ФЭНДОМ



Различные мнения о драконах

Мнение общества

"Досель не видал ни одного, хотя и слыхал о таких. Дедуля мой клянётся, шо как-то раз видал одного середь ночи. Г'рит, был он больше амбара Якова, а глаза так и горят - шо твои два костра. Тварина эта вниз с неба слетела и заглотала корову як плюшку, ей-ей. Или как кружку залпом выпила - эт так дедуля говорит. Он в этом деле понимает".
Гебхард, крестьянин.

"Извинений прошу за косноязычность, но я лишь старый солдат; вам нужен будет поэт, чтобы послушать о красоте драконов. Никогда бы не подумал, что буду сражаться на одной стороне с огненными змиями, но судьба наёмника и не туда ещё заводила. Так уж вышло, что оказался я в армии Принца Ремаса, и на нашей стороне был Эльфийский Лорд Асарнил со своим ездовым драконом Смертоклыком. Насчёт этого дурацкого имени - Смертоклык - Асарнил сказал, что это грубый перевод с эльфийского. Может оно и так, но имечко вышло ему под стать. Хотя сказать что-то о его клыках или когтях я не берусь, так как со счёта сбился, пока считал врагов, сожжённых или бежавших от пламени дракона, пока он кружил над полем битвы. Он был больше дома и прочнее крепости. Один раз я заметил, как пушечное ядро просто скользнуло по его шкуре. Но вот что меня действительно потрясло, так это его чувство юмора! Мы бились с зеленокожими в чёрно-жёлтых одеждах, звавших себя "ночными гоблинами", когда из их рядов вышвырнули какого-то безумного парня, вращающего шар на цепи. Он едва не добежал до нас, когда Смертоклык сграбастал мелкого вопящего недоростка за загривок и швырнул его назад в строй противника. Он устроил там такой переполох, что гоблины разбежались кто куда. Клянусь, я слышал с неба что-то вроде "хруфф-хруфф" и понял, что зрелище рассмешило Смертоклыка. Так же подумали и гоблины. Насмешки дракона совсем сломили их дух, и все они ретировались в свои пещеры".
Сержант Ухлер Карробург, пёс войны.

"Бесчестные твари, полные предательства и злобы. За все их грабежи они прославились не иначе, как ворами, да по-другому их и не назовёшь. Они не умеют ничего создавать, и поэтому всё разрушают, сжигают деревни и разоряют наши чертоги. Они всегда ждут, пока мы дадим слабину, когда нам досаждают мерзкие грязные крысолюди. Только тогда они прилетают и нападают со спины. Громриловый доспех может поспорить с дыханием дракона, и ни один гном не боится огня, но даже сынам Грунгни всё ещё нужен воздух, чтобы дышать. Драконы знают это и пытаются загнать нас в подземные залы и наполнить их пламенем. Ни одна Книга Обид не обходится без записей о драконах, а во многих есть целые главы, посвященные этим презренным тварям".
Ка́рга Феннасдоттир, гном-торговец.

"Из всех титулов, к которым может стремиться храбрый сердцем, нет столь же почётного среди всех рас Старого Света, или столь же редкого, как "убийца драконов", и тому есть причина. Убить дракона почти что невозможно: стальные шкуры их не пробьёт и самое могучее оружие. Сам Сигмар, владевший Гхал-Маразом, лишь рану нанёс Великому Змию Абраксасу. Если же герой сподобится нанести смертельный удар с земли, ему придётся столкнуться с яростью умирающего дракона, так как все эти твари стараются забрать своего погубителя с собой в царство Морра".
Аксель Виссенбург, странствующий менестрель.

"Наши братья с истоков времён, чистейшие и справедливейшие проявления жизненной силы этого мира. Когда в небесах появляются их благородные очертания, и они устраивают свои брачные танцы в тёплых потоках воздуха над горами, глаз радуется этому восхитительному зрелищу. Они живут у подножия Ваула и своим горячим дыханием раскаляют его кузни. Когда мы ведём войну с силами Хаоса, они везут на своих спинах величайших наших героев, первыми встречают врага и последними покидают поля сражений. Теперь их стало меньше, как и всех нас, и их песня затухает в воспоминаниях. Думаю, когда они окончательно погибнут, придёт конец и нам, и, возможно, так оно и должно быть".
Сизаброн, Драконий Князь Каледора.

"Это было громаднейшее из живых существ, которых мне доводилось встречать, а путешествовал я в таких местах, о которых большинство мужчин могут только мечтать. Всё оно было покрыто мускулами и чешуёй; но при всей его массивности, я не заметил ни капельки жира. Оно двигалось со смертельной грацией, и даже когда храбрая финальная атака Варека глубоко ранила его, оно без остановки скользило по полу пещеры гладкими волнообразными движениями. Его кожистые крылья были сложены за спиной, поскольку в пещере было слишком тесно, хотя он и расправил их при нашем появлении. Его когти длиннее человеческого роста, а меньший из зубов длиной с предплечье. Хвост его был грозным оружием из плоти и зазубренных костей. Я мог различить запах варп-камня в его дыхании, которым провоняло всё его логово. Его глаза светились бешенством и ненавистью. Все мои инстинкты умоляли меня бежать оттуда сломя голову. Если бы я не пережил однажды встречу с Великим Демоном Хаоса, я поклялся бы Сигмаром, что это было самое ужасное существо, с которым мне довелось сражаться. Но дракон, несомненно, первый претендент на второе место."
Феликс Ягер, из "Мои путешествия с Готреком, т. III" (Печатня Альтдорфа, 2505).

Мнение учёных

В то время как драконьи зубы и когти гигантских размеров хорошо нам известны, их огненное дыхание вызывает живейший интерес. Они способны с одинаковой лёгкостью сравнять с землёй деревню и превратить в пепел с головы до ног одетого в броню рыцаря, благодаря своему дыханию, над происхождением которого ломают головы многие учёные.

"Похоже, они способны зажигать сам воздух вокруг себя, что приводит нас к предположению, что их дыхание, фактически, имеет волшебное происхождение. Такие выводы, несомненно, находят подтверждение в том факте, что ни в одном рассказе не говорится, будто бы у дракона "заканчивался" огонь. Если бы в их теле имелся внутренний орган, отвечающий за производство некоего рода топлива, предположительно, их пламя имело бы конечный объём. Мне не известно ни об одном природном источнике жара, способном плавить камень так же, как дыхание дракона. Также я слышал истории о драконах, которых коснулся Хаос, после чего их дыхание каким-то образом исказилось и стало источать смрад Варп-камня. Должен признать, что я не уверен, каким доказательствам природного или магического происхождения драконьего огня стоит верить, однако все они любопытны и заслуживают внимания. Почему это столь важно? Я скажу вам, почему. Если вам когда-либо доведётся столкнуться лицом к лицу с драконом на поле боя, и его дыхание будет иметь волшебное происхождение, вы сможете попытаться разрушить его, как сделали бы в случае с любым другим вражеским колдовством. Над этим стоит задуматься, не так ли?"
Апонимоуз Рон, Мастер-волшебник из Колледжа Света.

Независимо от того, является ли это побочным эффектом их дыхания или же непомерных аппетитов, прилегающие к логову дракона земли обычно становятся заброшенными пустошами, лишёнными всякой жизни за исключением самых живучих растений. Ни звука не слышно в таких местах, поскольку все птицы и животные спаслись бегством, оставив бывшие леса и поля пустыми и безмолвными. Те, кто отважился искать встречи с драконами Старого Света, обычно имеют на то веские причины: это или гномы Убийцы, ищущие благородной смерти, или неразумные охотники за сокровищами, теплящие надежду поживиться из великих запасов драгоценностей, которыми, по их мнению, должен обладать каждый дракон.

"Драконы копят богатства, чтобы привлечь партнёра. Чем выше гора сокровищ, тем выше шансы дракона привлечь партнёра для продолжения рода. Огромные сокровищницы драконы обычно получают грубой силой либо зарабатывают. Именно, я сказал "зарабатывают". Многие драконы обрели богатство, забрав его у людей с помощью своей невероятной силы - это так. Но верно и то, что драконы некогда были нашими друзьями и союзниками. Они помогали нам вырезать в горах кое-какие подземные залы, а также помогали Рунным Кузнецам ковать Мастер-Руны, а в замен мы создавали драгоценности невиданной красоты, угождая их вкусам. Вы, наверное, слышали, что мы, гномы, потеряли знания о том, как ковать самые могучие руны древности? Вздор. Когда это гномы забывали нечто важное? О нет, мы всё ещё знаем, как это делается, но некоторые из величайших рун требуют драконьего огня, чтобы выковать их в громриле, а после стольких предательств, от которых мы пострадали, мы больше не можем доверять драконам".
Ультер Харгинссон, гном-Хранитель Знаний.

Драконы считаются расой с высокой выживаемостью, приспосабливающейся со временем к среде обитания. В историях говорится о лесных драконах с тонкими извилистыми телами, позволяющими им с проворством двигаться среди плотных зарослей и деревьев, а чешуя их по цвету сливается с листвой. Драконы с Холодной Земли сильно отличаются от своих обычных родичей: их дыхание потеряло весь огонь, превратившись в разъедающие облака пара, снимающие плоть с костей. Но больше всего изменились, конечно, те драконы, что подверглись влиянию Хаоса.

"Все двухголовые драконы Хаоса являются потомками Галрауха, хотя не каждый дракон, подвергшийся влиянию Хаоса, из его рода. Награда Хаоса велика, так почему бы дракону не впасть в искушение так же, как человеку? Драконы, выбравшие тьму, - злобные, но умные твари, наслаждающиеся чужими страданиями. Так вышло, что они - мои союзники, однако я всегда доверял им меньше, чем кому либо, потому что вижу всё по их глазам. Но то, что я вижу, признаюсь, восхищает".
Доктор Атрен Аболас, поборник Хаоса.

Есть и другой вид драконов, о котором даже самые храбрые мужчины предпочитают говорить шёпотом: нежить. В стародавние времена, когда дракон уставал и пресыщался жизнью, он улетал далеко за Краесветные Горы в пустыню на юге, известную как Равнина Костей. Там он ложился среди останков своих предков и позволял себе умереть. Когда Великий Некромант Нагаш сотворил свой ужасный Ритуал Пробуждения, подобие жизни вползло в кости драконов и они расправили разорванные крылья в поисках новых жертв. Когда Нагаш был повержен, жизнь вновь покинула драконов, но некоторые заклинания, сотворённые однажды, нельзя так легко разрушить. Некроманты и вампиры, обладающие знаниями и силой воли, всё ещё могут приказать мёртвому дракону восстать и подчиниться их воле.

"Думаю, в мире, в котором больше не узнаёшь нового, осталось лишь несколько удовольствий, на достижение которых стоит тратить силы. Должен признать, я испытал великий трепет, когда впервые подчинил Агорака Молчаливого своей воле. Но как бы восхитительно это ни было, всё тускнеет перед удовольствием, испытанным мною, когда я, наконец, обрёл возможность повергнуть своих врагов с его силой. Ничто не вселяет в сердца людей такой страх, как дракон. И ещё лучше, если он - нежить".
Константин фон Карштайн, граф-вампир.

За тысячи лет лишь несколько драконов проявляли активность по всему миру единовременно. В Старом Свете лишь два или три из них пробуждались в одно и то же время, и обычно они предпочитали держаться ближе к своим логовам. Однако ветер шепчет, что сейчас мы живём лишь в Дни Сумерек, и что одно предсказание из дремучих веков гласит: все спящие пробудятся в последней битве с Хаосом.

"Я шёл по Залам Мечтаний и чувствовал изменения в ветре. В ритме их сонного дыхания я увидел предзнаменования. Минайтнир сказал мне, что он тоже чувствует близящиеся перемены в их дыхании. В моей душе зародились одновременно надежда и страх. Надежда, что мои драконьи братья и сёстры сбросят оковы великого сна, чтобы вновь возродиться, и тогда все Лорды Каледора полетят в битву на спинах драконов, как в старь. И страх, что, если мы это сделаем, то это будет наш последний полёт"
Имрик, Драконий Принц Каледора.

Сами о себе

"Когда Старейшие впервые сотворили свои Врата из субстанции звёзд, я был здесь и помогал им в их труде. Веками я наблюдал расцветы и падения вас, младших рас и ваших цивилизаций. Все эти годы я убивал рыцарей и разорял города, сжигал посевы и обращал в бегство армии. Я могу рассказать вам о мире, который вы забыли, и ещё больше того, о чём вы даже не знали, но думаю, что не стану. Вы и вам подобные годитесь, самое большее, лишь развлекать меня да порой украшать своими изящными безделушками моё логово. Для чего ещё вы нужны?"
Бринрейрдих по прозванию Рычащая Гроза, Древний Змий.

"Ваши жизни для нас как искры в костре, хотя кое-кто из вас танцует во тьме с такой грацией, что это нельзя не заметить. Я наблюдал за чудесами наковален гномов, искусством эльфов и даже храбростью людей. Подозреваю, что моё восхищение вами взаимно. Я видел это по гербам на щитах ваших могущественных воинов и на ваших развевающихся знамёнах. Думаю, когда мой народ уйдёт, вы потеряете нас"
Тинайраз Ветер, дракон.

Смотрите также

Драконы.