приказу Приносящего Изменения. Также как и розовые ужасы, огневики считаются расходным материалом в глазах Владык Перемен, поэтому не будет чем-то необычным увидеть отряд за отрядом этих пылающих демонов, безрассудно пытающихся преодолеть очевидно непреодолимую преграду, и выигрывающих у противника как за счёт численного преимущества, так и тех валов пламени, что предвещают их появление.

Источники

  • Warhammer Armies: Daemons of Chaos (7 ред.)