Фэндом


"…Земли, что отделены от нас Краесветными горами и бескрайними просторами равнин населяет народ хунгов и их дикость с трудом поддаётся осмыслению. В самом юном возрасте щёки их детей уродуют глубокими порезами, так что когда в должное время их лица должны покрыть волосы, сетка шрамов не дает им прорасти, придавая хунгам сходство с безбородыми евнухами. Они обладают приземистыми телами, крепкими конечностями и мощными шеями и столь неправдоподобно уродливы и нескладны, что их легко принять за двуногих животных или уподобить грубо высеченным гаргульям, наподобие тех которыми невежественные ремесленники оскверняют наши храмы. У них нет своей земли, нет дома, нет закона и склонности к оседлой жизни и всюду они кочуют, не имея крыши над головой, кроме полотна их кибитки. Днем на них едут их жены, ткут их грубую одежду и ожидают своих мужей, чтобы ночами те преклонили там свои головы и дали жизнь своему не ведающему любви потомству…"
Выдержка из «Народов мира», труда бретоннского придворного учёного Жиля де Рамбо.

Вдалеке от земель Старого Света обитают мародёры называемые хунги, народ столь многочисленный что они добрались до всех материков этого мира и столь свирепый, что одно их имя держит в страхе целые королевства людей и иных созданий.

За равнинами курган начинаются непосредственные земли хунгов. На западе они смешиваются с обитающими там курганами, а путь на юг, в Катай, преграждает великая пустыня, что надёжно прикрывают почти всю границу. Миновав Пустоши Хаоса, племена минуют узкий перешеек, что связывает восточные окраины с Новым Светом. После они кочуют через Разбитую землю, земли запустения, границы которых стерегут башни отступников из Ултуана. Хунги кочевой народ и границы между племенами нельзя установить росчерком пера по карте. Подобно тому, как отдельные хунги отдает свою верность самому сильному племени, вместо глупой преданности странствующих в далёких краях родичам, целые племена не видят ничего зазорного в том, чтобы объединится в союз или напротив, обособится или переметнутся на другую сторону, как только ветер переменится. Изменчивая верность столь естественна для хунгов, что и к клятвам и договорам с другими народами они относятся столь же свободно. Они не видят никакого бесчестья в том чтобы разорвать заключённые соглашения или, скажем, перебить на переговорах представителей противной стороны. Потому всюду они известны как люди лукавые, лживые и коварные. Слово «хунга» значит для катайца пустые обещания.

Хунги проводят жизнь в седле. Единственное сооружение которое они признают — кибитка из шерсти, которую они возят с собой и из которых при необходимости разбивают лагерь. Впрочем, неясные сказания упоминают целые города хунгов, укрытые где-то в Степях или в горах на севере.

Эти места вполне могут быть средоточием их культуры и стеречь баснословные богатства, что хунги награбили за долгие века. Не один искатель приключений из Катая и Империи отправился на поиски этих тайных городов. Назад не вернулся ни один. Я же склонен считать все истории о великих городах хунгов достойными только осмеяния. Хунги слишком высоко ценят собственную независимость и кочевую жизнь, которая, как они полагают дают им право властвовать над оседлыми народами. Если подобные истории и имеют под собой некую основу (что, повторяюсь, весьма сомнительно), то они основываются на пышных стоянках их самых крупных племён. Кричащая роскошь шёлка, золота, дивных ковров и украшений, небрежно сваленных в кучу трофеев очередного набега действительно способна вызвать ассоциации с движущимися дворцами.

Но несмотря на заимствованный налёт цивилизованности им не знакомы плоды истинного знания. Для них непреодолимой задачей становится даже выстроить мост через реку и они предпочитают навьючить свою добро на лошадей и переправляться вплавь держась за лошадиные хвосты.

Они так и остаются охотниками-собирателями, подобно нашим далёким предкам. Охота составляет большую часть их жизни. Она обеспечивает их едой, средствами к существованию и является своего рода военной игрой. Служение богам для них — высшее проявление охоты, когда герои или величайшие воины уходят далеко в горы или в пустынные холмы и там насмерть сражаются со свирепыми чудовищами и кровожадными порождениями Хаоса. Столь же распространены среди них и выведенные для охоты животные, а их гончие столь свирепы и кровожадны что сопровождают своих хозяев даже в битву, а некоторые племена натаскивают для сражений хищных птиц вроде орлов и соколов.

Их лошади, а скорее их пони — низкорослые и крепкие с густой шерстью которая позволяет им выжить в суровые зимы в пустошах. Несмотря на скромные размеры они способны преодолевать большие расстояния, как уверяют люди знающие — до сотни лиг (~483 км -прим. перев.) в три дня. Пони пасутся прямо по дороге, отыскивая под снегом траву и мох. Хунги известны тем что кормят своих пони свежим мясом, дабы разжечь в них боевой дух и привить свирепый и злобный норов, под стать седокам.

Сами хунги не слишком разборчивы в отношении еды. В изобильные времена они питаются дичью и рыбой, но в дни нужды без колебаний роют землю в поисках съедобных корений или ловят крыс и других грызунов ради мяса. Если верить рассказам, в иные времена они ели даже вшей, послед ожеребившейся кобылы, человечью плоть и запивали кровью собственных жеребцов, когда иные источники существования оказывались исчерпаны.

Их противоестественные обычаи таковы, что живя в грязи и нечистоте они отказываются омывать свои тела, чистить свою одежду и зарывать в землю свои отходы, ибо верят что этим вызовут гнев своих богов. Как мужчины, так и женщины наносят себе увечья дабы придать себе страшный или, как они полагают, прелестный облик.

Сама Степь едва ли намного гостеприимнее пустыни, с которой она граничит. Зимой её сковывает холод, а летом она жарится на солнце и вне зависимости от сезона, она как и горы открыта ветрам столь сильным, что по свидетельствам очевидцев способы выбить всадника из седла. Круглый год эти неплодородные земли терзают бури, как будто боги дали волю своей безжалостности на этом опустошённом участке суши. Кажется что проклятие лежит на этой земле и на всех, кого она вскормила.

Подобно всем прочим племенам природа что окружала хунгов определила их представление о своих нечистых богах. Вместо того чтобы приписывать им звериные тотемы или выдумывать некий облик, их скудная земля внушили им примитивное поклонение стихиям. Так, они почитают Бога Крови и Войны через грозные молнии и огонь, а Повелителя Разложения — в чёрной сырой земле. Хотя они не знают святилищ и храмов, они тем не менее воздвигают монолиты в честь мёртвых и взывают к ним о помощи, поклоняясь нечестивым изображениям. Эти изображения они хранят в своих кибитках и отправляют свою простую службу прямо во время еды, кидая к ним излишки мяса и бульона в странном ритуале дароприношения.

Жрецы и шаманы занимают среди них особое положение. Считается что они способны общаться напрямую с богами и открывать их волю племенным вождям, а также нисходить в мир мёртвых, жизнь в котором по убеждению хунгов очень похожа на земную.

Все хунги свято верят в то что они были посланы покорить этот мир для своих тёмных повелителей и они бьются веря в то, что победа и господство предназначены им правом рождения.

Источники

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики