ФЭНДОМ


Эгримм ван Хорстманн некогда был Великим Магистром
Evh1

Эгримм ван Хорстманн верхом на драконе Хаоса.

Светлого Ордена в Альтдорфе, провозглашённым своими собратьями самым одаренным волшебником своего ордена. Однако его судьба была предрешена с того момента, как он посвятил себя Изменяющему Пути, искусному богу Хаоса Тзинчу. Когда эта его тайна была раскрыта почтенным Великим Теогонистом Фолькмаром, ван Хорстманн бежал из Империи, унесённый в северные Пустоши Хаоса древним двуглавым драконом Хаоса. За последующие годы ван Хорстманн собрал множество последователей и учеников, и теперь ему подчиняется самый могущественный из когда-либо существовавших культов Тзинча — зловещий Кабал. Символом Кабала является всевидящее око Тзинча на открытой ладони. Знамя культа несёт этот знак, и предметом их гордости является то, что это знамя никогда не было захвачено. Говорят, что тот, кто заглянет в этот немигающий глаз, мгновенно постареет и вскоре совсем исчезнет с лица земли.

Несмотря на то, что Кабал начал своё существование спустя долгое время после появления как Красного Престола, так и Пурпурной Длани, он, благодаря невероятной силе его магов и тёмному гению его повелителя, стал самым устрашающим и влиятельным культом Тзинча. Однако, называть Кабал культом, пожалуй, будет неправильно, поскольку практически все до единого его последователи — могущественные колдуны и демонологи, у которых нет ложных представлений или слепых верований, присущих у многих других культистов.

Порой поговаривают, что, благодаря их совершенным махинациям и обманчивым методам, Кабал держит под контролем и Красный Престол, и Пурпурную Длань (не говоря уже о тысячах других культов по всему свету). Чтобы дать более ясную картину, как истории, так и самой сути Кабала, следующую часть этого расследования я передаю словам магистра-патриарха Верспрасиана Канта из Светлого Колледжа, поскольку он наиболее квалифицирован в этих вопросах.

Изменник ван Хорстманн, или Исследование таинственных Серебряных Башен и магов, управляющих ими

«Где-то в районе Воющих Холмов стоят Серебряные Башни этого наиболее презираемого из магических ковентов - Кабала Эгримма ван Хорстманна. Множество раз я и мои братья пытались найти и уничтожить эти Башни, и, что более важно, колдунов населяющих их. Каждое из таких рискованных мероприятий оканчивалось неудачей. Серебряные Башни окружены столь неуловимыми, но могущественными чарами, что я до сих пор не могу преодолеть это препятствие. Таким образом, эти Башни не удаётся обнаружить до сих пор. Их нельзя увидеть в дневные часы, а на всём протяжении ночи, когда они полностью видимы и более уязвимы, они изменяются и перемещаются с одного места на другое, беспорядочно исчезая и появляясь вновь. Даже человек, не понимающий всю сложность изгибания ветров магии посредством его воли должен осознать, какое понимание тонкостей нашего искусства требуется, чтобы поддерживать чары, подобные этим. И это лишь намёк на ужасающую силу и мастерство обитателей Башен.

В этих Башнях обитают одни из самых устрашающих колдунов, когда-либо ступавших на земли людей, при этом каждый из них — чемпион, отмеченный богом-демоном Тзинчем. Я не знаю ни одного магистра из наших Колледжей Магии, который не захотел бы узнать и помешать всему тому, что бы ни замышляли и творили колдуны Кабала в своих Башнях. Мы знаем точно, что они постоянно изучают и практикуют свои нечестивые искусства (почти в той же форме, что и наши послушники из Имперских Колледжей практикуют свою благотворную магию), помимо этого, мы знаем, что Кабал прозревает грядущее, стремясь определить тот момент, когда Буря Хаоса вновь поднимется на севере, чтобы они смогли в нужный момент добавить свою существенную мощь в помощь целям того, кто сумеет объединить силы Хаоса.

Несмотря на то, что у моего ордена имеются агенты и шпионы, наблюдающие за всеми дорогами на множество лиг вокруг Воющих Холмов, мы до сих пор не сумели поймать ни одного служителя или посланника идущего из или в тайное убежище Кабала. В самом деле, я убеждён, что Кабал не помещает ничего из своих планов на бумагу, или даже на слова, таким образом, они скрывают их нечистые планы от бдящих глаз Колледжей Магии и Храмовников Зигмара. У меня также есть все основания полагать, что Кабал общается с помощью тайных средств, возможно используя какие-то талисманы или даже передавая свои мысли напрямую в разум другого человека. Думаю, вскоре я смогу выяснить это более точно.

Неоспоримым повелителем Кабала является Эгримм ван Хорстманн. Ван Хорстманн наиболее мерзкий из немногих известных изменников Имперских Колледжей, но также он — величайший позор моего ордена, так как когда-то он числился среди светлейших и могущественнейших его магистров. Хорстманн был последним занимавшим пост Патриарха Светлого Колледжа до меня, и да сгорят его глаза!

В своё время Хорстманн был провозглашён самым юным и талантливым магистром, который когда-либо руководил имперскими Колледжами Магии. И даже когда он пал на колени чтобы провозгласить свою верность императору и целям нашего Ордена, никто из нас и не догадывался, что его верность и душа уже давно принадлежат другому, гораздо более зловещему повелителю.

Как послушник восьмого круга нашего Ордена Хорстманн служил под моим началом, а также моего уважаемого коллеги, Мастера Певчего Элриссэ, Спасителя Апесто, который научил его многим из наших древних секретов. Однако всё то время, что Хорстманн служил нам, он молился Богам Хаоса для получения силы и знаний, чтобы превзойти самого себя. Не удивительно, что его возвышение в наших рядах было столь стремительным. Днём он изучал белую магию Хиш, а ночью постигал древние манускрипты, посвящённые порочным знаниям колдовства, которые мой орден запер в своих библиотеках. Демоны Тзинча, без сомнения, шептали свои извечные секреты спящему разуму Хорстманна и его силы значительно увеличивались.

В течение трёх лет наш нечестивый патриарх творил свои злые дела. Семена порчи были посеяны в сердцах многих верных послушников, и меня печалит тот факт, что я потерял столь многих моих соратников из-за тени, что он напустил на нас. Таково было его умение, с которым он управлял своей тёмной магией, что Хорстманн сумел медленно изменить многие наши ритуалы, направляя их благотворную силу на свои нечестивые цели. Но самым возмутительным было то, что Хорстманн на самом деле использовал энергии, которые мы призывали, чтобы работать вдали от нас, в хранилищах под Пирамидой Света — хранилищах, которые оставались запечатанными с тех пор, как основатель Колледжей Магии, сам Теклис Ултуанский, создал их как темницы для самых ужасающих созданий и артефактов, захваченных во времена последнего Великого вторжения Хаоса, и которые невозможно было уничтожить. Одну за другой Хорстманн разрушал магические печати хранилищ, дабы раскрыть запретные знания, которые они содержали в себе. Невозможно подсчитать весь тот вред, который был причинён, или все те ужасы, которые были выпущены на свободу Хорстманном перед тем, как его злая сущность была раскрыта Храмовниками Зигмара и Великим Теогонистом Фолькмаром фон Хинденштерном.

Обнаружение падения Хорстманна — история длинная и омерзительная сама по себе. Достаточно будет сказать, что всё окончилось плохо. Перед тем, как он и его разрозненные послушники бежали от единого гнева Фолькмара, охотников на ведьм, и тех членов нашего Ордена, кто остался верен его искренним идеалам, Хорстманну удалось освободить первого из драконов Хаоса, Галрауха, из его вечной темницы под Пирамидой Света. На этом крылатом двухголовом создании Хорстманн взмыл в небеса и бежал в Пустоши Хаоса.

Надежную информацию о Хорстманне после этого момента найти крайне трудно. Мы знаем, что он не сумел удержать контроль над Галраухом как только они достигли Пустошей Хаоса. Даже силы Хорстманна имеют свои пределы, однако, несмотря на то, что Галрауху удалось освободиться из хватки Хорстманна, маг сумел подчинить себе одного из отпрысков этого великого дракона. Теперь, когда война заставляет Хорстманна выходить из своей башни, он всегда идёт в битву, оседлав дракона Хаоса Баудроса, чьё имя упоминается в сотне сказаний Бретонии.

Также нам известно, что Хорстманн и его развращённые послушники создали Кабал — самый мерзкий из всех культов посвящённых Тзинчу. Колдуны Кабала склоняются лишь перед Хорстманном, поскольку он самый могущественный из них. Большинство воинов, которые защищают Кабал — добровольные рабы Хорстманна и его послушников, невежды, отчаявшиеся получить шанс выучить хотя бы часть искусства своих повелителей.

Как некоторые находят Серебряные Башни, чтобы присоединиться к Кабалу, остаётся тайной. Хотя мы знаем, что как только такой воин или колдун бывает принят в Кабал, он должен принести магические клятвы верности Хорстманну и, конечно же, его тёмному повелителю — Тзинчу. Как только посвящённый будет отмечен руной Тзинча, он никогда не сможет восстать против воли своих повелителей — под страхом стать одним из безмозглых отродий Хаоса.

Воители Кабала лишь немногим менее отвратительнее своих повелителей-колдунов. Я видел их марширующими на войну в их древних доспехах, покрытых многочисленными лентами и оберегами. Большинство их оружия также было магическим, без сомнения зачарованным самими повелителями Кабала. В битве эти клинки испускали зловещее сияние, которое было столь же завораживающим, сколь и опасным.

Я должен признать, что Кабал, когда сталкиваешься с ними, — это ужасающие противники, даже для такого как я. Помимо потрясающей искусности его колдунов и чемпионов, воинство Кабала действует как потрясающе слаженное единое целое, направляемое зловещим гением своих повелителей. Как и у всех воинствующих прислужников Тзинча, военные планы генералов Кабала невероятно сложны и подчас дже кажутся противоречащими самим себе, но несмотря ни на что, Кабал нечасто проигрывает битвы. В те несколько раз, что я встречал воинства Кабала в бою, мне казалось, что я — актёр на театральных подмостках, играющий ту роль, что была мне предопределена. В конце концов, мне удалось избавиться от этого чувства, но всё равно мне казалось, что я продолжаю сражаться, скованный невидимыми оковами. Менее опытный магистр в таком случае мог бы с лёгкостью проиграть подобное сражение.

Послушники Хорстманна повсюду, и говорят, что две трети из всех культов Хаоса в Империи были либо созданы его шпионами и контролируемы Кабалом с помощью неуловимых обходных путей, либо же действительно присягают ему на верность. Подобное интриганство без сомнения неизмеримо ублажает Тзинча, и он значительно вознаграждает Хорстманна, делая его своим самым любимым прислужником.

Достаточно будет сказать, что Хорстманн хочет заставить Колледжи Магии служить ему, и развратить всех имперских магистров Империи поклонением своему повелителю. Поступая так, Хорстманн надеется привлечь око своего господина и быть награждённым даром демоничества.

Однако долгий поиск его может оказаться бесплодным…»

Галерея

Источники

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики