ФЭНДОМ


Демоны Хаоса разрушают мир на протяжении тысяч лет. Нет такого государства смертных, в чьих хрониках бы не было упоминания о столкновении с порождениями бездны. Города разорялись, царства гибли, но все бедствия меркнут перед ужасом величайшего вторжения Хаоса, когда силы тьмы впервые прорвались в реальность.

Это случилось в эпоху таинственных Древних. Именно в те забытые времена демоны Хаоса впервые коснулись этого мира. Древние были архитекторами мироздания, способными подчинять своей воле пространство и время, а также призывать грозные силы, используемые в виде разрушительных заклятий. Принесённые громадными кораблями, что могли за удар сердца преодолевать невообразимые расстояния, Древние странствовали и меняли мир по своей прихоти. Они стали причиной появления многих рас: сланнов, эльфов, гномов и людей. Они навлекли на свои творения проклятье Хаоса, поскольку есть сущности, коих даже Древние не смогли подчинить.

Рождение Хаоса

По причинам, сведения о которых давно утеряны, Древние пали. Были уничтожены великие полярные врата, через которые они путешествовали между звёздами. Взрыв, разорвавший их на части, потряс основы мироздания. Обломки этих внушительных сооружений расшвыряло по континентам в виде пылающих комет, сила удара которых о землю рушила горные цепи и раскалывала материки. Полюса провалились вовнутрь самих себя, открыв прорехи в ткани реальности, в которые хлынула мощь чистого Хаоса.

Огромные куски нестабильной материи соединились в форме новой, зловещей луны. Небеса горели, а земля содрогалась. Примитивные страхи миллиардов испуганных душ обрели нечестивое подобие жизни. Из этой бури эмоций появились новорождённые Тёмные боги. Из миражей Владений Хаоса они алчно взирали на мир смертных, поскольку разрушение межзвёздных врат ознаменовало не только появление Богов, но и уход Древних. Что именно случилось с великими творцами, неизвестно даже мудрейшим из сланнов.

Некоторые верят, что Древние погибли или поддались искушениям Хаоса, другие говорят о том, что великие решили, что мир обречён, и должен быть предоставлен своей судьбе. Ушедшие, совращенные или уничтоженные, Древние перестали влиять на жизнь и смерть обитателей мира. Зарождающиеся разумные расы остались без помощи и защиты перед дьявольским голодом Темных Богов.

Осколки врат еще не успели остыть, а Боги Хаоса уже призвали своих слуг, чтобы они вторглись в материальную вселенную. Первородная магия захлёстывала мир все возрастающими приливами раздирающих реальность многоцветных колдовских потоков. Там, где эта энергия касалась земли, она принимала образ тысяч и тысяч демонов, каждый из которых был исполненным силы отражением какой-то части сущности своего повелителя, пылающим жаждой разрушения.

Узрев приближающееся уничтожение, Сланны собрали под своими знаменами величайшие армии, что когда-либо видел или будет видеть этот мир, дабы противостоять бедствию. Тысячи тысяч когорт воинов-завров вступали в схватку с пожирателями душ. Они были способны устоять перед свирепостью демонов и ответить на нее своей яростью. В цепи жутких битв, что заняли столетия и унесли многие миллионы жизней, полчищам завров удалось сдержать первый натиск и предотвратить разорение городов-храмов. Могущество воинства сланнов заключалось не только и не столько в ордах завров, сколько в грозной магии. Наследники Древних раскалывали землю, чтобы она проглатывала служителей богов, вздымали огромные волны, чтобы они поглощали их, и роняли с небес горящие камни, дабы они сокрушали врага. Некоторое время Сланны считали свою победу неизбежной, поскольку величайшие из них обладали волшебным искусством, превосходящим таланты самых одарённых пожирателей душ. Однако сила Хаоса прибывала в мир, и равновесие менялось.

Колебания энергий Хаоса нарастали, и сланны ощутили, как их собственные чары перестают подчиняться. Заклятья стали менее предсказуемыми, и крохотные неточности в их сотворении привели к гибели многих сотен Магов-Жрецов, их разумы оказались безнадёжно повреждены, или же их тела были разорваны неуправляемыми колдовскими потоками. Сланны слабели, а порождения бездны усиливались. Обезумевшая магия уничтожала Сланнов, но укрепляла демонические легионы. Мастера Перемен, Великие Демоны Тзинча, были созданы из такого рода чар, и могли преобразовывать их по своему капризу.

Хотя заклятья сланнов не столь давно определяло течение схватки, теперь превосходство в Высоком Искусстве перешло на сторону демонических полчищ. Это решило исход противостояния не в пользу Магов-Жрецов и их помощников. В отчаянии сланны отступили в свои города-храмы и возвели ряд волшебных преград, дабы хоть как-то сдержать наступление пожирателей душ.

Падение Шахутека

Для того, чтобы одержать победу, демонам необходимо было уничтожить города-храмы и разрушить охранные чары Сланнов. В соответствие с этим, узор боевых действий обвил своими петлями города Люстрии и Южноземелья. Какое-то время даже все неистовое бешенство пожирателей душ не могло одолеть магических барьеров, но порождения Тёмных богов не ведали усталости, снова и снова нападая на укрепления. Город-храм Ксахутек стал первой твердыней Сланнов, павшей под бесконечным натиском демонов. После дней наблюдения за тем, как его слуги бьются о внушительные охранные чары, Кайрос Судьбоплёт, величайший из Владык перемен, прозрел способ одолеть защиту. Во время разгара нового приступа коварный колдун сосредоточил свой магический дар и открыл проход прямо в самом сердце Ксахутека. Внимание Сланнов было приковано к врагам у ворот, и они не подозревали об угрозе, пока среди них не появилась трещина в реальности, из которой стали выпрыгивать стая за стаей рычащих терзающих гончих. Помощники были быстро перебиты, а волшебство Сланнов оказалось бессильно, чародейское пламя опадало, коснувшись зловещих бронзовых ошейников, что несли псы. Сланны и их свита пали под натиском когтей и клыков, не успев даже послать предупреждение в другие города.

Магическая защита Ксахутека рухнула со смертью Магов-Жрецов. Началось избиение. Не охраняемые чарами и не усиленные волшебством завры оказались обречены. Одна за другой пирамиды в джунглях сдались под волнами кровопускателей и демониц. Розовые ужасы окутали защитников колдовским пламенем, что испепеляло одних и преображало других в неописуемых тварей. Преграды пали, и завры бежали тысячами. Спасения не было. Фурии и крикуны пикировали с небес, разрывая добычу клыками и шипами.

К закату город превратился в забитые трупами развалины. Кровопускатели бродили по его украшенным иероглифами улицам, собирая черепа павших для своего повелителя, Кхорна. Демоницы мучали немногих уцелевших в священных храмовых покоях, просто для того, чтобы насладиться воплями своих жертв. На вершине великой пирамиды, среди тел Магов-Жрецов рыскал Кайрос Судьбоплёт, поглощая их чародейские талисманы, прежде чем обрушить все сооружение в буре демонического огня.

Закат Империи

Когда верхушка пирамиды Ксахутека упала в его залитые кровью проходы, то по всей Люстрии ослабли охранные чары. Кайрос Судьбоплёт вскоре повторил свой успех в городах-храмах Шуатль, Тланксла и Шотль.

Рок благоволил не только к Владыке перемен. При осаде Шхотля Маги-Жрецы сумели продержаться достаточно долго, чтобы послать телепатическое предупреждение собратьям в других поселениях, сообщая о хитрости демона, что позволило принять необходимые меры.

Это привело к тому, что по пришествию Кайроса к стенам Чаки ему не удалось использовать проверенную тактику, поскольку сланны значительно усилили свою охрану. И все же пало столь много городов, что это сказалось на способности к сопротивлению оставшихся. В Чаке защита была достаточно крепка, и смогла сдержать нечто столь крупное, как демон, но ее легко преодолели эпидемии Дедушки Нургла. Пока демоны бессильно нападали на магические бастионы, среди завров пустили корни Гниль Нургла, Кишкокрут, Красная Лихорадка и десяток прочих хворей. За неделю умерла треть защитников города. Сама Чака пала три дня спустя.

К этому времени держалась лишь горстка твердыней, охраняемых самыми могущественными Сланнами. Они сумели выжить, но великая Империя перестала существовать. Когда-то она царила на всех континентах и определяла судьбу тысяч и тысяч, но ярость порождений Хаоса привела её на грань уничтожения. Прочие расы ожидало схожее будущее.

Судьба гномов

На востоке, во многих тысячах лиг от Люстрии, другая орда пожирателей душ напала на гномов. Под управлением Великого Нечистого Ку’гата, демонессы и розовые ужасы атаковали наспех возведённые укрепления подземного народа. Гномы обороняли холмы и скалы со всей упорной стойкостью своей расы, но никогда раньше им не доводилось сражаться с подобным противников. Только благодаря тому, что их волшебство было связано с рунами, и, таким образом, избежало изменения, гномы оказались способны драться с пожирателями душ примерно на равных. Тем не менее, демоны были неутомимы и непреклонны.

Одна за другой подземные цитадели пали, стёртые из истории натиском порождений Хаоса. В северных горах тысячи кровотворцев непрекращающимся штурмом взяли Казад Клад, залив каменные проходы кровью его защитников. В нескольких лигах к юго-востоку двойной бастион Караг Гараз и Каз Брин удерживались против легионов Ку’гата целый месяц, пока Гниль Нургла не проникла в водоводы и источники. Стены Казад Кола раскололись от жара колдовского пламени. Обороняющие Карак Гронд поддались искушению золотом, предложенного Слаанешем. Они покинули укрепления и, очарованные, вышли под клешни осаждавших. Вскоре из главных городов остались только глубокие залы Караз-а-Карака, бессмертной Вечной Вершины.

Не дожидаясь пополнения своих сил после понесённых потерь, орды Ку’гата приступили к взятию Караз-а-Карака. Хотя его легионы сильно уменьшились в размере, Отец Чумы всё ещё располагал бесчисленной армией. Никто не противодействовал продвижению служителей богов вглубь Вечной Вершины, внешние врата оказались без охраны. Великий Нечистый решил, что его враги все же дрогнули, и ввел войска в туннели и залы с колоннами, что окружали сам город. Он не был готов к тому упрямству, что выкажут смертные. Заманив демонов к стенам своей подземной твердыни, гномы уничтожили собственные творения и обрушили на врага саму гору. Это не стало актом самопожертвования — истребление легионов Ку’гата не затронуло укрытых за стенами Караз-а-Карака. Здесь они жили ещё долгие годы, ожидая, пока внешний мир вновь будет безопасным.

Осквернение Ултуана

Гномы выдержали удар, но пришествие пожирателей душ во владения Азур стало концом золотого века эльфов. До этого момента дети Ултуана вели идиллическое существование, оберегаемые Сланнами от всемирного противостояния. Если бы защита не ослабла, у эльфов мог бы быть шанс устоять против вторжения демонов, но, по мере того как события развивались, Азур оказались жертвами собственного незнания, абсолютно неподготовленными к грядущим испытаниям. Когда вдоль берегов Ултуана стали открываться разрывы реальности, эльфы быстро осознали размер бедствия. Луки и копья годились только для охоты, а не для битвы. Только горстка Азур обладала чем-то, достойным названия доспехов, и даже эта малость была сделана для церемоний, а не для военных действий. В отличие от эльфов, Н’Кари, Хранитель Секретов и предводитель вторжения, обладал опытом жестоких сражений с армиями Сланнов.

Потребовалось два дня, чтобы создать хоть какое-то подобие обороны, но к этому моменту воинство порождений Хаоса глубоко проникло в леса Котика. Десять тысяч Азур, гордых, но плохо вооруженных, встретили пожирателей душ в сражении под пологом ветвей. Они были перебиты. От появления орущих демонов из лесного сумрака до последнего крика умерщвляемого эльфа все происходившее заняло не более часа. Столь небольшой промежуток времени потребовался служителям богов для истребления наспех собранного ополчения. Надо признать, что несокрушимая храбрость Азур намного превосходила их воинское умение. Хотя они кратно уступали в численности, ни один эльф не дрогнул, не бросил свое оружие и не побежал. Они сражались и молились своим богам, безуспешно взывая о помощи. Н’Кари, разочарованный отсутствием удовольствия от схватки с эльфами, разрешил своим демонам опустошать Ултуан по своему желанию.

Так началось всеобщее осквернение Ултуана. Под небесами, чёрными от крыльев визжащих фурий, свирепые стаи кровотворцев и терзающих гончих рыскали в поисках добычи среди развалин когда-то горделивых городов. Рассеянные и испуганные Азур прятались в пещерах и ущельях, пока порождения бездны портили все творения, коими эльфы когда-то восхищались. Кровожадные проносились вихрями разрушения по благословенному острову, убивая всех на своём пути. Хранители Секретов созывали дворы среди руин дворцов знати, обменивая души пленников на более ценные трофеи. Владыка перемен разоряли алебастровые башни эльфийских магов, жадно поглощая даже малейшие крохи волшебства. Протухшие Великие Нечистые ползли по королевствам Шрейс и Авелорн, наслаждаясь разложением, что корневая гниль принесла древним рощам. Смрад и отчаяние плотным маревом окутали Ултуан. Азур отступили в свои убежища. Н’Кари вдыхал мутный аромат безнадёжности — и веселился.

Гнев Короля-феникса

Несколько десятилетий эльфы бежали и скрывались, уцелев только там, где оборонительные сооружения оказались неподвластны неистовству демонов. Рок стал более благосклонен только в тот час, когда могущество эльфиских богов снизошло на Аэнариона, первого и величайшего из Королей-фениксов. Окрыленные новой надеждой, уцелевшие Азур быстро соединились под знамёнами Аэнариона и нанесли ответный удар. Н’Кари созывал свои полчища, рассеявшиеся по всему островному континенту. Отсрочка позволила эльфийскому полубогу организовать и вооружить могучую армию.

Лигу за лигой родной земли отвоёвывал Аэенарион у пожирателей душ. В конце концов, в ужасной битве среди развалин Эллириона Н’Кари и Король-феникс встретились лицом к лицу. Каждый чувствовал мощь противника, и никто из них не желал проигрывать из-за необдуманного нападения. Именно Аэнарион покончил с нерешительным ожиданием, бросившись вперёд и нанося удары демону без помышлений о собственной безопасности. Последовавший поединок оказался полностью предсказуемым. Н’Кари обладал силой Великого Демона и благословением Слаанеша, но Аэнарион нёс в себе могущество бога. Сосредоточив свой гнев, Король-феникс страшным ударом рассек врага почти надвое. Смертельно раненый Н’Кари испустил леденящий душу вопль, что был слышен по всему Ултуану, и эльфы поверили в своё спасение.

После гибели Н’Кари полчища порождений бездны быстро развеялись под гневными атаками Короля-феникса. Менее чем за год уцелевшие слуги Темных Богов были выбиты с берегов Ултуана, и краткий мир воцарился в эльфийских королевствах. Но, ещё до того, как Азур смогли исцелить свои раны, демоны вернулись, притянутые сиянием Аэнариона, чья божественная сила стала неотразимой приманкой для магических созданий. Война вновь захлестнула островной континент и Азур вновь умирали в бою.

В присутствии Аэнариона эльфы упорно сражались, но даже Король-феникс мог участвовать лишь в одном бою единовременно, а тени Хаоса были повсюду. Азур, закалённые в горниле многих схваток, более не были неопытными новичками, но все же не могли устоять перед свежим вторжением. Волна за волной пожирателей душ обрушивались на укрепления эльфов. Уступающие в численности, силе и маневренности, дети Ултуана были обречены на поражение. Последние дни Азур уже, как казалось, приближались, но оставался еще один шанс. Каледор, искуснейший из эльфийских магов, замыслил создать магическую воронку, что обратит вспять потоки энергии от рухнувших полярных врат и отрежет демонов от мира материи. Ултуан пылал, а Каледор отправился на Остров Мёртвых и приступил к воплощению своего плана.

Великий Ритуал

Каледор приступил к сотворению своего заклятья, иКайрос Судьбоплёт сразу осознал его значимость. Без промедления Мастер Перемен повёл свои легионы от развалин Ластрии к Острову Мертвых, но не сумел преодолеть волшебную защиту, выставленную эльфийским магом. Началось создание Воронки, моря потемнели и небеса забурлили. Все больше и больше пожирателей душ устремлялось к острову, откликнувшись на призыв Кайроса. Колдовская мощь нарастала, и чары Каледора стали поддаваться. В то же время, пока магия слабела, на самих служителей богов напали воины Аэнариона.

Началось сражение, определившие судьбы мира. Кровожадные рубили благородных драконов и сбивали их на землю. Порождения Тзинча испепеляли эльфов чародейским пламенем. Хвори Нургла выпивали силу у целых отрядов, а демоницы и выкормыши Слаанеша беспорядочно убивали, проносясь через шеренги Азур.

И, когда все прочие пали, пожирателям душ противостоял один Аэнарион. Он дрался как одержимый, бешено рубя всех на своем пути. Только появление Великих Демонов всей Темной Четверки определило его судьбу. Смертельно раненый Король-феникс все же продержался достаточно долго, и ритуал Каледора завершился успехом. Остров Мертвых исчез в бушующем урагане колдовской энергии. Огромные приливные волны пронеслись по Внутреннему Морю, поглощая все и вся. Великая Воронка начала снова вытягивать магию из реального мира, и демоны повсюду втягивались во Владения Хаоса. Для эльфов вкус победы был и сладок, и горек. Каледор и его последователи оказались заперты внутри Воронки, обреченные вечность существовать внутри своих последних секунд, а сам Аэнарион исчез. Все это окупило драгоценнейшее приобретение — спасение всего мироздания — хотя бы на время.

Но все же одним ударом порождения Хаоса сломили Империю Сланнов и опустошили владения гномов и эльфов. Уже никогда не появятся герои, подобные Аэнариону. Демонов нельзя уничтожить — лишь изгнать, и вскоре они возвращаются. Пожиратели душ ждут и готовятся к новой возможности ворваться в мир смертных и закончить начатое.

Окончательный триумф Богов Хаоса теперь является только вопросом времени.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики